Мария Гайдар: Белых знал, что за ним следят

Мария Гайдар, Никита Белых, кировская область Правообладатель иллюстрации Ria Novosti
Image caption Мария Гайдар работала заместителем Никиты Белых с июля 2009 года по июнь 2011 года

Бывший заместитель главы Кировской области Мария Гайдар рассказала Русской службе Би-би-си, как она относится к версии следствия в деле Никиты Белых.

Мария Гайдар давно знает Белых и не верит, что он "вор и коррупционер". Гайдар считает, что наличные, с которыми губернатора сфотографировали в ресторане, в действительности были "политическими деньгами" или спонсорской помощью.

Би-би-си: Как вы узнали об аресте Никиты Юрьевича?

Мария Гайдар: Я прочитала об этом в интернете, мне тут же кто-то из друзей или знакомых прислал ссылку, вот так я и узнала.

Би-би-си: Следователь говорил на суде, что Белых признался, будто он брал деньги на развитие Кирова. Вы этому верите?

М. Г.: Именно в это я и верю, что это либо деньги на развитие Кирова, либо это какие-то политические деньги. Я абсолютно убеждена, что это не взятка, что это действительно деньги, которые для каких-то целей передавались, о них было известно, и вот Никиту так подставили. Я в этом абсолютно убеждена.

Би-би-си: То есть в такой форме: наличными в евро в ресторане ...

М. Г.: Да-да-да, наличность в евро, потому что это были либо деньги спонсорские, либо деньги на выборы. Именно так эти деньги, ну как я понимаю, ходят, это общая практика. Практика не Никиты Белых, это практика и администрации, и "Единой Росиии" - всех. Поэтому я думаю, что это что-то в таком ключе. О том, что будет передача этих денег, знали, и поэтому, собственно, и случилось вот это все шоу с ФСБ, камерами и так далее.

Я знаю Никиту Белых достаточно давно. С моей точки зрения, он не вор и не коррупционер. С другой стороны, он человек абсолютно, параноидально аккуратный, знающий о том, что за ним следят. И представить себе, что он пришел бы и начал брать деньги руками, взятки, я просто не могу. Это за пределами моего представления о мире и о Никите.

Би-би-си: СМИ пишут, что он мог брать деньги на строительство храма, он раньше занимался чем-то подобным?

М. Г.: Понимаете, Никита был в Кировской области, знаете, как хозяином региона. Он очень много в Кировской области делал для привлечения разных средств, разных проектов, разных спонсоров. Он все время этим занимался лично, он понимал, что денег бюджетных мало. Он понимал, что по каким-то программам Кировская область не самая приоритетная, она редко куда-то попадает. И многие вещи, которые были сделаны, они были сделаны на его личных связях, на просьбах, уговорах, договоренностях.

Таким образом, как я понимаю, газпромовский бассейн построили 50-метровый, которые в городе-немиллионнике не строят. Конечно же, он привлекал деньги, откуда мог - отовсюду. Во многом это такое ручное управление, во многом он был вполне себе традиционным российским губернатором, которые ровно такими вещами и занимаются - тем, что собирают деньги на храмы, собирают деньги от кого-то на ремонт в городе, особенно если бюджетные деньги сокращаются.

Би-би-си: В Кирове часто говорят, что Никита Юрьевич не очень хорошо разбирается в людях, вы согласны с этой точкой зрения?

М. Г.: Я не знаю, мне сложно сказать. Я могу сказать, что когда я работала, многие его решения кадровые вызывали у меня самой большие вопросы. И с каким-то количеством людей из команды, которые приехали с ним с самого начала, у меня, например, были большие конфликты и разногласия. Сейчас я уже могу об этом сказать. Но я не стала бы так категорично [утверждать], потому что я работала 2,5 года, я не знаю, можно ли такое утверждать.

Может быть, не так он плохо разбирается в людях, если команда проработала в Кировской области, есть результаты и достижения, просто нужно понимать, что это очень-очень бедный регион, очень сложный, это первое. А второе - кировчане, я их очень-очень люблю, но у них есть такая особенность: у них очень негативный взгляд на власть и на жизнь, очень высокий уровень недоверия. Причем если с ними беседовать, то выясняется, что это практически перманентно присущее им свойство. Я помню, спрашиваешь, ну как вам то-то, а они говорят: "Ну и при царе было плохо, потом вот эта революция, потом ..." Все время было плохо.

Би-би-си: Кировский коммунист Сергей Мамаев валит все проблемы в местном здравоохранении на вас ...

М. Г.: Ну какие проблемы в здравоохранении, посмотрите больницы, посмотрите статистику. Да, конечно, мы проводили реформы, это один из успешных примеров реформ в здравоохранении. Есть два проекта в Кирове, за которые я отвечала, это реформа здравоохранения и проект поддержки местных инициатив. Это вещи, которые я начинала, я и тем и другим горжусь.

В Кировской области на одного человека тратится гораздо меньше денег, чем во многих регионах, при этом в Кировской области у врачей одна из самых высоких зарплат. Это как раз показывает эффективность системы, что было убрано много лишнего - по 16 бухгалтеров в маленькой больнице, воровство. Почему мы должны проводить реформы здравоохранения - это рост заработной платы врачей. Многие сейчас даже в министерстве здравоохранения используют тот опыт реформ, которые были в Кировской области.

Посмотрите данные, посмотрите смертность, материнскую смертность, данные по заработной плате врачей. Сходите в больницы, поспрашивайте, съездите в какой-нибудь район. Есть один спикер - Мамаев, который традиционно всегда [критикует]. Я Мамаева знаю, я работала с ним. Когда я работала, он всячески выражал свою поддержку, приходил и говорил: "Ты, Егоровна, нормальная баба". Но потом, когда он стал депутатом Госдумы, он изменил свою позицию и стал всех поливать грязью. Политика.

Би-би-си: Никита Юрьевич раскритиковал ваше решение уехать на Украину, вы как отнеслись к этой критике?

М. Г.: Я очень спокойно отнеслась к этой критике. Я понимала, где находится Никита Юрьевич, я прекрасно понимала, какое у него в принципе мировоззрение. Если когда-то Никита был оппозиционером, мы были в СПС [партия Союз правых сил] вместе. Потом он прошел достаточно большой путь, и его мировоззрение, его взгляды на политику и на многие вещи просто изменились и гораздо ближе стали к взглядам такого бюрократа, путинского чиновника. Я понимала, что это [критика] произошло под воздействием этих взглядов.

Я к Никите отношусь очень хорошо. Я знаю, что он человек порядочный, что он человек надежный. Может быть, он не самый большой либерал и оппозиционер, но он хороший человек, который пытался сделать, что он может, в той системе, которая у нас в стране была.

Похожие темы

Новости по теме