Греф: России требуется новая система управления

Герман Греф Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Герман Греф призывает не опоздать на поезд agile, но предупреждает, что это будет непросто

Мало кто заметил, но в 2015 году закончился век IT (информационных технологий) - и начался век цифровизации. В этой новой реальности Россия может легко затеряться, если не выйдет на качественно новый уровень управления, считает глава "Сбербанка" Герман Греф.

Об этом он рассказал выпускникам московской бизнес-школы "Сколково" в субботу.

Глава крупнейшего российского банка заочно поспорил с авторами экономического бестселлера Why Nations Fail ("Почему одни страны богатые, а другие бедные" в русской версии), считающими главной причиной несостоятельности тех ли иных народов качество институтов (суды, всеобщие выборы, частная собственность и т.д.).

"Корневое звено", по выражению Грефа, нужно искать не в институтах, а в плоскости управленческих практик, для которых в России свойствен чрезмерный бюрократизм. Он призвал всех присутствующих и отсутствующих переходить на новые практики управления, такие как agile (о которой далее в статье).

В чем залог конкурентоспособности компаний и государства? Почему компания потокового видео Netflix оценивается почти во столько же, во сколько гигантский "Сбербанк"? Почему одна новая технология способна похоронить всю банковскую систему - и почему лично Германа Грефа это нисколько не пугает?

Русская служба Би-би-си приводит выжимку из лекции, прочитанной банкиром в "Сколково". Цитаты сокращены и, где требовалось, литературно отредактированы.

Секрет конкурентоспособности

"Сегодня самая главная идея, которая позволяет нам адаптировать темпы текущего времени, - создание таких моделей управления, которые позволили бы нам остаться на плаву.

В ходе посещения Силиконовой долины мы были в офисе Uber, где один из основателей компании Трэвис Каланик сказал мне: "Знаешь, китайцы - хорошие ребята, и, похоже, они не просто научились воровать наши идеи, они научились их имплементировать. Если мы утром что-то придумали, то в обед это уже реализовали китайцы".

Это, конечно, небольшое преувеличение, но только небольшое. Потому что залог конкурентоспособности сегодня - не производство одной гениальной идеи или продукта, а способность с завидной регулярностью поставлять эти продукты на рынок".

Почему одни страны богатые, а другие бедные

"На мой взгляд, авторы книги Why Nations Fail, рассматривают следствия, а не причины. Экстрактивность и инклюзивность - важные вещи, но они не дают ответа на вопрос как. [Авторы Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон вводят понятие "инклюзивных" политических и экономических институтов, в основе которых лежит включение граждан в общественные процессы на условиях извлечения выгоды, и "экстрактивных", представляющих собой противоположность первых - прим. Би-би-си]. В любом процессе есть всегда какое-то корневое звено, до которого ты должен докопаться, и там про это звено не сказано.

Есть два существенных фактора: политическая составляющая, которая требует отдельного рассмотрения, и управленческая составляющая. У нас сейчас имеются многие институты, но, к сожалению, многие из них или даже большинство носит имитационный характер. Начиная уже с института частной собственности: вроде бы он у нас есть, но в то же время попробуй его защити в другом институте под названием "судебная система".

Я считаю, что такое корневое звено - это система управления. Если оценивать наше государство с точки зрения бимодальной системы управления run & change [где run относится непосредственно к функционированию, а change отвечает за непрерывную модернизацию], то наше государство находится в плоскости run.

Если обычные утверждения о том, что наше государство коррупционное и бюрократическое, перевести на нормальный технократический язык, то что такое бюрократия? Она имеет два проявления: недорегулированность и перерегулированность. В конечном счете, все это сводится к плохому process management [управлению процессами]. Чтобы от этого уйти, нужны изменения, реформы. А что такое реформа?

Любая реформа - это проект. Где project management [управление проектами] в системе управления нашего государства? Оно практически отсутствует. Это касается не только России, это болезнь очень многих государств, почти всех. Но сейчас другие государства пытаются от этого уходить. В Великобритании, например, Тони Блэр в бытность премьер-министром создал так называемый delivery unit [правительственный центр при премьер-министре по контролю над оказанием госуслуг].

Сегодня это в разной форме практикуется в огромном количестве стран. В нашем государстве очень развита функция HR administration [администрирование кадров], но отсутствует в полном объеме то, что мы называем HR development [развитие кадров]. Нет ни одного органа в государстве, который занимался бы этим".

Подвижные системы управления

"Слово agile [буквально - гибкий, подвижный] становится популярным во всем мире и, слава богу, в нашей стране. Но мы приходим к нему, как и во многих других случаях, последними. Для agile-управления характерно слово "тупицца", с двумя "Ц": от английского two pizza. Это маленькие команды, которые условно можно накормить двумя пиццами. Все компетенции в этой команде соединены воедино.

На 30-50% уменьшается количество менеджеров, они просто не нужны. Всё выпускается в течение максимум двух недель, короткими спринтами. Все это автоматически загружается в вашу платформу, которая должна быть для этого адаптирована. Эта система хороша тем, что видно результаты работы каждой небольшой команды.

Для legacy organizations [тут Герман Греф прибегает к лексикону программистов, которые называют термином legacy systems устаревшие программные системы, предшествующие современным - прим. Би-би-си] это громадный вызов. Надо переработать все процессы управления. А чем больше у тебя бизнес, тем больше у тебя процессов.

Плохая новость, которую я привез из Силиконовой долины в этом году, состоит в следующем. Мы уже выходили из Pivotal Software, и вдруг я вижу, что в одной из открытых переговорных сидят уважаемые люди - не в джинсах, как все мы там, а в костюмах. Я спрашиваю: "Что это за люди странные?" А мне отвечают: "Это сидит правительство Норвегии, они изучают agile".

И мне стало плохо. Выяснилось, что у них уже было правительство Новой Зеландии, два министерства США. Скорость преобразований в тех государствах, где внедряется agile, будет так нарастать в отношении нас, что это станет уже просто опасно для нашей страны. Если мы и дальше будем отставать, то это отставание будет, к сожалению, мало сопрягаться с нашей возможностью выжить в глобальном мире".

Две очень разные компании

"2015 год - год перелома, перехода из века IT в век цифровизации (DIGITIZATION, перевод информации в цифровую форму). Не все отчетливо понимают, в чем разница.

Разница в том, что мы все становимся data driven [в основе многих экономических и общественных процессов лежит работа с большими массивами цифровых данных]. Мы в этом году приехали в компанию Netflix в Силиконовой долине. Лучше бы мы туда не приезжали, потому что в этой компании я себя почувствовал мамонтом.

Если мы говорим о том, что данные - это новая нефть, то компания Netflix - это нефтяная компания с глубиной переработки близкой к 100%. Вроде бы никаких толковых данных компания не имеет, ведь мало же кто регистрируется под своим реальным именем.

Однако если я зарегистрируюсь там под вымышленной фамилией и зайду туда три-четыре раза, то у меня не останется ни одного шанса не быть расшифрованным компанией. Она анализирует такие метаданные, как стиль регистрации, время нахождения на ресурсе, время регистрации, подбор фильмов, последовательность подбора фильмов, минуты просмотра - и на этом основании вычисляет твой профиль. Это большая математика.

Компания стоит сегодня 40 млрд долларов - чуть поменьше, чем "Сбербанк". Но в "Сбербанке" работает 330 тысяч сотрудников, а там - 3 тысячи. Если наше будущее связано с тем, что из 330 тысяч человек останется 30 тысяч [имеется в виду сценарий, при котором в компании в результате внедрения новых технологий останется 30 тысяч высокопроизводительных рабочих мест, а остальные будут упразднены - прим. Би-би-си], то это хорошие новости. Тогда у нас есть шанс".

Технология, способная похоронить банки

"Все компании в мире делятся на две части: те, которых "хакнули" - и они об этом знают. И те, которых "хакнули", но они пока не в курсе. Я с этим полностью согласен. Сегодня самый большой драйвер наших расходов - это cyber security и compliance (кибербезопасность и соответствие государственным и корпоративным стандартам).

И то и другое не очень производительно, но крайне нужно. Если мы сегодня не будем инвестировать в cyber security, то завтра мы будем инвестировать в правоохранительные органы, которые будут безуспешно искать деньги наши клиентов.

Сегодня 200 млн хакеров в мире работают против компаний. Есть четыре наиболее атакуемые страны: Россия, Бразилия, США и Германия. Если вторые две сильно защищены, то первые две являются лакомой добычей.

Технология blockchain [подробнее об этом - в специальном сюжете Би-би-си о биткойнах и других криптовалютах], на мой взгляд, - это новый интернет. Это идея такого же уровня, как интернет. И она не успела еще родиться, как наш центробанк сказал, что криптовалюты нельзя выпускать. Потом они сказали, что их нельзя еще покупать, а теперь они говорят, что тех, кто попытается их купить, могут посадить в тюрьму. Мы понимаем, что весь прогресс в этом случае уйдет за пределы России, все наши специалисты в области blockchain будут вынуждены работать в более удобных юрисдикциях.

Перспектива такова, что я пока не вижу в мире, где есть blockchain, места банкам. В принципе, все функции, включая CEO, постепенно заменяемы алгоритмами. Конечно, там есть некоторое количество нерешенных проблем, но они решаемы со временем.

Я себя готовлю к такому будущему. Впрочем, я не уверен, что на похороны банковской системы придет большое количество людей. Я не знаю людей, которые сильно любят банки, я и сам не люблю их".

Эпилог (в виде привета Столыпинскому клубу)

"Мы во всей нашей истории с завидным упорством повторяем одни и те же ошибки. Сейчас опять мы слышим: давайте попробуем запустить денежную эмиссию, которая почему-то у нас не должна вызвать инфляцию.

Давайте огосударствим экономику, потому что частный бизнес якобы не работает в нашей стране. Все это уже много раз было и уже не раз привело к известному печальному результату. Нам надо извлекать уроки из собственной истории".

Новости по теме