Страна Russia. Ода трактору, или Один день из жизни русской деревни

  • 26 апреля 2016
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Pierre and Tatiana Dulout
Image caption В деревне Максимово

Татьяна Дюлу: Недавно мы ездили в нашу деревню Русобино, что в Тверской области. И дом проведать после зимы, и убраться в нем и вокруг него, но главное — нам должны были привезти из мебельного магазина кровати для девочек.

Заказали мы их в конце прошлого лета, но в наличии они появились только в самом начале зимы. Приехать и получить кровати мы уже не смогли: последние два километра до нашей деревни дорога лежит через поле, и, как только выпадает снег, проехать туда нельзя. В магазине обещали подождать до весны.

И вот мы приехали. На Ниве проскочили по полю на второй скорости, стараясь не тормозить на ухабах — дорога вроде и подсохла, но несколько неприятных мест все же есть: накануне были дожди.

Открыли дом, протопили печку. Я позвонила в магазин и сказала, что мы на месте. В магазине пообещали привезти кровати "завтра с утречка".

Пьер Дюлу: Доставку мы прождали до полудня, но она не появилась. Конечно, утро у всех свое, но когда и в час дня никто не приехал, я предположил, что можно уже не ждать.

Вообще, я давно заметил, что в этих краях люди немного своеобразно понимают значение слова "договорились". То есть ты никогда не знаешь, договорился ты о чем-то на самом деле или нет, случится то, что тебе пообещали и на что ты рассчитываешь, или нужно искать запасной вариант.

С досады мы вышли из дома и побрели в сторону поля — ну так, прогуляться. Дойдя до края деревни, увидели вдалеке грузовик. Он стоял, накренившись, рядом угадывались два силуэта.

Мы подошли. Грузовик мебельного магазина прочно засел в грязи, ребята вот уже третий час пытались вытащить его подручными средствами. Вокруг — бескрайнее поле, телефон не ловит.

Я уже не в первый раз поразился изобретательности русского человека. Под задними колесами была сооружена сложная многоуровневая конструкция: в самой жиже лежала охапка прошлогодней травы, на ней прутья, дальше - два кирпича, на них несколько коротких досок. На досках стоял домкрат размером с небольшой термос. Грузчик Саша лежал на животе и домкратом приподнимал зад грузовика. Его напарник Коля вел подкоп под вторым задним колесом, нехотя отрывавшимся от земли.

Когда все было готово, Коля опустил кузов и завел машину. Мы с Сашей стали толкать. Грузовик буксовал передними колесами, грязь летела во все стороны, машина не двигалась с места.

"Ну чего, надо передние вывешивать, - коротко резюмировал Саша и добавил: - И мужика бы еще, вдвоем не сдвинем".

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Единственным мужиком поблизости был Миша Чуркин

Татьяна Дюлу: Единственным мужиком в шаговой доступности был местный житель из нашей деревни по имени Миша Чуркин. Я пошла его звать.

Миша был занят привычным делом: сидел в избе и курил, выпуская кольца дыма в окно и сплевывая на улицу через брешь в передних зубах.

"ЗдорОво", - сказал он мне.

"Выручай, - говорю. - Грузовик в поле застрял".

"Обожди", - Миша неспешно затушил сигарету. Затем вышел из дома, в резиновых сапогах и с пилой в руке. Конкретное дело, в котором он к тому же знал толк, придало всей его фигуре неожиданную степенность, даже походка изменилась. Я решила не задавать лишних вопросов, хотя не совсем понимала, что именно он собрался пилить.

Когда мы подошли к грузовику, тот стоял на прежнем месте, трое спасателей уже были по уши в грязи. Под передними колесами виднелся настил из веток.

Миша пожал руки всем троим, обошел грузовик, сплюнул. Коля вытащил пачку сигарет, предложил каждому, они закурили. Пьер сказал: "Спасибо, я не курю".

Пьер Дюлу: Тогда Миша протянул мне пилу со словами: "Дуй в лес, пили вот такие бревнышки, - он показал руками примерный диаметр, - и тащи сюда".

Он знал, что пилить я люблю — не раз наблюдал меня за этим занятием в нашей деревне. "Француз", - пояснил он Саше и Коле. Прозвучало это примерно так: "Пусть пилит, хоть какая-то польза".

Когда я вернулся с охапкой напиленных бревен, все трое снова курили. Левое переднее колесо уже было приподнято домкратом. Миша взял у меня бревна и выложил под колесом мостик. Коля завел машину, мы втроем стали толкать. Левое переднее скользило по мостику, правое уходило все глубже в землю.

Сделали перекур. Я смотрел на Сашу, Колю и Мишу и не переставал удивляться полному спокойствию всех троих. Возникало впечатление, что именно это занятие и было у них запланировано на сегодняшний день, что никто никуда не спешит и все идет как нельзя лучше.

Правообладатель иллюстрации Tatiana Dulout
Image caption Пьер любит пилить

Когда Миша выложил мостик и под правым колесом, снова стали толкать. Из-под задних колес разом вылетели все доски.

"Глуши, - скомандовал он и сплюнул. Потом вынес вердикт, который лично для меня был очевиден с самого начала: - Трактор надо, иначе никак!".

Татьяна Дюлу: Я пошла за нашей "нивой": было понятно, что ехать за трактором придется нам. Частные трактора здесь есть у нескольких человек во всей округе и ценятся на вес золота. Есть и другие, колхозные, но председатель колхоза "Исток" Светлана Петровна не разрешает их использовать в личных целях: на них пашут, сеют и собирают урожай.

Когда я вернулась на "ниве", Миша дал наводку: "Езжайте к Лехе в Ботнево или к Сереге в Максимово. Я просить не поеду, я с ними в контрах".

Сергея Спиридонова я знала лично, когда-то давно он на своем тракторе косил в нашей деревне траву. Работал Сергей в Москве, на выходные приезжал домой. Была как раз суббота. Когда мы подъехали, он мыл машину.

"Выручайте, - говорю я. - Грузовик в поле застрял".

"А... - протянул Сергей. - Сейчас, цепи сниму", - он направился к своему трактору, рядом с которым стоял еще один, точно такой же, но чужой.

Пьер Дюлу: Трактор не заводился. Вообще, каждый раз, глядя на местные трактора, оставшиеся здесь с советских времен и с мая по август резво бороздящие поля, я недоумеваю, как эта техника вообще еще на что-то способна. Но, видимо, машины, как и люди, живут в этих краях по принципу "вопреки всему и несмотря ни на что".

Во дворах уже собирались зрители, некоторые давали советы.

Сергей тем временем перестал бороться со своим трактором и свистнул. На свист выглянул парень из соседнего дома, во дворе которого тоже стоял трактор, но поменьше.

"Дёрни", - коротко сказал ему Сергей.

Парень вышел, завел свой трактор, подъехал к трактору Сергея, взял его на трос, потянул. "Наш" трактор наконец-то завелся, покатил по дороге, переваливаясь с бока на бок.

Татьяна Дюлу: Дорогу Сергей знал, мы на своей "ниве" едва за ним поспевали. Грузовик неподвижно стоял на прежнем месте. Саша с Мишей глядели, как по полю прямо на них несется трактор, слегка подпрыгивая на ухабах.

Сергей подъехал, не заглушая двигатель, выкинул Саше трос. Вся операция заняла три минуты.

После перекура Саша сказал нам:

"Идите, мы вам так кровати принесем. Я дальше не поеду — опять сядем".

Мы вернулись домой. Где-то через час Коля с Сашей принесли нам кровати, с обоих ручьями тек пот. "Ничего, сами виноваты, - подвел итог Коля, осушив стакан воды. - Надо было, как трактор, по полю махнуть, а мы по низине поехали, там самая вода".

Они ушли, мы разобрали коробки. Пьер успел собрать одну кровать, когда зазвонил мой мобильный. Звонил Коля.

"А у вас телефона Сереги случайно нет? А то мы тут опять в поле сели, у самой кромки, перед выездом на грунтовку..."

Номера Сереги у меня не было, и Коля пошел к нему пешком. Я позвонила спустя час, примерно в 10 вечера, узнать, как дела: грузовик благополучно возвращался в мебельный магазин. Не дождавшимся своей мебели клиентам обещали привезти ее "завтра с утречка"...

Новости по теме