Помогут ли российскому банку развития 150 млрд руб из бюджета

  • 30 марта 2016
Правообладатель иллюстрации Ria Novosti
Image caption На спасение ВЭБа нужно потратить 1,34 трлн рублей, оценивал министр финансов России Антон Силуанов

Правительство России решило выделить на поддержку Внешэкономбанка 150 млрд рублей. При этом в декабре прошлого года министр финансов Антон Силуанов оценивал его спасение в 1,3 трлн рублей.

Госкорпорация ВЭБ появилась в 2007 году, когда был принят закон "О Банке развития" (сам Внешэкономбанк существует с 1922 года). У ВЭБа нет банковской лицензии, задачей госкорпорации является льготное кредитование рентабельных проектов, связанных с инновациями, инфраструктурой, поддержкой экспорта, малого и среднего предпринимательства.

Главой ВЭБа в течение 12 лет являлся Владимир Дмитриев. В феврале 2016 года он объявил, что покидает эту должность. Новым руководителем госкорпорации стал зампред правления Сбербанка Сергей Горьков. В последние годы ВЭБ был убыточен.

Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, помогут ли банку 150 млрд рублей и нужно ли спасать ВЭБ.

Андрей Нечаев, доктор экономических наук, член Комитета гражданских инициатив

Общий размер финансовой дыры ВЭБа оценивается в 1,3 трлн рублей, поэтому 150 млрд, конечно, кардинально ситуацию изменить не могут. Это латание самых неотложных и вопиющих дыр в бюджете ВЭБа.

В целом, конечно, надо кардинально менять принцип его работы, чтобы ВЭБ был действительно банком развития и вкладывал деньги в какие-то реалистичные, эффективные проекты, которые отвечают приоритетам экономической политики власти. А не в политизированные проекты, связанные с теми или иными полупропагандистскими акциями или элементарным разворовыванием денег, называя вещи своими именами.

Известно, что ВЭБ потерял очень много на Олимпиаде в Сочи. Это как раз пример такого, на мой взгляд, политизированного проекта, который не базировался на реальной оценке риска, возвратности средств, эффективности вложений и так далее.

___________________________________________________________________

  • ВЭБ выдал на строительство объектов и инфраструктуры к Олимпиаде в Сочи около 240 млрд рублей. К концу 2014 года госкорпорация признала проблемными "олимпийские" кредиты на сумму в 183 млрд рублей. По итогам 2014 года чистый убыток ВЭБа составил 250 млрд рублей. До введения санкций банк занимал средства за рубежом, в результате внешний долг ВЭБа к середине 2015 года вырос до 20 млрд долларов.

___________________________________________________________________

ВЭБ будет жизнеспособен, если его новые начальники научатся говорить "нет" более высоким начальникам. Это, безусловно, сложно, поскольку они их назначают, но как-то аргументированно доводить свою позицию по оценке риска - и настойчиво ее доводить - руководители ВЭБа могут и должны, я думаю.

Олимпиада - это только один из примеров, ВЭБ много где терял деньги. Институт развиия отличается от коммерческого банка в том смысле, что он дает кредит, участвует в качестве прямого инвестора или предоставляет гарантии на более льготных условиях, чем коммерческие банки, но это не значит, что он должен просто раздаривать деньги .

Карен Вартапетов, аналитик рейтингового агентства Standard&Poor’s

Такие институты, как банки развития, существуют во всех странах, в том числе в развитых. Когда ВЭБ создавался как банк развития в 2007-м году, он моделировался по лучшим мировым образцам - банки развития Японии, Южной Кореи, Германии. Но в ходе деятельности ВЭБу предлагалось выполнять ряд непрофильных функций, которые напрямую не были предусмотрены законом - в частности, санация банковских институтов. Это в будущем и ослабило его поозиции.

___________________________________________________________________

  • Во время финансового кризиса 2008 года ВЭБ выделил средства на санацию коммерческих банков "Глобэкс" и Связь-банк, хотя этот вид деятельности не подразумевается концепцией развития госкорпорации. В 2009-2010 годах во время премьерства Владимира Путина (главой наблюдательного совета ВЭБа является премьер-министр) банк выдал около 8 млрд долларов в кредит неназванным инвесторам на покупку металлургических предприятий в Донбассе. Сейчас многие предприятия разрушены, а кредиты не обслуживаются, писал Forbes.

___________________________________________________________________

Внешэкономбанк - это институт развития и часть госсектора, так скажем, поэтому какой-то политический мандат у банка будет в любом случае, он для этого и создавался. Другое дело, удастся ли ему четче развести политические и рыночные проекты. Предыдущий менеджмент делал такие предложения правительству, но их реализовать не удалось. Может быть, у нового менеджмента это получится. Список проблем абсолютно тот же самый, что был у предыдущего руководства.

150 млрд рублей позволяют Внешэкономбанку расплатиться по внешним долгам в этом году - потребности у них в объеме примерно 3 млрд долларов в отношении внешних долгов. Эти деньги и те меры, которые новый менеджмент банка предложил, они поддержат и капитал, и ликвидность.

Но вот структурные проблемы по-прежнему не решены. Ключевая проблема связана с тем, что бизнес-модель банка немного отличается от той, которая прописана в меморандуме о Внешэкономбанке и которая, в частности, предполагает инвестиции только в рентабельные проекты. Последние несколько лет получалось так, что банк инвестировал в проекты, рентабельность которых была низкой либо уже отрицательной.

Новости по теме