Кинофестиваль лондонского Ист-Энда

  • 25 апреля 2010

Слова о том, что лондонский Ист-Энд – еще четверть века назад полузаброшенная окраина – все более и более уверенно превращается в культурный центр британской столицы, стали уже общим местом.

Image caption Кадр из фильма "Бубен, барабан"

Еще одно подтверждение тому – проходящий в эти дни здесь вот же 10-й по счету (!) "Кинофестиваль Ист-Энда".

Фестиваль разбросан по дюжине клубов, театров и кинотеатров Ист-Энда и, как и подобает новому и до сих пор сохраняющему налет контркультурности событию, в подборе фильмов ориентируется не на голливудских звезд и мейнстрим, а на кино альтернативное и дерзкое – вне зависимости от возраста.

Открывается фестиваль фильмом Bronco Bullfrog – снятой еще в 1969 году черно-белой ленте о том самом Ист-Энде, каким он был до начала паломничества в него модных художников и галерей.

"Долгие годы усилий" - смесь документального фильма и фильма-концерта - рассказывает об уроженце Ист-Энда панк-поэте Патрике Фицджеральде.

Название и приведенные мною примеры могут создать ложное впечатление узкой привязки фестиваля к своей, сугубо местнической тематике. Ничего подобного. Лондон, а Ист-Энд и подавно, становится чем дальше, тем более многокультурным, и фестиваль это прекрасно отражает – здесь немало фильмов из стран Азии, Африки, Восточной Европы и в частности России.

Русские идут...

Воодушевленные успехом на прошлогоднем фестивале фильма Вероники Гай-Германики "Все умрут, а я останусь", в этом году организаторы значительно расширили российское представительство. И пусть живой гость из России всего один – режиссер Алексей Балабанов, и фильмы его ("Груз-200" и "Морфий") уже не самые новые, тем не менее, присутствие мэтра (а Балабанов именно так уже воспринимается) как бы дает толчок и остальной программе.

Image caption Фильм "Юленька" - обращение к эстетике мистического ужаса

Во всяком случае, молодой режиссер Игорь Волошин считает Балабанова своим учителем. Волошин обратил на себя внимание несколько лет назад дерзкой экспериментальной лентой о молодежной субкультуре "Нирвана", и его новая работа "Я" - помещенная в психиатрическую клинику сюрреалистическая история - обещает быть не менее интересной.

Действие фильма Алексея Мизгирева "Бубен, Барабан" происходит в конце 90-х годов в небольшом шахтерском городке – личную драму главной героини оттеняет узнаваемый социальный фон.

"Юленька" Александра Стриженова - редкий в российском кино пример обращения к эстетике мистического ужаса, сродни знаменитому "Омену". Российской критикой фильм был скорее обруган, но в программу фестиваля попал, очевидно, как свидетельство способности и в России снимать ужастики.

И, наконец, - "Короткое замыкание" - альманах, в котором пятеро молодых, но уже признанных режиссеров (Петр Буслов, Алексей Герман-мл., Борис Хлебников, Кирилл Серебрянников и Иван Воропаев) дают пять портретов молодых одиноких людей, пытающихся в трудное время найти себя и найти любовь.

Новости по теме