Как Япония узнала про депрессию и поверила в нее

Picture from manga of person holding a slip of paper with the word pharmacy written on it Правообладатель иллюстрации Torisugari

До конца 1990х годов японцы не только не знали, что такое депрессия, но многие и слова такого не слышали. Считалось, что при перепадах настроения надо просто взять себя в руки. Что же заставило Японию признать депрессию расстройством, и как с ней борются в стране буддистской мудрости и новых технологий?

Я нахожусь на юге Японии и сижу в кресле у психиатра, листая страницы журнала японских комиксов художника Торисугари.

Сам автор сидит рядом со мной и вкрадчивым голосом объясняет мне смысл рисунков. Мы останавливаемся на том, где главный герой Ватаси начинает падать, а Земля под ним раскалывается на куски, заставляя его проваливаться все глубже.

Правообладатель иллюстрации Torisugari

"Мир, где я до сих пор находил поддержку, трещит по швам и ускользает от меня. Я больше не в состоянии устоять на ногах", - кричит Ватаси.

Этот рисунок отображает состояние самого художника более десяти лет назад. Тогда он работал по многу часов на госслужбе, зачастую практически не спал, и однажды в его голове поселилась одна-единственная, не дававшая покоя мысль - "я должен умереть".


  • В Японии депрессия широко не признавалась заболеванием вплоть до конца 1990-х годов
  • Объемы продаж антидепрессантов резко увеличились после рекламной кампании, назвавшей депрессию "простудой души"
  • Сегодня некоторых обвиняют в симуляции депрессии ради того, чтобы побыть дома на больничном

Торисугари не знал, что с ним происходит, а непонимание со стороны окружающих лишь усиливало его страхи. Он скрывал от родителей, что пытался покончить с собой, но пошел к врачу проверить сердце, с которым все оказалось в порядке.

В 29 лет Торисугари умолял свою мать не выходить без него из дома, повсюду брать его с собой, хотя он и стыдился этой ситуации.

Правообладатель иллюстрации Torisugari
Image caption Ватаси просит свою мать: "Не уходи! Не покидай меня". Ответ: "Хватит валять дурака"
Правообладатель иллюстрации Torisugari

Его отец утверждал, что таким образом он просто привлекает к себе внимание. Лучший друг Торисугари считал точно так же и посоветовал молодому человеку заняться физическими упражнениями.

Казалось, что абсолютно все в жизни вдруг пошло не так: мир стал крайне неуютным местом для жизни, дружеские и прочие связи давали сбой.

Наконец, один из врачей поставил ему диагноз, о котором Торисугари никогда не слышал, - депрессия.

Ничего странного в неведении пациента не было. До второй половины 1990-х годов слово "депрессия" редко звучало за переделами определенных медицинских кругов.

Некоторые специалисты объясняли это тем, что японцы просто не страдали депрессией. А те, кто впадал в подобное состояние, умели каким-то образом справляться со своими чувствами и продолжали жить, как прежде. Свой депрессивный настрой они направляли в эстетическое русло, погружаясь в искусство, кинематограф или просто в созерцание цветущей сакуры.

Правообладатель иллюстрации Torisugari
Image caption Ватаси ставят диагноз: "Господин В, у вас депрессия. Я выпишу вам лекарство. Пожалуйста, придите снова со своим боссом"

Более приемлемое объяснение заключается во врачебных традициях Японии. В этой стране депрессию долгое время считали физическим состоянием, нежели сочетанием физических и психологических факторов, как это принято на Западе.

Диагноз "депрессия" ставился крайне редко, а людям с классическими симптомами врачи просто рекомендовали больше отдыхать.

Такой подход сделал Японию весьма непривлекательным рынком сбыта средств от депрессии. К примеру, производители одного из самых распространенных в мире антидепрессантов Prozac попросту отказались иметь дело с Японией.

Однако в конце XX века убедительная рекламная кампания, инициированная одной крупной японской фармакологической фирмой, коренным образом изменила положение дел.

В ходе этой кампании депрессию назвали kokoro no kaze, что по-японски означает "простуда души". Дав такое определение, рекламщики хотели показать, что это довольно распространенное заболевание, которое может подцепить каждый, но которое можно вылечить с помощью таблетки.

В последующие четыре года число людей, у которых были диагностированы настроенческие расстройства разной степени, выросло в четыре раза. А рынок сбыта антидепрессантов в Японии к 2006 году увеличился в шесть раз.

В Японии, как и во многих других странах, знаменитости весьма охотно делают разного рода заявления, и многие из них - от актеров до телеведущих - один за другим стали утверждать, что в разное время испытывали депрессию.

Этот новый для Японии недуг стал не просто признанным с медицинской точки зрения, но и отчасти модным.

Правообладатель иллюстрации Torisugari

Проникла депрессия и в залы суда. Семья некоего Ихиро Ошимы подала иск против его работодателя - крупнейшего в стране рекламного агентства Dentsu, после того как Ошима покончил с собой вследствие колоссальных переработок.

Этот процесс привлек большое общественное внимание. Адвокаты истцов сумели доказать две важные вещи.

Во-первых, то, что самоубийство может стать следствием личных обстоятельств человека, в том числе и усталости на работе. По этому пункту представители Dentsu утверждали, что причиной самоубийства их сотрудника стала его генетическая предрасположенность к подобному акту.

И второе, в чем адвокаты убедили суд: японские представления о самоубийстве, как о поступке совершенно осознанном и даже не лишенном благородства - старомодны и неадекватны.

Японское руководство пребывало в замешательстве. Проблемы психического расстройства превратились из личного дела конкретной семьи в одну из главных тем повестки дня рабочего движения.

До сих пор от работников, особенно от женщин, ожидалось, что они без устали, много часов подряд могут демонстрировать готовность помочь клиентам или покупателям, создавать неисчерпаемо бодрую атмосферу, к которой так привыкли японские потребители. Теперь же это стали называть эмоциональной и психологической эксплуатацией.

В 2006 году в стране был принят закон о предотвращении суицида, согласно которому самоубийство было признано социальной, а не частной проблемой, и который предусматривал ряд мер для снижения числа самоубийств.

Правообладатель иллюстрации Torisugari

А с 2015 года в Японии стали проводить проверки уровня стресса работников на рабочих местах. Сотрудники заполняют специальные опросники, в которых есть вопросы о причинах и симптомах испытываемого ими стресса. Затем они тщательно изучаются медиками, которые назначают соответствующую терапию тем, кто, по их мнению, нуждается в помощи. Этот процесс строго конфиденциален, и работодатели не знают, на кого из сотрудников обратили внимание врачи.

Такие проверки обязательны в компаниях, где работают свыше 50 человек. Более мелкие фирмы также призывают перенять эту практику.

В японском обществе открыто обсуждается проблема депрессии, медики и знаменитости предлагают всяческую поддержку нуждающимся в помощи, изменились в лучшую сторону правила трудоустройства.

Так можно ли считать, что в сегодняшней Японии "верят" в депрессию?

Возможно, да, а возможно и нет. Есть доказательства того, что в последнее время ситуация начала меняться в обратную сторону. Это связано с тем, что все чаще люди не выходят на работу и берут длительные больничные, ссылаясь на депрессию. Это влияет на производственный процесс и приводит к дополнительной нагрузке на коллег, которые с подозрением относятся к тому, какими способами некоторые сотрудники добывают себе диагноз.

Некоторые японцы, действительно страдающие депрессией, говорят, что общественная дискуссия вокруг их проблемы служит им на благо, позволяет открыто говорить о своем состоянии. Но отмечают, что часто их процесс выздоровления и возвращение на работу омрачаются намеками окружающих на то, что они симулянты с поддельным диагнозом.

Правообладатель иллюстрации Torisugari

Ограниченность кампании, придумавшей выражение "простудой души", становится все очевиднее. В свое время ее авторов раскритиковали за "ложную взаимосвязь" между обычным ОРЗ и депрессией. Однако взаимосвязь оказалась еще глубже: японский опыт, связанный с депрессией, показал, насколько тесно переплетены вопросы физических или психических заболеваний и культурных традиций страны.

Пример с работой, больничными и степенью ответственности по отношению к другим людям - наглядное тому подтверждение.

Привлечение общественного внимания к проблеме депрессии обернулось сложной и деликатной материей.

Торисугари знает об этом, как никто другой. Ему до сих пор приходится мириться не только со своей болезнью, но и с таким же непониманием, с которым он столкнулся в те первые недели своего нового состояния. Именно поэтому он решил создать рисунки, которые мы теперь разглядываем., и именно поэтому они привлекают огромную и благодарную аудиторию, как и в онлайне, так и среди любителей печатных изданий.

Для него это своего рода комикс-терапия, как говорит его психотерапевт. А всем другим они помогают лучше понять состояние людей, страдающих подобными расстройствами.

Похожие темы

Новости по теме