Ресурсы Арктики - "шкура неубитого медведя"

  • 23 сентября 2010
Канадский ледокол в Арктике

Арктические ресурсы - лакомый кусок не только для прибрежных государств, стремящихся застолбить за собой участки дна, но и для компаний, которые смотрят на эти богатства с точки зрения своих стратегических планов, пока - весьма долгосрочных.

Помимо всего того, чем богаты воды Северного Ледовитого океана, огромный потенциал таит в себе шельф и морское дно.

Геологи утверждают, что в недрах Арктики - не только огромные запасы энергоносителей, но и многих других полезных ископаемых, в том числе золота, алмазов, платины, титана, никеля и других.

По оценкам геологической службы США, которые специалисты считают наиболее достоверными, Арктика - это примерно 25% всего потенциала нефтегазовых ресурсов Земли. Приводят данные о том, что в недрах этого региона планеты - до сотни миллиардов баррелей нефти и квадриллионы кубических метров газа.

Глобальное потепление и таяние льдов привели к тому, что все большая часть территории и акватории Арктики становится доступной - будь то для добычи полезных ископаемых или рыболовства. Сокращение судоходных маршрутов ведет к удешевлению доставок грузов.

К примеру, на принадлежащем Канаде острове Баффинова Земля имеется крупное месторождение железной руды, и сейчас уже можно рассматривать возможности ее транспортировки, хотя и с применением ледоколов: таким образом, опосредованно, Арктика дает возможность для развития и таких отраслей, как кораблестроение, морские контейнерные перевозки.

Есть возможности и для развития туризма.

Новый Клондайк или "территория права"?

Но возникает вопрос о международно-правовом регулировании.

Сухопутные границы приполярных государств давно и четко демаркированы. На территории морского дна государственный суверенитет не распространяется, и все вопросы, касающиеся Северного Ледовитого океана, регулируются Конвенцией ООН по морскому праву.

Постепенно урегулируются и двусторонние споры и претензии. После десятилетий разногласий Россия заключила с Норвегией взаимовыгодное соглашение о новой границе в Баренцевом море, богатом рыбными ресурсами и нефтегазовыми месторождениями.

Россия утверждает, что готова к диалогу по поводу освоения ресурсов Арктики, но при этом предъявила права собственности на участок шельфа в районе хребта Ломоносова. И возникают опасения, что и другие арктические державы - США, Канада, Норвегия, Дания - также пойдут по этому пути, сходному с освоением Дикого Запада.

Однако, как указывает член экспертного совета по Арктике Совета Федерации РФ, замдиректора по науке Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН Валерий Крюков, прежде чем предъявлять претензии, стоит различить ресурсы и запасы.

Ресурсы - это умозрительное или экспертное представление о физическом состоянии недр, запасы - это то, что можно эффективно извлекать при существующих возможностях - технологических и экономических.

И с этой точки зрения все споры на данном этапе о том, кому принадлежит Арктика, по словам эксперта, следует считать "дележом шкуры неубитого медведя".

"О запасах пока говорить рано, - говорит Крюков. - Сейчас надо работать над изучением ресурсной базы: как ее переводить из ресурсов в запасы? Это очень длительный, многоступенчатый процесс".

Image caption Российский премьер и исландский президент встретились на Арктическом саммите в Москве

"Все известные сейчас месторождения открыты, что называется, "на кончике пера", то-есть были пробурены несколько разведочных скважин, затем геофизики, специалисты по моделированию перевели эти скудные параметры в некие оценочные, прогнозные характеристики. Действительная оценка начинается только тогда, когда месторождение вступает в разработку, тогда начинается реальный бизнес", - говорит эксперт.

До добычи во многих случаях далеко, и не только с технологической точки зрения, говорит Крюков, хотя уже есть примеры бурения в сложных арктических условиях: например на норвежском месторождении Snohvit в Баренцевом море, где добывается газ.

Рентабельность и риски

Пока многие проекты по освоению ресурсов не реализуются и из-за проблем с рентабельностью - соотношения цены, затрат и рисков. "Но если велики издержки, - говорит генеральный директор компании "СРП-Экспертиза" Михаил Субботин, - то должна быть и высокая цена, а если цена возрастает, все начинают смотреть в сторону альтернативных источников, либо начинают экономить..."

"Арктические ресурсы велики, вопрос только в том, как их добыть с низкими издержками, чтобы добываемое превращалось из продукта в товар, - отмечает эксперт. - Это все напоминает историю с гелием, который собирались завозить с Луны".

И самое главное, соглашаются специалисты, необходимо установить "правила игры": чтобы появился спрос, чтобы инвесторы не опасались вкладывать деньги в дорогостоящие и долгосрочные проекты.

Михаил Субботин указывает на опыт бурения на Каспии, где акватория не поделена между странами, но считает, что для снижения рисков лучше строить отношения на надежных правовых основах и понятных контрактных условиях.

"В этом смысле, с моей точки зрения, Россия отстает, - говорит Субботин, приводя в пример непростую ситуацию, сложившуюся на принадлежащем "Газпрому" Штокмановском месторождении в Баренцевом море. Там иностранным инвесторам отвели роль фактически подрядчиков в условиях, когда у "Газпрома" нет возможностей самостоятельно освоить этот сложный объект: разногласия продолжаются второй год.

Внесение ограничительных поправок в закон по континентальному шельфу и в законодательство по стратегическим отраслям, негибкая налоговая система - все это также не способствует заинтересованности инвесторов: "Недавнее заявление российского премьера о том, что необходимо разгребать "авгиевы конюшни законодательства об иностранных инвестициях" - это признание властью несовершенства этого законодательства. В таких условиях рассчитывать на приход бизнеса, и следовательно, перевод резервов в запасы не приходится",- заключает специалист.

Новости по теме