"Вертолеты России" не заинтересовали Лондонскую биржу

  • 11 мая 2011
Вертолет пролетает во время Дня Победы над церковью Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Инвесторов испугало то, что "Вертолеты России" - закрытая организация, бизнес которой они не понимают до конца, считают эксперты

Крупнейший российский вертолетный холдинг "Вертолеты России" на неопределенный срок отказался от проведения IPO в Лондоне из-за того, что инвесторы не проявили интереса к его акциям.

Планировалось, что уже на этой неделе компания продаст 30% акций, что позволит ей привлечь 500 млн долларов.

Деньги "Вертолетам России" нужны на то, чтобы хотя бы частично покрыть долг размером почти в миллиард долларов, а также на модернизацию производства и разработку новых моделей. Большинство из существующих разрабатывались еще в советские времена.

Однако накануне стало известно, что компании не удалось закрыть книгу заявок. Эксперты полагают, что причиной этого стала плохая конъюнктура рынка - с начала года это уже шестое IPO российской компании, которое переносится из-за низкого спроса. Кроме этого, компании помешала ее закрытая структура и особенность проведения размещения, отмечают аналитики.

Между тем, эксперты считают, что российской "оборонке" в целом жизненно необходимы рынок и иностранные инвестиции. Пока же структура российского ОПК, его традиционные особенности отпугивают инвесторов.

Долги vs популярные модели

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Самая популярная модель "Вертолетов России" Ми-8/17 поставляется в более, чем 60 стран мира, однако половина всей продукции холдинга выпускается под госзаказ

В государственный холдинг "Вертолеты России" входят вертолетные заводы, конструкторские бюро, предприятия по обслуживанию комплектующих и сервисная компания.

Управляющей компанией "Вертолеты России" является холдинг "Оборонпром", более половины которого принадлежит "Ростехнологиям".

Компания является единственным в России и одним из крупнейших в мире производителей вертолетов. Самые популярные из них - Ми-8/17 (поставляется в более, чем 60 стран мира), Ми-26, Ми-28 и Ка-52.

Однако многие вертолеты в линейке компании не обновлялись с 60-80-х годов прошлого века. Объем выпускаемой продукции по сравнению с теми же годами упал в более, чем четыре раза. Кроме этого, по данным издания Financial Times, доля современного оборудования на заводах компании не превышает 10%.

Привлеченные от размещения акций средства планировалось потратить на обновление производства, а также на погашение долга.

В преддверии IPO компания оценила себя в 1,8 - 2,4 млрд долларов. Но предлагать инвесторам холдинг планировал не свои акции, а депозитарные расписки "Оборонпрома", то есть ценные бумаги, которые сами по себе не имеют стоимости, но подтверждают, что их обладатель имеет право собственности на определенное количество акций.

В результате большую часть денег получил бы не холдинг, которому нужно погашать долг, а "Оборонпром".

Шестой провал за год

Олег Абелев, начальник аналитического департамента "Риком-Траст", считает, что инвесторы были плохо проинформированы о бизнесе компании. Это и помешало холдингу закрыть книгу заявок.

"Если спросить крупных иностранных инвесторов о бизнесе "Вертолетов России" - о структуре собственности, о том, какова стратегия компании, каковы капиталовложения, - то я сомневаюсь, что кто-то из западных инвесторов, даже крупных, сможет это объяснить даже сам для себя", - размышляет эксперт.

"Как говорит Уоррен Баффет, "я инвестирую только в те компании, бизнес которых я понимаю". Как можно покупать акции компании, бизнес которых не прозрачен?!" - восклицает Абелев.

В преддверии IPO некоторые аналитики отмечали, что инвесторы будут покупать акции холдинга, так как он поддерживается государством, что всегда является плюсом, а также ввиду мирового роста оборонных заказов.

Однако более половины вертолетов холдинг производит в рамках госзаказа.

Некоторые аналитики отмечают, что "Вертолеты России" подвела плохая конъюнктура рынка. Холдинг стал уже шестой российской компанией с начала года, которая отложила планы про размещению акций после Челябинского трубопрокатного завода, Nord Gold, "Кокс", "Евросети" и "Витал Девелопмент".

Выход для ОПК

Размещение на Лондонской бирже акций крупного холдинга, входящего в состав оборонно-промышленного комплекса, стало довольно неожиданным шагом со стороны российских властей.

В последние годы многие критиковали правительство РФ за его политику в отношении ОПК, страдающего от хронического недофинансирования, изношенности мощностей, отсутствия кадров.

При этом государство, по мнению многих, мыслит в традициях СССР - модернизацию "оборонки", в первую очередь, чиновники видят в простом вкладывании бюджетных средств в производство и увеличении оборонного заказа.

"Это подход нашего руководства. Оно уверено, что оборонная промышленность похожа на автомат по продаже кока-колы: опустил доллар, получил банку, опустил два доллара, получил две банки. Военно-промышленный комплекс куда сложнее, и функционировать ему тоже намного сложнее", - сказал президент Института стратегических оценок Александр Коновалов.

Какого-либо изменения в отношении к предприятиям ОПК до последнего времени не наблюдалось. В августе прошлого года, рассказывая о планах правительства по приватизации, глава минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина подчеркнула: предприятий естественных монополий и ОПК в списке приватизируемых компаний на 2011 год нет.

Результаты такой политики обнадеживающими назвать пока не может и президент России. 10 мая, выступая на совещании по вопросам развития ОПК, Дмитрий Медведев раскритиковал правительство за срыв оборонзаказа и потребовал в ближайшее время выявить и наказать виновных.

Между тем, многие российские и иностранные эксперты считают, что "оборонке" жизненно необходимы рынок и иностранные инвестиции.

"Если российская оборонная промышленность готова меняться, становиться более открытой к международному сотрудничеству, снижать требования к секретности, больше вступать в международные контакты и больше платить своим сотрудникам, то есть шанс, что через 10-15 лет российский ВПК не столкнется с ситуацией, когда работать в оборонной сфере будет просто некому", - считает профессор Бирмингемского университета Джулиан Купер, специализирующийся на проблемах современной российской экономики и конкретно военно-промышленного комплекса.

Очевидно, понимает это и президент России. "Нужно подумать о том, чтобы привлечь инвестиции в оборонно-промышленный комплекс: и для внедрения передовых технологий, и для проведения новых исследований и разработок. Напомню, что во всем мире военное производство прибыльно, и в нем заинтересованы стратегические инвесторы, которые ориентируются и на перспективные потребности развития собственных Вооруженных Сил, и на экспортные заказы. Надо подумать над теми механизмами, которые используются для стимулирования инвестиций в отрасль", - сказал Дмитрий Медведев.

Впрочем, история с попыткой проведения IPO "Вертолетов России" показывает, что рыночные механизмы привлечения капитала в ОПК в данном случае не работают: структура российского ОПК, его традиционные особенности отпугивают инвесторов.

По законам рынка

Система госзакупок вооружений, которая определяет собой структуру ОПК, по мнению военного эксперта Виктора Мураховского, и является самым крупным якорем, сдерживающим развитие тех самых механизмов, о которых говорил Дмитрий Медведев.

Дело в том, что министерство обороны жестко контролирует процесс ценообразования на внутреннем рынке, не давая производителям повысить как цены, так и рентабельность.

"У них действует формула ценообразования, при котором рентабельность производства на предприятии не может превышать 20%. Если выше, то министерство обороны просто режет их [цены]. Такой уровень рентабельности по сравнению с западными высокотехнологичными компаниями, и уж тем более с сырьевым сектором, ориентированным на экспорт, совершенно не устраивает инвесторов", - сказал Виктор Мураховский.

В таких условиях гораздо проще выжить тем предприятиям ОПК, у которых доля экспорта высока, поскольку они торгуют своей продукцией без ограничения цены.

При этом экспортная зависимость, по мнению многих аналитиков, также является своего рода недостатком, поскольку военная продукция довольно сильно зависит от политической ситуации.

Именно так, как полагает руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок, произошло с вертолетостроительным холдингом, который также ориентировался на экспорт, но в не самый стабильный регион - Северную Африку.

"Ливия подписывала большие контракты, Сирия, Тунис, Египет подписывали большие контракты. Вот самая большая проблема. Вертолеты готовятся, а оплачивать их некому", - сказал Цыганок.

Таким образом, считают эксперты, несмотря на то, что государство будет продолжать вкладывать миллиарды рублей в "оборонку", все равно рано или поздно придется создавать внутри страны рынок, создавать конкуренцию, делать компании более прозрачными и открытыми.

Правда, по мнению Александра Коновалова, реформировать ОПК, создававшегося в советское время в условиях плановой экономики, практически невозможно: "Все связи, которые были, субподрядчики, поставщики компонентов, все это рассыпалось все эти годы, и теперь надо создавать ОПК заново, на новых принципах, на новых условиях".

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.