Вниз по наклонной: как становятся аферистами

  • 27 августа 2014
Берни Мэдофф выходит из здания Федерального суда Правообладатель иллюстрации Getty

Имена тех, кто был пойман за крупным жульничеством и обманом при выполнении служебных обязанностей, у всех на слуху. Но и тех, кто готов совершать неэтичные поступки по мелочи – гораздо больше, чем нам кажется, подчеркивает корреспондент BBC Capital.

Многие вспомнят строителя финансовых пирамид Берни Мэдоффа (а в России – Сергея Мавроди – Ред.), плагиатора Джейсона Блэра из New York Times и других.

Неэтичные поступки не каждый день выливаются в кражу миллиардов у ничего не подозревавших инвесторов или покрывают позором одну из самых уважаемых газет в мире. Однако проведенное недавно исследование показывает, что многие наемные работники готовы пойти на довольно серьезные нарушения правил.

В мае четверо американских ученых опубликовали доклад, согласно которому большинство людей готово слегка нарушить этические нормы. Исследователи также установили, что первая небольшая сделка с совестью ведет ко все более тяжким проступкам.

Авторы исследования назвали это "эффектом наклонной" и привели в пример того же Мэдоффа – его история хорошо демонстрирует, как со временем раздвигаются рамки допустимого.

В 2009 году Мэдофф сказал в интервью журналу Vanity Fair magazine: "Поначалу берешь немного – пару сотен, пару тысяч. К этому привыкаешь, и не успеешь глазом моргнуть, как снежный ком уже катится с горы".

Бывший репортер New York Times Джейсон Блэр, уличенный в фальсификациях, рассказал Би-би-си, что поначалу его обман был сравнительно безобидным. "Однажды я слегка вышел за рамки, чтобы выполнить не такую уж и серьезную задачу. Но как только я переступил эту черту, я уже не мог остановиться", - признается он.

Примеры Мэдоффа и Блэра, конечно, совсем экстремальные. Однако, по словам одного из авторов исследования, Майкла Кристиана из Университета Южной Каролины в США, среднестатистический сотрудник тоже вполне может быть вовлечен в подобный порочный круг, пусть и меньших масштабов.

Кристиан с коллегами попросили две группы студентов, изучающих бизнес, решить головоломку – и оставили им возможность списать правильный ответ. У первой группы не было стимула списать вплоть до последней попытки, когда объявлялось, что за правильное решение будет заплачено 2,5 доллара. Второе группе за правильное решение предлагали 25 центов в первой попытке, доллар во второй и 2,5 доллара в третьей. В первой группе списывали 30% студентов. А во второй – целых 60%.

"Итоговая призовая сумма была одинаковой, но испытуемые были гораздо более склонны жульничать, если вознаграждение увеличивалось по нарастающей", - поясняет Кристиан.

По его словам, люди обычно пытаются обосновать свои мелкие проступки и продолжают придумывать новые оправдания все более серьезным нарушениям.

"Легко сказать себе: "Никто не пострадал", "Меня не уличили" или "Ничего страшного не произошло". Из-за таких оправданий тяжесть проступков постепенно усугубляется", - считает ученый.

Из первых рук

Стивен Роберт Морс, президент посреднической компании Skillbridge Inc, которая подыскивает своим клиентам консультантов по менеджменту, хорошо знаком с "эффектом наклонной".

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Когда в 2003 году журналиста Блэра поймали на фальсификациях, его изгнали из профессии.

В январе он нанял высококлассного программиста, чтобы тот написал для его сайта важную часть программного кода. Поначалу все шло гладко, но вскоре после найма программист начал спрашивать, не может ли он работать из дома.

Морс не придал этому особого значения. Сотрудник выдавал качественный продукт, почему бы ему день-два в неделю не поработать из дома?

Но уже скоро программист почти перестал появляться в офисе. Он больше не укладывался в сроки и в конце концов вообще завел привычку уезжать на пару недель в моменты, когда он был нужен коллегам. Он получал деньги, но ничего не производил – ситуация, прямо скажем, неприемлемая.

"Он попросту прекратил работу над проектом, - вспоминает Морс. - Решил, что ему надо передохнуть".

Когда сотрудник вернулся из поездки, Морс вызвал его на разговор. В итоге программист уволился и отказался передавать уже написанный код. Морсу пришлось дополнительно ему заплатить, чтобы получить продукт.

По прошествии времени Морс признает, что нерадивого работника нужно было увольнять сразу, при первых признаках халтуры. Но Морс надеялся на лучшее.

"Мы дали ему больше последних шансов, чем он заслуживал. Странно, конечно, что он уехал, когда у нас поджимали сроки, но продукт-то он писал качественный", - говорит бизнесмен.

Подходящие условия для обмана

Итак, Морс признает, что затянул с увольнением, но не считает, что он мог как-то предотвратить неблагоприятное развитие ситуации. Но судя по выводам группы Майкла Кристиана, неэтичное поведение возможно только в определенной ситуации. Для этого халтурщики должны работать в условиях, когда они могут обманывать - сначала понемногу, потом по-крупному.

Дэвид Клифф, директор английской бизнес-тренинговой компании Gadenken Ltd, говорит, что нарушения чаще всего случаются в компаниях, где нет четко изложенной этической политики.

Да, жульничество начинается с малого и потом становится все серьезнее, но, по мнению Клиффа, первые нарушения становятся возможными потому, что менеджмент не имеет ясного свода этических правил.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Лучше как можно дальше обходить ситуации, в которых возникает соблазн жульничать

"Во многих компаниях этику не обсуждают, - утверждает он. - Да, уделяется внимание тому, чтобы выполнять нормативные требования, но зачастую руководство обманывает себя, считая, что в организации все в порядке – вместо того, чтобы это проверить".

В некоторых случаях, по мнению ученых, причиной становятся завышенные требования. Некоторые работники опасаются, что не оправдают ожиданий, другие начинают срезать углы, пытаясь справиться с возрастающим объемом заданий.

К счастью, ситуация поддается исправлению. В другом исследовании Кристиан и его коллеги сначала показывали испытуемым слова, тематически связанные с риском и предотвращением нарушений, а уж потом давали решать головоломку. В этих условиях жульничества было меньше на 42%.

Ученый делает вывод: если компания ясно сообщает сотрудникам, что их ждет при нарушении правил этики, это может предотвратить "эффект наклонной".

Именно это советует своим клиентам Клифф. Менеджменту нужно четко изложить свод этических правил компании, в котором было бы недвусмысленно написано, какое поведение считается приемлемым, а какое – нет, и перечислены наказания за нарушение правил.

"Такие правила должны лежать в основе корпоративной культуры любой компании, и с ними должен быть ознакомлен каждый новый сотрудник", - подчеркивает Клифф.

Однако этот кодекс важно время от времени пересматривать. У многих фирм есть подобные правила только для галочки, говорит консультант. Но если менеджмент забывает контролировать их выполнение и не обновляет в соответствии с требованиями времени, это опять-таки открывает дорогу нарушениям.

Когда в 2003 году журналиста Блэра поймали на фальсификациях, его изгнали из профессии. Сейчас он работает консультантом по персональному росту на севере штата Виргиния в США и признает, что старается обходить ситуации, в которых перед ним может возникнуть соблазн жульничать.

"Я выяснил, что способен на вещи, о которых даже не помышлял. И теперь вместо того, чтобы держаться в метре от черты, мне нужно держаться от нее в паре километров. Для меня это лучший способ защиты – даже близко не попадать в опасное положение", - размышляет он.

Об авторе. Брайан Борзиковски работает в деловой журналистике. Он пишет о личных финансах и других денежных вопросах для BBC Capital и New York Times, CNBC, CNNMoney, Canadian Business, газет the Globe и Mail. Он автор трех книг про инвестиции и личные финансы. Его Twitter - @bborzyko.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Новости по теме