Решат ли 300 рублей проблему защиты авторских прав?

  • 24 февраля 2015
  • kомментарии
Клавиатура
Image caption Каждому пользователю интернета, возможно, придется платить по 300 рублей в год.

Министерство культуры РФ подготовило законопроект об "авторском сборе" со всех пользователей интернета в России, чтобы соблюсти баланс интересов пользователей и правообладателей.

Авторский сбор могут ввести уже осенью, и каждому пользователю интернета придется платить по 300 рублей в год.

Сумма вроде бы невелика, но за год в пользу авторов книг, песен и кинофильмов можно будет собирать несколько сотен миллионов долларов.

Казалось бы, проблема защиты авторских прав в интернете решена.

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с редактором сайта "Библиотекa Мошкова" Максимом Мошковым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Добрый вечер, вторник, двадцать четвертое февраля. В гостях у Пятого этажа сегодня Максим Мошков, редактор одноименной онлайн библиотеки. Максим Евгеньевич, здравствуйте.

Максим Мошков: Здравствуйте.

Media playback is unsupported on your device

М.С. Вы известны как интернет-гуру. Я рассчитываю воспользоваться вашим знанием российского сегмента интернета в том, что касается защиты прав правообладателей. Собственно документа об авторском сборе пока нет, он должен быть подготовлен к 21 апреля. На соответствующем сайте можно принять участие в его редактировании. Это не первая попытка, даже из недавних. В октябре прошлого года Российский союз правообладателей, возглавляемый Никитой Михалковым, выступил с похожей инициативой. Тогда она была забракована, сейчас к ней снова вернулись в другом виде. Этом потому, что курс доллара с такой силой растет? Или государство всерьез озаботилось проблемой благосостояния артистов?

М.М. Здесь работает логика разных интересов. Они встречаются в Думе, и появляются попытки принять новые законы. Государство вряд ли заинтересовано что-то сделать. Поэтому принимаются инициативы особо инициативных людей. Но кто больше всех денег зарабатывает, тот и самый инициативный.

М.С. Государственная дума сегодня обсуждает срок службы подгузников и запрет женщинам моложе 40 лет покупать табачные изделия. Это важно для защиты отечественного генофонда, но не является напрямую темой нашего разговора. Идея сбора возмутила многих, в том числе государственные образования, в первую очередь, Федеральную антимонопольную службу. Многие комментарии по поводу этого законопроекта, которые мы слышали, состоят в том, что тремя сотнями в год дело не ограничится. Каковы реальные расходы?

М.М. Давайте подумаем, зачем происходят эти обсуждения? Несколько десятков миллионов человек черпают информацию из интернета. Многое из того, что качается через интернет, защищено авторским правом. Заметная доля скачиваемой информации не оплачивается никак, не приносит дохода правообладателю. Пользователю важно, чтобы было удобнее скачать. Если удобнее сделать это за деньги, то пользователь платит, в противном случае скачивает бесплатно. Есть сайты, которые размещают информацию, есть правообладатели, которые создают контент, и пользователи, которые это потребляют. Это три разные, независимые друг от друга участники события. Сайт предпочел бы получать деньги, а информацию раздавать как-нибудь. Пользователь предпочтет получить все бесплатно, а правообладатель хочет денег, просто за то, что он существует. Сегодня большая часть информации качается бесплатно, и большинство из нас это устраивает. Настоящие авторы контента часто вообще ничего не получают. Попытки что-то урегулировать происходят 20 лет подряд - столько, сколько существует российский интернет. Попытка с этим законом не очень удачна, но интересно, что из этого выйдет.

М.С. Вы полагаете, что из этого что-то получится, в том числе, ближайшей осенью?

М.М. Вы приняли какую-то сторону, а про остальное забыли, в том числе, что они существуют? Встаньте на точку зрения обыкновенного человека, который у себя дома хочет прослушать песенку или посмотреть ролик. Ты пытаешься это сделать, а тебе говорят: контент удален по требованию правообладателя. Какая-то дешевая песенка, которую мы миллион лет слышали из каждого будильника, и вдруг его закрыли. Я уже не говорю о сайтах, у которых своя специфика. Например, анекдоты – это объект, защищаемый авторскими правами. Строго говоря, пересказывать анекдоты посредством интернета запрещено. За это можно попасть в тюрьму. В этой ситуации любой пользователь де-факто – нарушитель авторских прав. Давайте решать проблему ради прав и интересов всего общества. Если всех удовлетворить не удастся, будет как всегда.

М.С. Удовлетворить такую разношерстную компанию полностью не получится – речь идет о компромиссе. И я не могу представить себе похожий закон, обсуждаемый в английском парламенте. Для непосвященного взгляда это выглядит как наказание одних граждан за то, что другие пользуются пиратским контентом. Здесь это никто не будет обсуждать, хотя, возможно, проблема чуть более запутана. Но элемент пиратства здесь присутствует: как и предыдущие попытки, этот закон направлен против пиратов, которые пользуются контентом и, главное, его распространяют незаконно, но платить за это должны все. Может быть, проще позакрывать пиратские сайты? Это не самый эффективный способ, но, с точки зрения юриспруденции, он выглядит более правильным?

М.М. Вам нравятся "Гугл" и "Яндекс"?

М.С. Нет, но что делать?

М.М. Вы ими пользуетесь?

М.С. Приходится.

М.М. А вы в курсе, что каждая их страничка – чистой воды пиратство? Это, если взять закон об авторском праве. Придя на эти сайты, вы становитесь нарушителем авторского права. Вам нравится такое состояние нашего законодательства? В данный момент, когда я вам что-то рассказываю, а вы пустили это в прямой эфир, и вы, и Би-би-си тоже стали пиратами.

М.С. Нет. По законодательству, действующему здесь, соглашаясь давать интервью нам, вы отдаете нам авторские права, это везде прописано.

М.М. А я возьму закон об авторском праве и скажу вам: дорогие, по нашему закону авторские права можно передать только в письменной форме. У нас нет ни договора с вами, ничего. Вам нравится быть пиратом? А если я сейчас чью-то песенку в прямом эфире процитирую, я дополнительно стану пиратом. Согласитесь, это странная, дурацкая история, когда все друг другу пираты. Или, может быть, договориться, что пиратами будут только злодеи, а мы - нет.

М.С. Существует попытка разделить пиратов и нормальных людей. Она называется creative commons.

М.М. У нас в законе такого нет. А попытка содрать с каждого по 300 рублей, хоть и кажется дурацкой, но тоже довольно странная. Скинулись, и пиратства нет. Вот 2 млрд долларов, или сколько там получилось, раздайте правообладателям, и пусть замолчат. И пиратов нет.

М.С. Ну что, проблема решена?

М.М. Поэтому я не буду огульно отвергать эту идею. Если это решит проблему и пиратов не будет как класса, у меня бы снялись проблемы с моим сайтом, где графоманы размещают свои произведения, но чувствуют себя все равно не очень уверенно. Но возникает масса мелких технических вопросов, которые все сильно усложняют. Один из болезненных вопросов – как поделить.

М.С.Это как раз тот вопрос, который я хотел задать. Тут сразу вспоминаются такие русские слова, как откаты. Но в идеальном мире это возможно? Все-таки, век электроники, все можно учесть.

М.М. Технически можно зарегистрировать всех правообладателей, пусть они приходят в российское государство и спрашивают, сколько раз их прочитали, скачали. Каждому надо посчитать. Потом все деньги поделим пропорционально между ними. Посчитать можно, как считают рейтинги телеканалов – через опросы. Это могло бы работать. А 300 рублей с носа, чтобы ликвидировать пиратство в принципе по всей стране – цена недорогая.

М.С. Ну, а поскольку иностранцы к нам особо не поедут, - опустить железный занавес по полной программе и зафиксировать интернет в пределах России.

Новости по теме