Медведев и коррупция: Роспил, декларации и СМИ

  • 22 марта 2012
Медведев после заседания Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Почти каждый десятый чиновник предоставил в 2011 году ложные данные о доходах

Одно из первых совещаний на посту президента Дмитрий Медведев посвятил проблеме коррупции. "Надо что-то делать, хватит ждать!" - заявил он в 2008 году.

Спустя четыре года президент выяснил, что сделано было много, но не все из этого работает.

"Первая декларационная кампания дала нулевой эффект", - подытожил Медведев годы антикоррупционной борьбы на заседании рабочей группы по формированию "Открытого правительства". Среди других результатов последних лет: Россия заняла первое место в рейтинге стран, чьи компании за рубежом чаще остальных дают взятки, при этом в рейтинге восприятия коррупции, составляемом Transparency International, со 154-го места Россия поднялась на 143-е.

"Почти библейская тема"

Image caption Сайт по борьбе с коррупцией в области госзакупок Медведев похвалил

На встрече Дмитрия Медведева с экспертами рабочей группы по формированию "Открытого правительства" в четверг прозвучало предложение о том, что за информирование о случаях коррупции должно следовать финансовое вознаграждение.

Бороться надо с большой коррупцией, с бытовой коррупцией, с коррупцией на уровне госзаказов, сокращая государственное вмешательства в экономику и формируя эффективные механизмы общественного контроля, заявил президент.

При этом только законами победить коррупцию нельзя, сказал Медведев собравшимся в четверг в ситуационном центре ГИБДД экспертов и чиновников. Он похвалил сайт "Роспил", но не одобрил идею создания наблюдательного антикоррупционного органа вне правоохранительной системы.

Идею создания такого бюро озвучил Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ. Он же предложил и ввести практику награждения тех, кто информирует о случаях коррупции.

"Нужно закрепить систему вознаграждения об информировании [о случаях коррупции] и обеспечить их [информаторов] защиту", - предложил Алексашенко.

Он рассказал, что в процессе подготовки предложений в блоге Алексея Навального был проведен опрос "Должно ли государство вознаграждать людей, которые информируют государственный орган о факте незаконного обогащения чиновника (работника госкомпании, госкорпорации) в случае подтверждения полученной информации?"

Утвердительно на этот вопрос ответило 11395 человек.

Вознаграждение за информирование о случаях коррупции закреплено в законодательстве США. В 2010 году в действие вступил закон Додда - Франка, согласно одному из положений которого, лица, которые предоставляют в Комиссию по ценным бумагам и фондовой бирже (SEC) данные о нарушении закона о ценных бумагах, получают вознаграждение.

Размер вознаграждения составляет от 10 до 30% от суммы, на которую компанию оштрафовали, при том, что эта сумма не меньше 1 млн долларов.

Информировать о случаях коррупции - "почти библейская тема", пошутил глава государства. Ни он сам, ни эксперты не уверены, что таким способом можно эффективно бороться с коррупцией в России.

Во-первых, в менталитете русских людей "стучать" - зазорно, поясняет директор ФБК Игорь Николаев. "Коррупция - это зло, но стучать и закладывать - еще большее зло. Прививать такую культуру борьбы с коррупцией мы будем долго", - полагает эксперт.

Во-вторых, по мнению председателя коллегии адвокатов "Ваш Юридический Поверенный" Константина Трапаидзе, в случаях информирования стоит больше внимания уделять программе защите свидетелей, чтобы из них "потом жертв не делали той же коррупционной системы".

В России уже существует достаточно законов, которые должны регулировать антикоррупционную деятельность, отмечает руководитель группы международного налогообложения и комплаенс компании "Вегас Лекс" Анатолий Петрыкин.

В 2006 году Россия ратифицировала конвенцию ООН против коррупции; в 2008 году был принят закон "О противодействии коррупции"; а в середине февраля 2012 года Россия присоединилась к конвенции ОЭСР по борьбе с коррупцией. Деятельность британских и американских компаний регулируется британским и американским законами о противодействии коррупции (FCPA в США и UK Bribery Act в Великобритании).

При чем под действие американского закона попадают и те неамериканские компании, чьи акции размещены на американских биржах, а под действие британского - те, которые ведут бизнес на территории Соединенного Королевства, даже не будучи британскими.

"Наше законодательство направлено в большей степени на тех, кто взятки берет - на чиновников. Практически нигде - кроме Уголовного кодекса - вы не встретите ничего о тех, кто взятки дает", - рассказывает Анатолий Петрыкин.

"Нигде ничего не сказано о компаниях, дающих взятки, и это коренное отличие от западной практики. Система доказательств в США или Британии не требует поимки с поличным, там достаточно обоснованной уверенности правоохранительных органов в том, что была попытка дачи взятки для того, чтобы начислить огромные штрафы компании", - говорит юрист.

"Госвмешательство – главный способ для коррупционеров увеличивать власть над обществом и бизнесом", - заявил на встрече ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

По его словам, это проявляется как "через госсобственность, так и через избыточное регулирование".

Гуриев предложил план, согласно которому уже до 1 декабря 2012 года правительство сможет составить "дорожную карту" по приватизации некоторых активов.

В ближайшие месяцы должна пройти приватизация "Сбербанка", в котором государству (через ЦБ) принадлежит 57,8% акций в уставном капитале.

Незадолго до начала заседания российские информационные агентства сообщили, что Дмитрий Медведев поручил правительству и Банку России к 1 сентября подготовить предложения в законодательство по сокращению доли государства в банках - она не должна превышать 50%.

Кроме "Сбербанка" у государства 75,5% акций ВТБ (через Федеральное агентство по управлению имуществом), 100% акций "Россельхозбанка" и "Внешэкономбанка". К 2017 году доля государства в ВТБ и "Россельхобанке" должна сократится до нуля.

Тысяча лет борьбы с коррупцией

Почти каждый десятый чиновник предоставил в 2011 году ложные данные о доходах, сообщил президент Дмитрий Медведев. У него нет уверенности, что вторую кампанию по декларированию доходов не постигнет та же участь, но в целом происходящим он доволен.

Президент России Дмитрий Медведев на заседании рабочей группы по формированию "Открытого правительства" в четверг заявил, что "первая декларационная кампания дала почти нулевой эффект".

В 2008-2009 году президент подписал законы, обязывающие министров правительства, членов администрации президента, парламентариев, судей, сотрудников правоохранительных органов и военных, а также их близких родственников отчитываться о доходах. Их проверяли отделы кадров структур, где работали чиновники.

В 2011 году президент поручил проверить сведения налоговой службе и генпрокуратуре. "Было проведено 233 000 проверок соответствующих сведений и выявлено приблизительно 23 000 случаев предоставления недостоверных или неполных сведений о доходах", - сообщил Медведев.

По мнению президента, годы работы по противодействию взяточничеству "потрачены не зря", так как "впервые за тысячелетнюю российскую историю появилась нормативная база" для борьбы с этим явлением. В этом году Медведев внес в Госдуму новый закон о борьбе с коррупцией, вводящий контроль расходов чиновников.

Это, конечно, шаг вперед, говорят эксперты, но нормы прописаны в нем так, что фактически оставляют чиновникам возможность без последствий скрывать имущество, происхождение которого они не могут объяснить.

Но главную недоработку они видят в нежелании Медведева создать отдельную независимую структуру, которая боролась бы с коррупцией.

"У меня нет уверенности, что вторая декларационная кампании окажется существенным образом более эффективной [чем первая]", - признал Медведев. Вместе с тем он считает, что чиновникам можно дать шанс "реабилитироваться" и на этот раз честно задекларировать все имущество. "Но, если не сделаете, тогда уж точно всех размажем", - пригрозил Медведев.

13 марта президент объявил, что согласно новому законопроекту, чиновникам придется объяснять происхождение денежных средств на покупки, стоимость которых в три раза превышает годовой доход их семей. Те, кто не смогут обосновать происхождение денег, могут быть уволены, а их покупки - конфискованы. При этом обязательным декларирование расходов станет только для членов правительства.

Инициатива по конфискации имущества близка к 20-й статье конвенции ООН по противодействию коррупции, считает замдиректора "Transparency International - Россия" Иван Ниненко. Однако закон оставляет лазейки для госслужащих.

"Если чиновник каждый день покупает на сумму двухгодового дохода, это не вызовет ни у кого вопроса, - поясняет он. - Если я буду покупать земельный участок не целиком, а по частям, то никто не сможет даже задать вопрос - как получается, что каждый день у меня есть двухгодовой доход".

Иван Ниненко предполагает, что новая кампания по декларированию доходов чиновников мало чем будет отличаться от первой. "Действующий закон не дает предпринимать какие-то решительные меры в отношении нарушителей. Самое страшное наказание для чиновника, который скрыл в декларации огромное имущество, - увольнение", - пояснил эксперт Русской службе Би-би-си.

Медведев считает, что увольнение - достаточное наказание для коррумпированного чиновника. "Люди, которые подают декларации, должны понимать, что, скорее всего, они в тюрьму не попадут, но что их хотя бы уволят и все - придется жить по другим законам", - заявил президент.

Директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко внес ключевое, по мнению многих экспертов, предложение по борьбе с коррупцией.

Он считает необходимым создании вневедомственного государственного органа - Бюро по противодействию коррупции (с общественным советом при нем).

Дмитрий Медведев предложение не поддержал. "Если что-то создавать, это должно быть в структуре существующей системы правоохранительных органов. Создание чего-либо инородного либо превратится в неработающую структуру, неработающий орган, либо превратится, извините, в бюро по сведению счетов между различными кланами и группировками", - сказал президент, предложив в качестве базового ведомства генпрокуратуру, на которой лежит финальная ответственность за борьбу с преступностью в стране.

"Основной вопрос - кто будет проверять декларации чиновников", - рассуждает Иван Ниненко.

По его словам, новое независимое ведомство могло проверять декларации высших должностных лиц: "Потому что сейчас, по сути, декларацию министра проверяет сам министр. Пока не будет четкой системы проверки, можно [с одинаковым результатом] объявлять вторую, третью волну проверки деклараций".

На заседании рабочей группы Дмитрий Медведев заявил, что ключевую роль в борьбе с коррупцией должны играть средства массовой информации. Однако реакцией чиновников на публикации президент остался недоволен.

"Мы обязаны, начиная от президента и заканчивая сельским старостой, реагировать на публикации в средствах массовой информации. Обязаны отвечать [чиновники], а правоохранительные органы обязаны проверять", - заявил президент.

Публикаций "слишком много, и коррупция слишком велика", признал Медведев, подчеркнув, что "бессмысленно надеяться, что президент страны рассмотрит все публикации о коррупционном поведении чиновников, которые выходят в нашей стране".

Дополнительный механизм общественного контроля доходов чиновников, в том числе через СМИ, не заработал, заявил Русской службе Би-би-си глава Национального антикоррупционного комитата Кирилл Кабанов: "Подача деклараций вылилась в некую формальность".

Главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов предложил на заседании сформировать отдельный блок в дайджестах СМИ для руководства страны по проблемам коррупции. "Сегодня СМИ работают в антикоррупционном режиме сильно, однако государство это не замечает", - заявил Венедиктов.

Медведев также предложил четко определить, какой именно контингент чиновников должен обнародовать доходы. "Есть заместители министров, есть заместители губернаторов, руководители законодательных органов. Можно публичность в этом плане можно расширить", - заявил президент.

По мнению Кирилла Кабанова, расширение круга чиновников, обязанных обнародовать декларации о доходах, и совершенствование механизма проверки деклараций - два процесса, которые могут идти одновременно. "Самый главный механизм [борьбы с коррупцией] – обеспечить правовым путем общественное участие", - считает он.

По словам Ивана Ниненко, нужно сделать три вещи: "Ввести четкие правила заполнения декларации о доходах; четкое наказание за нарушения; четкие проверяющие органы, выведенные из-под возможного давления тех, кого они проверяют".

Все эти пункты в нынешнем законодательстве отсутствуют, резюмирует эксперт: "Они прописаны максимально нечетко, что дает чиновникам возможность увиливать и скрывать доходы".

Новости по теме