Мудро ли тратятся средства российского Резервного фонда?

  • 27 октября 2015
Раздача продуктов бездомным Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В 2017 году Россия уже не сможет активно тратить накопленные резервы

Министр финансов России Антон Силуанов во вторник заявил, что следующий год - последний, когда Россия сможет позволить себе тратить в больших объемах накопленные ранее резервы, так как дальше таких ресурсов уже не будет.

По словам Силуанова, общий объем резервов в этом году сократится на 2,6 трлн рублей. При этом проект бюджета на следующий год предусматривает покрытие дефицита за счет траты двух третьих от общего объема оставшихся средств резервного фонда.

Русская служба Би-би-си спросила экспертов, мудро ли сейчас тратятся средства Резервного фонда.

Андрей Нечаев, бывший министр экономики РФ:

Они тратятся на финансирование дефицита бюджета, что, в общем, является их логическим предназначением. Вопрос – адекватен ли дефицит, его размеры, и на что тратятся бюджетные деньги. Здесь есть вопросы, я бы сказал. На мой взгляд, приоритеты могли были бы быть расставлены несколько иначе.

Например, меньше урезания расходов на образование, медицину, культуру – все, что связано с так называемым человеческим капиталом, отказ от заниженной индексации пенсий в обмен на сокращение расходов, скажем, на госуправление, на оборону, на правоохранительную деятельность.

Олег Буклемишев, доцент экономического факультета МГУ:

А выхода другого нет. Что значит – мудро или не мудро? Когда бюджетная политика сверстана так, что остаются дырки, а дырки в силу предыдущих политических решений финансированию нормальным путем не поддаются, то остается только один источник.

[Смещение приоритетов финансирования] не решает проблему, вам все равно придется что-то резать. Порежете вы оборону – это что означает? Люди на оборонных заводах не получат заказы, не будет оплачен оборонзаказ, люди потеряют работу и так далее. Это другая сторона той же самой медали.

В целом политика неправильная. Дело даже не в том, что она однобокая, что она какая-то недостаточно экономная, она в целом неправильная, раз страна не может выйти на внешний рынок и нормально финансироваться и на внутреннем рынке. Условия таковы, что заимствовать тоже очень сильно не хочется.

Это все свидетельство того, что проводится неправильная политика. А вот как выбираться из неправильной политики? Менять ее. И "косметикой" тут не отделаешься, нужен какой-то глобальный ремонт.

Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги:

Мне кажется, что это все гадание на кофейной гуще. Если следующий год – это последний год, в который можно позволить себе крупные траты, то, видимо, речь идет о тратах в размере всего, что может себе позволить Россия. А если траты будут в половину такого размера – значит, и в 2017 году можно будет.

Здесь вопрос в том, какие это траты. Кроме того, мне кажется, вопрос не в том, когда [закончатся средства – Би-би-си], а в том, что [они закончатся]. Что Россия исчерпывает свои резервы постепенно, и нет источников пополнения, знают все и без минфина.

Новости по теме