"Пятый этаж": о чем договорились Путин и Каримов?

  • 10 декабря 2014
  • kомментарии
Путин и Каримов Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Некоторые эксперты считают, что Путин хочет перенять у Каримова опыт успешного долговременного правления

Россия и Узбекистан подписали соглашение об урегулировании взаимных финансовых обязательств. Согласно подписанному документу, Москва спишет Ташкенту почти 95% долга (более 860 млн долларов).

Ислам Каримов на переговорах с Владимиром Путиным в Узбекистане попросил последнего не забывать про СНГ, однако предложение немедленно присоединиться к Евразийскому экономическому союзу мягко отверг.

В последние годы Узбекистан не считался российским приоритетом в Средней Азии, однако растущее влияние Китая в регионе, кажется, заставило Москву пересмотреть свою политику в отношении Ташкента.

Об этом ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседовал с экспертом по Центральной Азии Аркадием Дубновым.

Михаил Смотряев: По поводу визита как такового все уже было сказано. Почти 95% внешнего долга Узбекистана было списано, что открывает возможность брать новые кредиты. Эти деньги могут быть потрачены и на закупку вооружений. Представляется интересным заявление главы "Лукойла" Вагита Алекперова о том, что в ближайшие 20 лет 5 млрд долларов вкладываются в один проект газоконденсата в Узбекистане. И открытым текстом сказано не было, но было упомянуто, что к нему проявили интерес китайцы. Связаны ли эти два обстоятельства?

Аркадий Дубнов: Я не углеводородный эксперт. Трудно сказать точно, насколько связаны эти обстоятельства. В первую очередь, это нужно самому Узбекистану, с точки зрения обеспечения ресурсами своего внутреннего рынка и внешнего рынка. Могу точно сказать, что России в ближайшее время среднеазиатский газ не нужен. Она с трудом справляется с обязательствами по покупке туркменского газа. Не думаю, что узбекский газовый рынок был так стратегически важен, чтобы соревноваться с Китаем. Эта гонка проиграна уже давно и безнадежно.

В нынешнем визите Путина в Узбекистан важны другие обстоятельства. Вы уже говорили о списании старого, еще советского долга Узбекистана, который был сформирован в первой половине 1990-х, когда был выброшен из рублевого рынка России и был вынужден покупать товары, которые потом зачли как кредит. Долгие годы эта проблема не решалась, хотя по нынешним временам эта сумма уже не имеет для России никакого значения. Но это был принципиальный вопрос, и российское законодательство не позволяло военно-технического сотрудничества со странами, которые не выплатили свои долги. С этим покончено, это политически выверенный жест со стороны России в сторону Ташкента.

Второй момент – 21 декабря в Узбекистане пройдут парламентские выборы, которые не имеют никакого значения, но 21 или 22 марта будут президентские выборы. Раньше президентские выборы в Узбекистане назывались выборами Ислама Каримова. Но Ислам Каримов до сих пор не высказался, будет ли он переизбираться в этот раз. Около года назад начали ходить упорные разговоры, что он отойдет немного в сторону и позволит своему преемнику поисполнять обязанности президента. Но, судя по всему, этого не случится. Это роднит Москву и Ташкент, где лидер несменяем, потому что ситуация серьезная, и потому что народ его поддерживает, и потому что только такой человек, как он, может решить имеющиеся серьезные проблемы. Некоторые узбекские эксперты высказывали мнение, что Путин едет в Ташкент, чтобы Каримов поделился с ним опытом успешного долговременного правления.

И третье обстоятельство – Москва выступает в роли посредника между Узбекистаном и Киргизией. Пока неизвестно, присутствовала ли эта тема в переговорах Путина и Каримова. Москва должна была уговорить Ташкент, чтобы они перестали перекрывать вентиль узбекского газа в Киргизию. Для Киргизии это жизненно важно, особенно накануне зимы. Поскольку Киргизия становится близким партнером Москвы по Евразийскому экономическому союзу и Таможенному союзу, то, чтобы убедить сомневающихся в целесообразности такого партнерства в Киргизии, Москва должна эти сомнения рассеять.

М.С.: Но Ислам Каримов к этим союзам присоединяться не торопится.

А.Д.: Он будет изучать, насколько они надежны. Можно вспомнить другую историю. Узбекистан в 2006 году вернулся в Организацию договора о коллективной безопасности, и во время переговоров Путина и Каримова один высокопоставленный российский человек сказал, что мы принимаем вместе с Узбекистаном и его проблемы в отношениях с другими странами. Потом Узбекистан вышел из ОДКБ, ушли и эти проблемы. То же самое и здесь – эти союзы и так с трудом удерживают своих членов, а приход Узбекистана, у которого проблема с Таджикистаном, Киргизией, ухудшит ситуацию. Поэтому в ближайшие годы это не нужно ни Москве, ни Ташкенту.

М.С.: Давайте вернемся к проблемам Китая. Было подписано немало соглашений в последние годы. Китай достаточно последовательно развивает свою политику продвижения на Запад. Еще в прошлом году во время визита Си Цзиньпина в Ташкент было подписано 30 с лишним документов, в том числе экономических, на большие суммы. Хотелось бы понять, есть ли противостояние России и Китая в борьбе за влияние в Узбекистане?

А.Д.: Я могу лишь повторить, Россия уже не может соревноваться с Китаем за экономическое влияние в этом регионе. Что касается проектов "Лукойла", то они – продолжение тех проектов, которые были начаты в середине нулевых годов, когда были обещаны многомиллиардные инвестиции в этот сектор узбекской экономики. Китай на эти площадки особенно и не претендует. У Китая надежные поставки газа из Туркмении, скоро будет достроена четвертая ветка газопровода из Туркменистана, Китай будет ежегодно получать порядка 70 млрд кубов. А соревнование за военное присутствие в регионе – здесь есть о чем поговорить, хотя бы потому, что Китай не участвует в этом соревновании с Россией. У него есть другие, экономические рычаги. Сегодня это модно называть "мягкой силой".

М.С.: Среди соглашений, которые подписывались Ташкентом и Пекином с 1992 года, когда были установлены дипломатические отношения между двумя странами, нет соглашений сугубо военных. А в договорах между Узбекистаном и Россией или США такие договоры, или параграфы в договорах, есть. Так что Китай воевать с Россией за военные рынки не собирается. Именно военные чиновники говорили, что теперь Ташкенту можно дать новые кредиты, чтобы они покупали наши вооружения.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме