Новая волна сносов в Москве: суды, руины и бизнес-климат

  • 9 февраля 2016
Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption "Ночь длинных ковшей" плавно перетекла в день

В Москве началась масштабная кампания по сносу торговых павильонов, постройку которых власти города считают самовольной - в список попали более 100 объектов. Их владельцы утверждают, что действия мэрии незаконны и что у них имелись все документы на строительство, а в некоторых случаях право собственности было подтверждено судебными инстанциями.

В списке объектов, подлежащих уничтожению, оказались и небольшие торговые павильоны на периферии столицы, и крупные торговые центры вблизи ключевых станций метро: ТЦ "Пирамида" рядом с "Пушкинской", торговые ряды у метро "Кропоткинская" и другие.

Поэтому экскаваторы, приехавшие в ночь на 9 февраля к этим постройкам, равно как последствия их ночной работы (в социальных сетях эти разрушения ТЦ назвали "ночью длинных ковшей") оказались на виду у всей Москвы и вызвали мгновенный отклик у горожан. Кто-то жалел о гибели любимых продуктовых магазинов и закусочных, кто-то благодарил московские власти за наведение порядка.

________________________________________________________________________________________________________________________

Другие материалы по теме:

__________________________________________________________________________________________________________________________

Однако некоторые юристы и представители бизнес-сообщества считают, что в наведении порядка московские власти ступили на крайне опасную территорию, где возникают риски наткнуться на многомиллиардные иски и значительное ухудшение инвестиционного климата, о поддержании которого в кризисное время принято особенно заботиться.

"Даже если бы они [в правительстве Москвы] были правы, ссылаясь на Гражданский кодекс, то все равно нельзя провоцировать ситуацию с выбиванием кирпичей из-под фундамента института собственности. Это могло бы пройти в каком-нибудь городе районного масштаба, но только не в Москве", - говорит вице-президент "Деловой России" Николай Остарков.

Сигнал обществу

Это уже не первая волна сноса торговых точек в российской столице. Первая крупная кампания началась вскоре после назначения Сергея Собянина на должность московского градоначальника в 2010 году. Тогда Москва очистилась от большинства мелких павильонов и ларьков в центре.

Media playback is unsupported on your device

Причем эта сфера деятельности московского правительства оставила большинство горожан тогда в целом равнодушными. Так, согласно опросу ВЦИОМ о приоритетах хозяйствования Собянина в январе 2011 года, лишь 4% москвичей поддержали инициативу сноса палаток - при 1% настроенных против. Вероятно, что и новый этап борьбы с "самовольными" постройками, при всем шуме вокруг него, не станет заметным фактором общественного мнения.

Зато, уверены представители делового сообщества, это станет важным фактором бизнес-климата в городе и, шире, во всей стране: московские власти подают обществу сигнал, что когда государству нужно, оно повернет законы под себя и, не считаясь ни с какими обстоятельствами, осуществит задуманное.

В данном случае мэрия, считают эксперты, не посчиталась с Конституцией России и Гражданским кодексом - хотя именно к последнему, обосновывая свое решение, она и апеллировала.

Правовые основания

Финальный акт истории существования построек, вызывавших у мэрии недовольство, настал 8 декабря 2015 года, когда на заседании президиума городского правительства было принято постановление "О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы".

В нем приводился перечень из 104 зданий, подлежащих сносу. В документе указывалось, что он принят во исполнение положений 222 статьи ГК. В обновленном летом 2015 года ГК действительно появилось положение, наделяющее органы местной власти полномочиями сносить самовольные постройки.

Но, следуя букве закона, лица, осуществившие самовольную постройку, не приобретают право собственности на нее. Во многих же из случаев, подпавших под действие постановления правительства Москвы, владельцы торговых центров не просто имеют свидетельства о собственности, они еще и подтвердили свое право собственности в судах.

Право же собственности защищается 35 статьей Конституции, которая гласит, что "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". То есть у московских властей, озаботившихся сносом ряда построек, был только один выход: через суд признать постройки самовольными и, следовательно, добиться лишения бенефициаров прав собственности.

Проблема в том, что так московские власти изначально и пытались действовать.

Выигранные суды, проигранная война

В последние годы власти города судились с рядом владельцев торговых павильонов, пытаясь доказать, что объекты были возведены незаконно. В некоторых случаях, указывают "Ведомости", спор дошел до Верховного суда, вставшего на сторону собственников зданий.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Москвичи в прошлый раз, когда сносили торговые палатки, отнеслись к этому вполне равнодушно

Речь идет, в частности, об иске властей Москвы к владельцу павильона на улице Народного Ополчения, к владельцу торгового комплекса "Пассаж Альбатрос" и других. Проведенные экспертизы показали, что указанные здания не угрожали жизни и здоровью граждан.

Собеседница Русской службы Би-би-си Ирина Писарева, представляющая торговый павильон на станции метро "Южная" (был снесен в ночь на 9 февраля), рассказала, что трения с властями у них начались в 2013 году, когда департамент имущества Москвы обратился с иском о признании их здания самовольной постройкой.

"Мы прошли с ними все судебные инстанции: суд не признал строительство самовольным, отказал в сносе. Они обжаловали решение в апелляции, которая удовлетворила их жалобу. Затем мы обжаловали это решение в кассации: Арбитражный суд московского округа в итоге отказал им в исковых требованиях: и в сносе, и в признании постройки самовольной", - говорит она.

После того как 8 декабря власти Москвы выпустили постановление о неминуемом сносе, Писарева обратилась в Мосгорсуд с просьбой признать постановление недействительным. Но он просто отказал в рассмотрении дела - на том основании, что незадолго до этого уже отказал другим жалобщикам на это же постановление. Таким образом, суд, по ее словам, проигнорировал решение Арбитражного суда московского округа.

В Следственном комитете ей ответили, что рассмотрение подобных дел не входит в их компетенцию. В генпрокуратуре послали в суд. Мосгорсуд рассматривать дело отказался. Потери владельцев снесенного торгового центра, по оценке Писаревой, составили порядка 500 млн рублей.

Бизнес, право, люди

В "Деловой России" считают, что сумма исков из-за утраченного имущества к правительству Москвы может составить 22 млрд рублей. К этому надо прибавить затраты на снос зданий, на судебные издержки, а также налоговые потери города (до 2 млрд рублей в год).

Московские власти и сами заявили о готовности компенсировать бизнесменам утраченное имущество, однако форма, в которой они это сделали, лишний раз подчеркивает юридические нестыковки в постановлении, указывают юристы.

В постановлении правительства от 8 декабря говорится: "После осуществления мероприятий по сносу самовольной постройки лицо, являющееся собственником самовольной постройки… вправе обратиться в префектуру административного округа города Москвы за получением компенсации за снос самовольной постройки при условии одновременного представления документов, подтверждающих прекращение права собственности на снесенную самовольную постройку…"

Тем самым мэрия, по сути, подтверждает факт собственности на сносимые постройки (согласно ГК, у лица, построившего самовольную постройку, не возникает права собственности).

"Эта формулировка сама по себе не совсем корректна. Всё постановление в принципе является странным с точки зрения закона", - говорит партнер Goltsblat BLP Рустам Алиев.

"Все понимают, что права собственности на эти объекты уже зарегистрированы. Они оперируют статьей о самовольных постройках - и они в действительности имеют право сносить самовольные постройки, но для этого она должна быть именно самовольной постройкой [в юридическом смысле], то есть для начала на нее не должно быть зарегистрировано никакого права", - объясняет он.

"Я могу допустить, что многие здания, снесенные сегодня, могли быть не совсем должным образом построены - и права собственности на них тоже могли быть зарегистрированы не должным образом. Но в таком случае право должно быть оспорено в судебном порядке", - отмечает юрист.

Между тем, у проблемы есть не только правовое и политическое измерения - но и человеческое. В уничтожаемых торговых центрах работали сотни и тысячи человек, которым в кризисное время придется искать новые источники существования.

"Я сейчас останусь вроде бы и с работой, но без зарплаты, - говорит Ирина Писарева, работавшая юристом в ТЦ. - Я думала, что находясь в столице одной из крупнейших стран мира, работая юристом, более или менее смогу себя обеспечить. Не думала, что окажусь в такой ситуации".

Новости по теме