Кому и зачем в России понадобилась амнистия капиталов

  • 27 марта 2015
Image caption Бизнес и хочет, и опасается амнистии зарубежных капиталов

Российское правительство внесло в Госдуму проект закона об амнистии капиталов: россияне, незаконно владевшие активами за границей, смогут бесплатно их легализовать и избежать административной и уголовной ответственности. Эксперты позитивно оценивают законопроект, но указывают, что конечная его эффективность будет зависеть от ряда важных деталей.

О необходимости такой амнистии заявил Владимир Путин в послании Федеральному Собранию.

"Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным, трясти его там и тут", - говорил президент 4 декабря.

В итоге законопроект, подготовленный правительством, действительно на первый взгляд либерален и гарантирует владельцам иностранных активов иммунитет от преследований со стороны налоговых и правоохранительных органов.

Согласно проекту, в период с 1 июня по 31 декабря этого года россияне могут подать декларацию об имуществе, счетах, долях в компаниях за пределами страны, при этом не делая в бюджет никаких специальных выплат (изначально говорилось об 1% от всего имущества).

При этом они освобождаются от преследования по одиннадцати статьям Административного, десяти статьям Уголовного и шести статьям Налогового кодексов. Легализация активов не подразумевает их обязательного возвращения на родину.

Амнистия и деофшоризация в одном флаконе

Хотя законодательная инициатива в данном случае исходила от президента и правительства, по-настоящему заинтересован в амнистии именно бизнес, тем более что бесплатная легализация по определению не принесет бюджету никаких доходов.

Причина этой заинтересованности - не столько желание выйти из тени, сколько возможность избежать серьезных издержек в связи с вступлением в силу закона о контролируемых иностранных организациях.

Он начал действовать 1 января, и, согласно букве закона, бизнесмены, владеющие долей в иностранных компаниях, превышающей 25%, обязаны платить налоги в российскую казну. Поскольку многие российские юридические лица ведут бизнес через иностранные офшорные компании, то им в любом случае придется выходить из тени либо прятаться отныне очень хорошо, чтобы не нарушить закон о контролируемых компаниях.

При этом, "выходя из сумрака", предприниматели были бы не застрахованы от логичных вопросов о том, где они были раньше и каково происхождения их иностранного бизнеса. Закон об амнистии теоретически дает им гарантию, что неприятных вопросов не будет.

Зная об этих надеждах предпринимателей, правительство постаралось синхронизировать закон о КИКах с амнистией капиталов. Министр финансов Антон Силуанов пообещал перенести срок подачи деклараций по закону о КИКах на 15 июня. Если амнистия капиталов начнется 1 июня, то у бизнесменов будет две недели на то, чтобы заявить о долях в зарубежных компаниях.

"Рассказать о себе на 10 лет тюрьмы"

Но эксперты видят угрозы для эффективности нового закона.

Первый и самый главный вопрос заключается в том, по каким статьям Адмнистративного и Уголовного кодексов, в конечном счете, будет объявлена амнистия, говорит директор московского офиса Tax Consulting UK Эдуард Савуляк.

"Если среди статей, подпадающих под амнистию, не окажется 174 статья УК об отмывании денежных средств, то смысла большого от закона не будет. Если человек заявляет, что он пошел на нарушение налогового, валютного или таможенного законодательства, то естественно, своеобразным прицепом к этому идет отмывание, или легализация. Получается, что человек в таком случае сам про себя сообщит налоговым органам все, для того чтобы сесть на срок от семи до десяти лет", - рассказывает Савуляк.

Между тем, даже если российские власти захотят включить 174 статью УК в финальную редакцию закона, то этому с высокой степенью вероятности воспротивится межправительственная организация ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), членом которой является Россия.

Консультации с ФАТФ начнутся в понедельник 30 марта, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Однако в российской экспертной среде велик скепсис относительно того, что с организацией удастся договориться.

Боязнь рейдерства

Есть и другие опасения, которые вызывает у бизнес-сообщества правительственный законопроект.

"Закон, конечно, своевременный, но бизнес вряд ли получил четкие гарантии того, что амнистированные капиталы не будут изъяты и что доходы не будут обложены налогами дополнительно", - полагает директор департамента международных корпоративных финансов IPT Group Дмитрий Квитко.

На бумаге все выглядит красиво, поясняет он, но на практике многие предприниматели имеют (и часто обоснованно) сомнения в том, что обещания властей будут выполнены в точности.

Он указывает и на другой страх предпринимателей: рейдерство.

"Принято считать, что одной из основных причин ухода бизнеса в офшоры было уклонение от уплаты налогов, но это не совсем так. По нашим оценкам, бизнес уходил также, чтобы защититься от рейдерских захватов. Практика показывает, что зарубежные провайдеры офшорных услуг хранят информацию о бенефициарах гораздо лучше, чем многие российские структуры", - говорит Квитко.

В качестве примера того, что иностранные юрисдикции умеют надежно хранить информацию, он приводит случай аэропорта "Домодедово": Следственный комитет России уже не один год пытается выяснить, кому же формально он принадлежит (при этом реального собственника все знают).

Государственная Дума должна рассмотреть законопроект в трех чтениях в весеннюю сессию, срок вступления закона в силу намечен на 1 июня.

Новости по теме