"Пятый этаж": кто выиграет от политики "Газпрома"?

  • 14 апреля 2015
  • kомментарии
Здание "Газпрома" Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Россия поставляет треть газа, потребляемого в Европе

Глава "Газпрома" Алексей Миллер на специальной конференции в Берлине сообщил, что ЕС все более затрудняет работу газовой монополии на континенте, и предложил Европе "дать четкий и ясный ответ - нужна ли ей эта ресурсная база или нет".

Газпром в принципе готов к дальнейшим переговорам с Евросоюзом, но также готов и к решительным мерам, вплоть до полного прекращения поставок.

В ЕС комментировать заявление главы корпорации отказались, однако уже ясно, что там готовы форсировать политику дальнейшего уменьшения зависимости от российского газа.

Кто от этого выиграет?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с партнером компании RusEnergy Михаилом Крутихиным.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С.: Не послышалось ли вам в словах Алексея Миллера угрозы, и, если да, то насколько она выполнима?

М.К.: Это, конечно, угроза. Выполнимость ее сомнительна. У "Газпрома" есть много долгосрочных контрактов с европейскими странами, большая их часть – до 2035 года. И в контракте указано, в каком пункте границы потребители должны получать газ. В основном эти пункты – на украинской границе.

"Газпрому" надо договориться со своими контрагентами в Европе перенести эти пункты на территорию Турции, где "Газпром" планирует создать что-то вроде распределительного хаба и построить свою собственную инфраструктуру к этому хабу.

В бизнес-сообществе не принято так работать со своими клиентами.

М.С.: С другой стороны, когда треть европейского газа идет из одного места, из России, это не очень хорошая бизнес-практика. Другая линия в речи господина Миллера – Москва готова дискутировать, продолжать диалог, в том числе и по правилам, которые сейчас устанавливаются в Брюсселе, даже в том, что касается "третьего энергопакета", хотя его действие Москва оспаривала. Какова вероятность договориться, особенно в свете того, что этот энергопакет, который представляет собой набор европейских законодательств, несколько смягчился, и "Газпрому" не придется продавать свои сети?

М.К.: Там появились некоторые смягчения и исключения из этих правил. "Газпром" может ими воспользоваться, но беда в том, что "Газпром" пытается диктовать свои условия, менять произвольно контракты, и ничего хорошего из этого не получится.

М.С.: Евросоюз хочет заменить долгосрочные контракты спотовыми, "Газпром" это не устраивает. Получить контроль над газораспределительными сетями ему, похоже, не удастся ни при каких обстоятельствах, терминалы и Турецкий поток еще предстоит построить. Переговорная база в пользу ЕС?

М.К.: У ЕС есть козыри на переговорах – начавшееся строительство трассы из Азербайджана, откуда ЕС начнет получать примерно 10 млрд кубометров газа в год, что уменьшит зависимость от "Газпрома". По одному миллиарду в Грецию и Болгарию и восемь – в Италию.

В Италии у "Газпрома" пока сильные позиции, но они ослабнут после того, как этот газопровод вступит в строй. Кроме того, у европейцев есть пока не используемые мощности по приему сжиженного природного газа. Сейчас сжиженный газ имеет не очень высокую цену, и на рынке его много.

М.С.:Аналитики, разбирая выступление Миллера, произносят слово "Иран". Все ждут, что санкции вот-вот будут сняты, иранский газ хлынет на рынок, и "Газпром" останется не у дел. Но говорить сейчас об этом хоть с какой-то степенью уверенности невозможно. Иранский газ может попасть на европейские рынки через 5-10 лет?

М.К: Это произойдет гораздо раньше. У Ирана есть газопровод в Турцию. Недавно прошли переговоры между руководителями этих двух стран о поставке газа в Европу через Турцию. Этот газопровод спроектирован на объем 300 млрд кубометров в год, а 10 – это газ из Азербайджана.

Так что места для иранского газа хватит. Туда может добавиться газ из Туркменистана, если построить трубопровод через Каспийское море.

М.С.:Миллер говорил, что "Газпром" может взять паузу. Но сидеть и ждать у вентиля и неразумно, и даже технически невыполнимо. Когда газ идет из месторождения, обратно его не затолкнешь, с ним надо что-то делать. Существует, конечно, китайский рынок, но мы уже неоднократно говорили, что весь газ, который "Газпром" сейчас выкачивает, Китаю не нужен. Что делать с излишками?

М.К.: Излишков уже более чем достаточно. По оценке российских геологов, излишек предложения газа в России 170 млрд кубометров в год.

Добыча газа в России ограничена нехваткой рынков. Если потребление российского газа в Европе будет сокращаться, а Китаю столько будет не надо, этот газ останется невостребованным.

С газом легче, чем с нефтью – можно перекрыть трубы и скважины. Но господин Миллер так накажет себя, российский бюджет и газовую отрасль. Идет газ через украинскую границу – это самый дешевый и простой путь для попадания газа в Европу. И не надо ничего дополнительно строить и тратить деньги. А "Газпром" пытается наказать европейцев.

М.С.: Наказывать самих себя в российской политике последнее время популярно. Но считается, что в среднесрочной перспективе такие события пойдут "Газпрому" на пользу. Манипулировать Европой становится все труднее, Китаем невозможно, и "Газпром" утратит функции энергетической сверхдержавы и превратится в обычную компанию, может быть, начнет лучше управляться, и акционерам чего перепадет?

М.К.: Такая точка зрения имеет право на существование. До сих пор у "Газпрома" один управляющий – российский президент. Возможно, он захочет разбить ее на несколько конкурирующих компаний, сделать отдельно транспортную компанию, как у "Транснефти". Но я сомневаюсь, что такие мысли могут возникнуть даже теоретически у российского руководства.

М.С.: Как плохо должны сложиться обстоятельства, чтобы эта мысль российскому руководству пришла?

М.К.: Пока "Газпром" – источник денег для больших друзей российского руководства, подрядчиков, которые строят никому не нужные газопроводы, причем сметы в два-три раза превышают аналогичные за границей.

М.С.: А если сбудутся худшие опасения, Европа сократит долю российского газа до минимума, и он перестанет приносить доход?

М.К.: Если заглянуть в бюджет, из 52% дохода от нефтегазовой отрасли на газ приходится всего 5%. Их, конечно, жалко терять, но российский бюджет выдержит и это.

М.С.: То есть, если "Газпром" будет работать стране в убыток, какое-то время страна может себе это позволить?

М.К.: Следует учитывать, что "Газпром" – это полмиллиона рабочих мест, и у этих людей есть семья, родственники и проч. Это системообразующая компания, и так просто ее закрыть невозможно.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме