Запад считает, что Россия преувеличила свои запасы нефти

  • 15 июля 2013
  • kомментарии
Российский нефтеперерабатывающий завод Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption До недавних пор сведения о запасах нефти в России являлись государственной тайной

Впервые обнародованные данные о запасах нефти и газа в России вызвали противоречивые суждения.

Как заявил в пятницу министр природных ресурсов Сергей Донской, запасы нефти в России, по данным на 1 января 2012 года составляют 17,8 млрд тонн по категории ABC1 (достоверные, установленные и оцененные), по С2 (предполагаемые) - 10,9 млрд тонн.

Запасы газа российский министр оценил по этим категориям в 48,8 трлн кубометров и в 19,6 трлн кубометров соответственно.

Западные специалисты придерживаются более скромных оценок. Так, по данным работающей в России британской нефтегазовой компании BP, российские нефтяные запасы составляют примерно 11,9 млрд тонн, газовые — 32,9 трлн кубометров.

Добывающим компаниям нет смысла занижать объем месторождений, сказал в интервью Русской службе Би-би-си академик Российской академии естественных наук, почетный нефтяник России Александр Хавкин.

"Существуют ограничения по выполнению лицензионных договоров, и превышение норм добычи наказуемо. Поэтому стараются, чтобы проектный документ более-менее соответствовал тому, что хотят получить. С другой стороны, если есть сомнения, то компании стараются не брать на себя лишних обязательств - лучше потом выйти с предложением повысить уровень добычи, это вполне нормально".

Для повышения аппетита?

С поручением снять гриф секретности с баланса нефтяных запасов в феврале 2013 года выступил президент Владимир Путин, назвав сохранение тайны явным анахронизмом.

До сих пор сведения о запасах нефти и газа в России относились к государственной тайне, и традиция эта тянулась еще со времен СССР.

"Одна из причин этого состояла в том, что Советский Союз вел некую большую игру на международных рынках нефти, - объяснил bbcrussian.com управляющий директор компании IHS Сергей Вакуленко. - Цены на нефть зависят от настроения биржевых спекулянтов: если нефти осталось очень много, предполагается, что дефицита не будет, цена начинает падать, и наоборот".

Специалистов западных компаний удивило не столько то, что Москва решила, наконец, приподнять завесу тайны, сколько цифры, которые привел на совещании госкомиссии глава минприроды.

"В целом запасы нефти, по оценкам западных фирм, в полтора раза ниже, чем по оценкам российских специалистов", - говорит Александр Хавкин.

Часть обозревателей полагает, что министр Сергей Донской умышленно завысил объемы месторождений, дабы российский нефтегазовый пирог выглядел для иностранных инвесторов более аппетитно.

В марте этого года министр энергетики Александр Новак называл приоритетами нефтегазовой отрасли привлечение инвестиций и новых технологий.

"В России все более усложняется структура запасов, увеличение объемов добычи требует очень тщательных исследований, очень тщательного технологического обоснования, - говорит Александр Хавкин. - То есть, в принципе, это возможно, если у нас начнут активно применять современные технологии - но их мало, потому что государство пока недостаточно стимулирует их применение".

С другой стороны, как отмечает эксперт, российские и западные классификации запасов полезных ископаемых несколько отличаются. "По западной классификации берутся только уже рентабельные месторождения, а по российской допускается оценивать и те запасы, что сегодня еще нерентабельны, но вот-вот могут такими стать", - поясняет он.

"Много неопределенности"

По словам Сергея Вакуленко, методика подсчета объема запасов нефти имеет множество нюансов и неоднозначных элементов большого сложного уравнения.

"Сказать точно, сколько нефти в месторождении, можно только постфактум. Встает вопрос: как эти запасы считаются? На сейсмограммах видна линза песчаников, в которых, наверное, есть нефть. Далее бурятся скважины (кстати, не всегда), из которых идет нефть и вода, далее делаются интерполяции на предмет, сколько там того и другого. Здесь много неопределенности".

"Вторая тонкость: мало знать, как эта нефть залегает, важно знать, с каким напором она будет идти, - продолжает он. - Эти запасы, грубо говоря, - это технико-экономический показатель. Известно, что в морской воде растворено довольно много золота, но никто его запасы там не считает, потому что его очень долго оттуда извлекать".

В любом случае, говорит Вакуленко, строить прогнозы по поводу нефтедобычи крайне сложно.

"Это сильно зависит от того, какую экономику считаем - всю экономику страны или только нефтедобытчика. В России с ее налогами это совсем не праздный вопрос", - резюмирует эксперт.