Британский бизнес интересуется в РФ не только нефтью

  • 24 ноября 2010
Винс Кейбл
Image caption После визита Кейбла приток британских инвестиций в Россию должен вырасти

Несмотря на разговоры о высоких рисках и сомнительном инвестиционном климате, Россия остается привлекательной для иностранных компаний. Визит британского министра по делам бизнеса Винса Кейбла в Москву в сопровождении 37 представителей фирм это подтверждает.

Политическая напряженность в отношениях между двумя странами (в том числе отказ Кремля выдать Лондону подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко и закрытие Британского совета в нескольких российских городах), не помешала развитию делового партнерства России и Великобритании в последние годы.

В первой половине 2010 года Великобритания была четвертым крупнейшим инвестором в российскую экономику. Общий объем британских инвестиций составляет 30 млрд фунтов стерлингов.

"Даже во времена Крымской войны Россия и Британия продолжали торговать друг с другом, - говорит Крис Гилберт, директор Российско-британской торгово-промышленной палаты. - Другой вопрос - если бы политической напряженности не было, то экономические связи развивались бы гораздо быстрее".

В 2011 году Россию посетит британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, который уже не раз говорил, что экономическое партнерство со странами БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) станет для британской внешней политики приоритетным.

Банки вместо нефти

Развитие деловых отношений России и Великобритании приостанавливалось только во время недавнего финансового кризиса.

"Объемы товарооборота из-за кризиса упали почти на 40%, по разным показателям объемы инвестиций снизились на 20-30%", - говорит Александр Стерник, временный поверенный в делах РФ в Великобритании.

Для многих западных компаний самой привлекательной для капиталовложений отраслей в России по-прежнему является добыча природных ископаемых, отмечают собеседники Би-би-си. Российское правительство, впрочем, не раз заявляло, что намерено диверсифицировать экономику.

"Россия поняла, что не может зависеть слишком сильно от экспорта нефти, газа и других полезных ископаемых, - говорит Крис Гилберт. - А Великобритания поняла, что не может в прежней мере зависеть только от сектора финансовых услуг".

Российское правительство не раз заявляло, что хочет сделать Москву мировым финансовым центром.

Сейчас в России ожидают, что британские компании помогут в достижении этой цели. Однако, например, в рейтинге мировых финансовых центров, который ежегодно составляет группа Z/Yen, Москва занимает 65-е место из 78 возможных.

Эксперты говорят, что в ближайшее время Москва в этом смысле не сможет конкурировать ни с Лондоном или Нью-Йорком, ни с Шанхаем и Гонконгом.

В Россию "без аппетита"

Российский банковский рынок для западных компаний очень привлекателен, говорит Николай Цехомский, председатель правления Barclays Bank в России. Однако "большого аппетита" к России британские банки пока не имеют, продолжает банкир.

Image caption Британский опыт предполагается использовать для превращения Москвы в финансовый центр

"Во-первых, у России плохая коннотация. Слышат слово Россия и сразу воспринимают ее, как третий мир. Есть тенденция верить, что в России есть только нефть и газ и больше ничего нет, что где-то в какой-то степени правда. И пока не очень верят в наших потребителей", - говорит эксперт.

С другой стороны российское банковское регулирование по сравнению, например, с индийским, гораздо проще, отмечает Николай Цехомский.

"В Индии иностранному банку выйти в новый город можно только один раз в год. И если в один год тебе дадут интересный регион, то в другой год тебе дадут уже неинтересный регион", - рассказал Цехомский.

Коррупция, отсутствие прозрачности, плохая инфраструктура, дефицит кадров и даже российский климат, - все это играет не на пользу России, когда западные компании выбирают, где открыт филиал, говорит эксперт.

Есть и хуже

"Россия - рискованная страна только для неподготовленных, - говорит Джеймс Кук, председатель совета директоров "Кредитмарт". - Для того, чтобы выйти на российский рынок, зачастую приходится преодолевать множество барьеров. И чем выше барьеры, тем выше окупаемость".

"Если вы вкладываете в энергетическую отрасль, то вы должны помнить, что политические риски очень высоки, но это в любой стране так, не только в России", - напоминает Кук.

Эксперты напоминают, что стабильности российско-британских деловых связей в числе прочего повредил конфликт российских и британских акционеров компании ТНК-ВР, который завершился лишь недавно со сменой руководителя фирмы. Кроме того, многие вспоминают о многолетнем противостоянии российского природоохранного ведомства и компании ТНК-ВР по поводу гигантского Ковыктинского газоконденсатного месторождения.

Еще один неприятный для партнерских отношений двух стран пример - достаточно шумное вхождение "Газпрома" в проект "Сахалин-2" с вытеснением Royal Dutch Shell.

Вместе с тем, ТНК-BP продолжает разрабатывать нефтегазовое месторождение Самотлор - крупнейшее в Западной Сибири.

"На каждую британскую компанию, работающую в России, приходится порядка пяти немецких или четырех французских фирм", - говорит Александр Стерник.

Западные инвесторы, работающие в России, отвечая на вопрос об инвестиционных рисках всегда говорят, что есть в мире страны, где работать сложнее и рискованнее, чем в России.

Новости по теме