Даст ли Москва кредит Минску после нападок Лукашенко?

  • 31 мая 2011
Белорусские рубли Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Белорусская валюта обесценилась более чем на 56 процентов

"Деньги вперед - завтра будут стулья!" - эти слова Александра Лукашенко относительно планов по приватизации крупнейших белорусских предприятий не помешают Минску получить кредит от ЕврАзЭс, считают эксперты. Для Москвы, которая контролирует фонд, на кону стоит вопрос безопасности транзита углеводородов.

Заявления главы Белоруссии прозвучали за несколько дней до того как в Киеве будет решена участь кредита, который был обещан Минску 19 мая от антикризисного фонда Евразийского экономического сообщества ЕврАзЭС, в которое, помимо России и Белоруссии, входят Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан.

Белоруссия может получить от фонда 3-3,5 млрд долларов. Однако этих денег ей не хватит на то, чтобы восстановить экономику после того, как Нацбанк девальвировал национальную валюту на 56%, говорят экономисты.

"Бандитской распродажи не будет"

Белорусская экономика неконкурентоспособна, говорят экономисты. Для того, чтобы привлечь инвесторов стране нет ни соответствующей инфраструктуры, ни защиты прав собственности, ни политической стабильности.

По словам самого белорусского лидера, Москва также пообещала Минску дополнительные три миллиарда под "будущие продажи наших товаров".

В числе возможных объектов приватизации числятся "Белтрансгаз", производитель калийных удобрений "Белкалий" и автомобильный завод МАЗ.

"Никакой бандитской распродажи страны не будет. Никто - ни МАЗ, ни "Белкалий", ни "БелАЗ", ни БМЗ - никто ничего не купит без моего ведома", - сказал Лукашенко 27 мая на совещании о текущей ситуации на валютном и потребительском рынках. "И даже суммы начали называть - 7,5 миллиардов долларов. Я даже один актив за такую сумму не продам".

"Расходитесь!"

Если Белоруссия продаст эти компании, или отдаст контроль в них российскому бизнесу, то она лишится большой доли экспортной прибыли, говорят эксперты. По их оценкам, 50% экспортного дохода приносят два белорусских НПЗ (Мозырский и "Нафтан" - оба подконтрольны "Белнефтехиму"), 30% - "Белкалий" и еще 20% приносят МАЗ, БелАз и другие крупные компании.

"Желательно, чтобы в этой очереди, кто стоит первый, крикнул последнему: Расходитесь! Продажи не будет, тем более за бесценок, как кое-кто это хочет прихватить", - заявил А.Лукашенко.

Однако для крупного российского бизнеса эти компании не очень интересны, говорит Кирилл Коктыш, доцент кафедры политической теории МГИМО. "Эти активы неликвидны", - говорит эксперт.

В другом привлекательном белорусском активе - газотранспортной компании "Белтрансгаз" Россия уже владеет 50% акций.

Формально кредит выдает не Москва, а ЕврАзЭс, поэтому скорее всего три млрд долларов Белоруссия получит, говорит Кирилл Коктыш, однако на этом финансовая помощь со стороны Москвы может на время закончится.

"Вопрос о получении вторых трех млрд долларов Белоруссия перекладывает на долгую полку, после высказываний о приватизации", - говорит эксперт.

МВФ или Москва

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Нацбанк девальвировал белорусскую валюту на 56%, но судя по длинным очередям, это не предел

Однако до тех пор, пока российские углеводороды будут идти по белорусской территории, Москва будет поддерживать Минск финансово, говорит Коктыш. К 2012 году планируется открытие трубопровода БТС-2, по которому нефть может поступать в балтийский порт Усть-Луга в обход нефтепровода "Дружба".

"России дешевле не допустить обвала транзита", считает Кирилл Коктыш.

Лукашенко ждет помощи не только от ЕврАзЭс, но и от МВФ, представители которого приедут в страну 1 июня, чтобы оценить макроэкономическую ситуацию в стране. И их тоже заинтересуют слова Лукашенко о приватизации, говорит Лилит Геворгян, аналитик IHS Global Insight.

"МВФ всегда настаивал на проведение приватизации, без которой, по мнению фонда, кредит не будет иметь долгосрочного эффекта, - полагает эксперт. - В МВФ уже не раз говорили, что Лукашенко задерживает приватизацию. Нужно создавать благоприятные условия для работы инвесторов, а в нынешних политических условиях шанс того, что в страну придут западные инвесторы небольшой. Получается, что единственный бизнес, который может купить белорусские компании - российский. Такой вот замкнутый круг".

Частный бизнес не видит перспектив внутри страны, считает аналитик "Инвесткафе" Анна Бодрова.

"Уже сейчас, по некоторым оценкам, 40% белорусского бизнеса переведено в Россию, - полагает Бодрова. - То, что вывести нельзя, "замораживается" на время на местах – до тех пор, пока экономический горизонт в Белоруссии будет хоть как-то виден".

И Россия, и МВФ готовы предоставить кредит Белоруссии, но в обмен на свои условия. Москва хочет усилить свой контроль над белорусской экономикой, а МВФ потребует улучшений условий работы иностранных инвесторов, говорит Лилит Геворгян.

Неприятные вопросы

Лукашенко придется выбирать, какая модель для него менее болезненна, и скорее всего, это будет предложение Международного Валютного Фонда.

Александру Лукашенко придется отвечать не на самые приятные вопросы МВФ, говорит Лилит Геворгян. "Та модель экономики, которая существует в Белоруссии, не может не вызвать вопросы у представителей МВФ", - считает аналитик.

До 2010 года бюджет Белоруссии на 70% формировался за счет доходов от продажи нефтепродуктов, полученных их дешевой российской нефти. Но в 2010 году Москвы отменила такую схему, что привело к энергетической войне между двумя странами и остановке транзита нефти по территории Белоруссии.

"МВФ ждет, что Белоруссия перейдет от советской модели экономики к капиталистической, а она остановилась где-то на начальной стадии", - полагает Лилит Геворгян.

"Формально Белоруссия недополучила один млрд долларов на нефтяных торгах с Россией, - говорит Кирилл Коктыш. - Но это не такая уж большая сумма". По оценке эксперта, сейчас Минску нужно не меньше 8 млрд долларов, чтобы вернуть экономику на довыборный уровень.

То, что 56% девальвации - это не предел, можно понять, посмотрев на очереди в магазины, полагает Коктыш. Общество не верит, что на этом удешевление национальной валюты прекратилось.

В понедельник Нацбанк поднял учетную ставку с 14 до 16% (в марте она составляла 10,5%), чтобы остановить инфляцию, которая к концу года может составить 39%.

Новости по теме