Прав ли Сорос, объявивший о скором банкротстве России?

  • 12 февраля 2016
Image copyright Getty
Image caption 85-летний Джордж Сорос активно комментирует ситуацию в мировой политике и финансах - и рынки прислушиваются к его мнению

Американский финансист Джордж Сорос считает, что России угрожает банкротство в 2017 году, когда наступает, по его расчетам, срок погашения значительной части ее внешних займов. Об этом он написал в колонке для издания Project Syndicate.

"Путинскому режиму грозит банкротство в 2017 году, когда настанет срок погашения большой части его внешнего долга, а политические волнения могут вспыхнуть еще раньше", - предрек финансист и филантроп, чей фонд "Открытое общество" в декабре был признан нежелательным на территории России как "представляющий угрозу основам конституционного строя".

Его статья, вышедшая 10 февраля, была посвящена по большей части политическим аспектам: главная мысль материала сводится к тому, что президент России Владимир Путин не может быть союзником Запада в борьбе против экстремистской группировки "Исламское государство" (запрещена в России), поскольку, утверждает финансист, Россия еще страшнее ИГ.

"Атаки джихадистских террористов, сколько они ни страшны, не сравнить с угрозой, исходящей от России", - пишет он. Угроза состоит в том, что Кремль якобы специально усугубляет кризис с беженцами в Европе, бомбя мирное население Сирии (Россия последовательно отвергает эти обвинения). Тем самым Путин хочет поссорить европейские государства.

Экономических параметров Сорос в своем материале касается вскользь, однако поскольку к мнению 85-летнего финансиста и инвестора до сих пор прислушиваются рынки во всем мире, Русская служба Би-би-си решила подробнее остановиться на прогнозе относительно скорого банкротства России. Действительно ли это возможно?

Мы адресовали этот вопрос экономистам, но в первую очередь - министерству финансов России.

Пресс-служба министерства финансов России:

По состоянию на 1 января 2016 года государственный долг Российской Федерации составил 13,6%, при этом валютный долг без учета гарантий составил всего 38,1 млрд долларов, из которых к погашению в 2017 году приходится 3,6 млрд долларов.

Россия - одна из немногих стран-экспортеров сырьевых товаров, выбравших стратегию быстрой адаптации к новой реальности на глобальных сырьевых рынках, на что ориентированы проводимые правительством и Банком России бюджетная и денежно-кредитная политика.

Реализуемые меры бюджетной консолидации позволили по итогам 2015 года достигнуть дефицита федерального бюджета в 2,4% ВВП в условиях снижения среднегодовых цен на нефть до уровня в 51 доллар США за баррель. В 2016 году на фоне дальнейшего снижения цен на нефть правительство продолжает работу по приведению бюджета в соответствие с меняющейся реальностью.

Игорь Беляков, руководитель направления "Финансовые рынки" Экономической экспертной группы:

С точки зрения общих показателей у нас сейчас не настолько напряженная ситуация, чтобы говорить о сколько-нибудь серьезной опасности дефолта. У нас уровень долга один из самых низких по "Большой двадцатке", сопоставимый с долгом Саудовской Аравии. До 2017 года он просто не сможет настолько вырасти. Процентные расходы по долгу у нас порядка 0,6% ВВП - достаточно невысокая сумма.

Возможно, речь [в расчетах Сороса] идет о том, что мы будем масштабно поддерживать банковскую систему, но масштабы ее поддержки сейчас даже меньше, чем были реализованы в кризис 2008-2009 годов. По оценкам, они все равно не должны превзойти прежних величин: порядка 2-3% ВВП. Это тоже невысокие цифры по сравнению со странами Европы, которые столкнулись с кризисом суверенного долга при поддержке банковской системы.

Что касается корпоративного сектора, то, как правило, опасности в выплатах корпоративного сектора по внешнему долгу увеличиваются в период резкой девальвации. Сейчас у нас такой резкий период прошел - по крайней мере, повторения чего-то сопоставимого с концом 2014 - началом 2015 годов сложно предвидеть. Цены на нефть и так сейчас практически на минимуме.

В целом, у нас умеренные показатели внешнего долга. В начале 2015 года были какие-то проблемы, но ЦБ ввел инструменты поддержки, и мы остроту момента миновали. И в любом случае каких-то девальвационных шоков сложно ожидать к этому времени. А если мы говорим о графике плановых платежей - то к ним можно подготовиться.

Конечно, у нас сейчас произошел негативный шок, связанный со второй волной снижения цен на нефть. Падают доходы в экономике, произошла дополнительная девальвация. Это негативные моменты, которые замедлят восстановление экономики. В 2016 году ожидался рост экономики около нуля, теперь будет спад до минус 1%. Этот шок надо экономике переварить. После этого, я думаю, будет играть роль эффект низкой базы, и пойдет постепенное восстановление. Но в данный момент мы живем в условиях рецессии - это и есть пока наиболее негативный момент из всех вызовов макроэкономической стабильности.

Алексей Девятов, главный экономист ИК "Уралсиб кэпитал":

Если посмотреть на график платежей по внешнему долгу, то я бы не сказал, что там видны какие-то огромные суммы. Всего там порядка 300 млрд долларов, но я не знаю, как это растянуто во времени - возможно, Соросу виднее.

Определенную долю этих долгов удается рефинансировать. Санкции не являются такими уж запрещающими, во многих случаях их можно обойти. Тот же Центральный банк говорит, что 30-40% внешнего долга можно рефинансировать. То есть, даже принимая во внимание западные санкции, определенные возможности есть. Тем более что через два года - кто знает? - может, с нас какие-то санкции снимут. Особенно если Минский процесс пойдет, с которым западные страны связывают снятие санкций.

Конечно, при бюджетном дефиците, который может быть у нас при ценах на нефть 30 с небольшим долларов, в 6-7% ВВП - денег хватит в лучшем случае года на два. Если ситуация пойдет по совсем негативному сценарию, то уже в начале следующего года деньги кончатся. Если Сорос это имеет в виду, то эта ситуация действительно имеет место.

Однако правительство пытается предпринять определенные шаги. В частности, объявлена программа приватизации на 1 трлн рублей, хотя я в этот триллион и не очень верю. Тем не менее, эта программа предназначена отчасти для того, чтобы решить данную проблему. Но я, опять-таки, думаю, что на самом деле наши власти будут до последнего пытаться сохранить макроэкономическую стабильность. И это будет означать, вероятнее всего, секвестр бюджета: приведение расходов с соответствие с доходами. Всё будет жестко, но я не думаю, что мы повторим в итоге опыт 1998 года с дефолтом по нашим обязательствам.

Если у нас цена на нефть будет совпадать с той, на которую мы рассчитываем - 45 долларов за баррель, тогда где-то 3,5% ВВП у нас будет дефицит. Если будет ниже цена, то бюджетный дефицит будет выше.

Лично я отношусь к Соросу вполне нейтрально. Он достаточно много денег потратил на различного рода благотворительные проекты в России и мире. Я думаю, что эта его деятельность пошла скорее на пользу, чем во вред. Но всякий известный человек может иногда делать разные заявления - в том числе довольно экстравагантные.

Новости по теме