Нашествие покемонов: ой, что будет, что будет...

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Суть игры Pokemon Go заключается в том, что ее обладатели должны выполнить ряд интерактивных заданий по карте прилегающей местности

Сегодня в Москве состоялась пресс-конференция под названием "Pokemon Go: что скрывается за экраном гаджета?" с участием психологов, налоговиков и интернет-специалистов.

За экраном гаджета, надо понимать, не скрывается ничего хорошего.

Злополучные покемоны последние пару недель не вылезают из новостей, в том числе и тех, где рассказывается о попытках властей запретить или ограничить ловлю социально опасных виртуальных монстров.

Почему вокруг невинной забавы возник такой ажиотаж?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев и обозреватель Би-би-си Александр Кан беседуют с одним из участников конференции, российским интернет-омбудсменом Дмитрием Мариничевым.

_____________________________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С.: Добрый вечер, 22 июля, пятница. В лондонской студии "Пятого этажа" мы должны быть с нашим обозревателем по вопросам культуры Александром Каном, но он где-то на этаже ловит покемонов. А вот и торжественное явление Александра Кана.

А.К.: Нет, покемонов у нас я не нашел. Это так и должно быть?

М.С.: Не знаю.

А.К.: И я не знаю. Я еще неопытный ловец покемонов.

М.С.: Если говорить серьезно, то, что такое покемон, и чем один отличается от другого, Алик узнал часа два назад. Я прочитал по этому поводу какое-то количество специальной литературы, но, честно говоря, тоже не очень хорошо представляю, чем эта забава отличается от аналогичных, типа Candy Crash, которая пару лет назад была приблизительно так же популярна в мире. Хотя, если судить по финансовым показателям, покемоны обставили всех конкурентов едва ли не на порядок.

А.К: Самое главное, непонятно, почему вдруг из-за этих несчастных покемонов такой сыр-бор разгорелся.

М.С.: А вот это, я думаю, мы сейчас узнаем. Российский предприниматель и российский интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев присоединяется к нам по Скайпу. Дмитрий Николаевич, добрый вечер.

Д.М.: Добрый вечер.

М.С.: У вас за спиной покемоны не скрываются? Мы можем говорить без стеснения? Нас не подслушивают?

Д.М.: Вам виднее. Вы можете использовать игру и посмотреть, есть у меня покемоны, или нет.

М.С.: Я не то чтобы противник подобного рода игрищ, но лично меня как-то эта игра совершенно не заинтересовала. В свое время я обнаружил разновидность игры судоку для мобильного телефона, и вполне ей удовлетворен.

Кстати, раз уж мы заговорили о всевозможных играх, мне почему-то сразу вспомнилось, что распространению шахмат на Руси в свое время твердо был поставлен заслон власть предержащими. Тогда еще не было министерства культуры или минкомсвязи, указы издавались другим образом, но шахматы были признаны дьявольской забавой, и играть в них запретили.

Похожие призывы раздаются сегодня не только в России. Например, я слышал, хотя официального подтверждения мы пока не получили, что власти английского города Бристоль собираются наложить ограничения на ловлю этих виртуальных зверьков, правда, руководствуясь не их бесовским происхождением, а тем, что в процессе поисков люди могут нанести увечья себе и серьезным образом затруднить работу транспорта.

Так вот, мы с Аликом хотим начать этот разговор с того, что спросить вас: а, собственно, почему вдруг? Казалось бы, обычная игрушка, к тому же изобретение не новое. Покемоны появились в 1990-х годах, хотя совершенно на других платформах. Почему такое сумасшествие?

Д.М.: Это достаточно очевидно, на мой взгляд.

Чтобы такое сумасшествие началось, должна быть готовность общества, некая потребность внутри общества, среди клиентов сервисных компаний, интернет-компаний, игровых компаний - неважно, как их называть.

Во-вторых, должен быть высокий технологический прогресс, покрытие сетью надежной, интернет у вас должен быть доступный и быстрый. Плюс у людей должны быть смартфоны, которые оборудованы камерами, у которых есть возможность скачать эту программу. То есть нужно много функционала, плюс сами люди должны быть технологически грамотными.

За последние два-три года этот уровень поднялся. Это фактически новый уровень развития интернета.

Что самое важное, есть понимание, что интернет не где-то далеко, а должен быть привязан к физическому пространству, в котором вы сейчас находитесь. Перемещаясь в пространстве, вы должны иметь возможность доступа.

Плюс социализация. Социальные сети, мессенджеры за последнее время качественно изменили уровень и возможности взаимоотношений между людьми.

Совокупность всех этих факторов привела к тому, что возник бум сервисов, связанных с дополненной реальностью. Кстати, есть довольно много сервисов, которые не являются игрушками в прямом смысле, но работают на том же принципе.

Издревле у людей есть тяга к собирательству. Это физиологическая потребность. И ловля покемонов - некое собирательство. В Советском Союзе собирали сигаретные пачки, марки, это тоже было, если угодно, массовое помешательство.

Отсчитывая от сегодняшнего дня, или, точнее, неделю назад, мы вступили в новую стадию информационного общества, которое будет жить в измененном мире, мире физическом, привычном нам, но дополненном не физическими объектами, будет учиться коммуницировать с ними.

Поэтому такая популярность.

М.С.: Мне кажется, что филателисты никуда не делись, хотя число собирателей марок несравнимо даже приблизительно с числом собирателей покемонов. С другой стороны, из того, что вы сказали, как мне представляется, следует, что это довольно натуральная прогрессия человечества. Развиваются технологии, вместе с ними развиваются методы использования досуга.

Но вот что интересно: далеко не все наши сограждане воспринимают эту игру как безобидную.

Вот на днях казачье общество "Ирбис" в Санкт-Петербурге распространило заявление о том, что эти несчастные покемоны - непоправимый вред государственной безопасности.

Если набрать в любом поисковике слова: "покемон" и "ЦРУ", то вам сразу выпадают двадцать страниц, на каждой по десять-пятнадцать ссылок, другое дело, что часто они ссылаются друг на друга. Авторы убедительно доказывают, что все это происки ЦРУ, АНБ, ФБР, в экзотических случаях "Моссад".

Вот это мне представляется достаточно любопытным.

С одной стороны, много говорилось в последние годы, и до разоблачений Сноудена, и, в особенности, после, что Большой Брат не дремлет, что мы не очень хорошо представляем, что все эти гаджеты про нас сообщают, в какой момент, и кому.

С другой стороны, ну, еще одна игрушка, которая знает ваше местоположение, и время от времени, вам не сообщая, стучится куда-то на удаленный сервер. Какая вдруг угроза национальной безопасности?

Тем не менее, эту тему обсуждают более чем серьезно, и достаточно серьезные люди. Как, по-вашему, почему?

Д.М.: По-моему, это абсолютная глупость. Что ЦРУ никакого отношения к этой игре не имеет - это сто процентов. Повезло компании, которая сделала такой успешный проект, причем дешевый и не очень сложный с точки зрения функционала, он своей простотой, своей детскостью завоевал умы.

Как только человек взял в руки смартфон - все, смартфон и так может определить местоположение человека, и геопозицию мы сто раз в день отправляем, и сколько шагов проходим. Появился дополнительный сервис, который делает то же самое, использует технологические возможности конечного устройства. Винить игру бессмысленно.

Единственный довод относительно угроз национальной безопасности - то, что можно направить людей куда-то, или они начнут ловить покемонов, скажем, на гидроэлектростанции.

Но это тоже домыслы, поскольку, если объект охраняется, то покемонов там ловить не получится.

В-третьих, серверы, которые обслуживают эту игру и разбрасывают покемонов случайным образом, играют с тем клиентом, который в игре находится, и покемоны поэтому появляются в непосредственной близости, заставляя его втягиваться в процесс. Налицо обратная связь между игровой системой и игроком, который ей пользуется. Иначе большая часть покемонов появлялась бы в пустыне Сахаре.

Это, опять-таки, вопрос новой социализации. Можно осуждать социальные сети, в которых можно делать группы, люди собираются по интересам, и тому подобное. Здесь можно сказать, что социализация выходит на новый, игровой уровень.

Чем хороша эта простая игра? Когда ребенок растет, он познает мир с помощью игры, он постоянно играет. Мы сейчас с помощью игры познаем новый мир, мы точно так же играем. Но возможности, которые открываются для общества, становятся реально безграничными. Вы действительно можете в интересах государства или бизнеса направлять игроков к тем или иным объектам, и они там появятся физически.

Если взять с точки зрения продаж в магазинах, мы уже видим, что появление покемонов привлекает покупателей. И общение между людьми переходит из состояния онлайн в состояние оффлайн. Это очень хорошо, это позитивно скажется на обществе и его развитии.

М.С.: Ну да, другое дело, что лет сорок назад, когда никаких гаджетов не было, люди ходили друг к другу в гости ногами, а не по "Фейсбуку". Кстати, именно это ставится данной игре в заслугу. Вместо того, чтобы сидеть дома и манипулировать мышью или тактильным экраном, надо оторвать свои мягкие ткани от стула и куда-то их нести в поисках покемонов, заодно сжигая калории.

Но здесь вот какой вопрос возникает. С одной стороны, социальные сети за последние 10-15 лет переформатировали нашу реальность. Стало проще написать товарищу электронное сообщение. От детей старшего школьного возраста я слышал, что и "Фейсбук" уже для динозавров, а продвинутая молодежь пользуется чем-то еще, название, честное слово, не запомнил.

Мы сами себе все это сделали, и теперь нам нужны специальные игрушки, чтобы опять учиться ходить.

А с другой стороны, весь этот массив данных, который о нас собирается и превращается в контентную рекламу, по большому счету, превращает общество в стадо, которым достаточно легко манипулировать вот такими незамысловатыми способами, как игрушка Pokemon Go, в которую играют люди самых разных возрастов. Об этом, кстати, говорили более серьезные критики не только данной игры, но и всей нашей растущей интернет-зависимости.

Как, по-вашему, есть ли здесь предмет для беспокойства? Жажда наживы - это такая штука, что, даже если оставить в стороне конспирологию, связанную с ЦРУ, совершенно точно, что специалисты по контентной рекламе извлекают из этого свой жирный куш.

Д.М.: Я бы не драматизировал ситуацию, хотя отчасти вы правы. Среда меняется, и человек начинает приспосабливаться к жизни в новой среде. Те люди, которые по взглядам своим ретроградные, они, конечно, будут сопротивляться и критиковать, и игру, и вообще все, что появляется.

Те, кто более прогрессивен, прежде всего, наши дети, будут себя комфортно чувствовать в новой среде, в новом мире, и будут отстаивать свои позиции. Это лишь вопрос времени.

Относительно манипулирования, тоже не соглашусь. Сейчас, когда общество не подготовлено к этому, оно, конечно, попадает, как говорится, «под раздачу» информационных технологий. Но со временем оно адаптируется, правила поведения улучшатся, и человек будет гораздо комфортнее себя чувствовать в этой виртуальной инфраструктуре.

Когда трамваи пришли в города, количество попаданий прохожих под трамвай было значительным, а все почему? Потому что когда крестьянин оказывается в городе, у него и так стресс, а тут еще движущийся объект, вызывающий оцепенение. Сейчас этого уже нет, потому что люди с детства воспитываются и живут в этой среде, и ведут себя адекватно.

А если взять городского жителя и отправить его в лес, то при виде волка он наверняка впадет в оцепенение и, скорее всего, погибнет, в отличие от крестьянина, который, наоборот, будет адекватно вести себя при встрече с волком.

Здесь все ровно так же.

Конечно, big data радикально изменит информационный ландшафт. На достаточно примитивную контекстную рекламу будет выработано противоядие, люди станут по-другому относиться к внешней среде, которая нам что-то предлагает.

Труднее будет что-то впаривать, поскольку можно будет качественно просчитывать свои потребности.

Если вернуться к пирамиде Маслоу, самые банальные наши потребности будут удовлетворяться автоматически. Жизнь не будет тратиться на то, чтобы что-то купить или съесть, мы перейдем на более высокий уровень, эмоциональный, интеллектуальный, уровень переживаний, отношений с семьей, с детьми, друзьями, знакомыми. Это будет другой мир.

Конечно, очень трудно всем обществом подняться из мира, где вы заботитесь в первую очередь о своем существовании. Хотя, согласитесь, он и сегодня совсем другой по сравнению с миром, где приходилось тяжело добывать себе пищу, и речь шла о том, выживете вы, или умрете с голоду. Сейчас для большинства людей в большинстве стран так вопрос не стоит. Вопрос стоит, купить или не купить автомобиль, куда поехать отдыхать. Представьте, что и эти потребности станут не такими актуальными, как уже стало добывание пищи.

Я смотрю на вещи вот с этой стороны, и нахожу скорее позитивные тенденции, чем повод для волнения.

М.С.: Что ж, очень приятно встретить оптимиста. Я, правда, подозреваю, что вопрос о марке покупаемого автомобиля все-таки занимает меньшую часть человечества, но готов с вами согласиться, что, если ориентироваться хотя бы на среднюю продолжительность жизни, то за последние сто лет, не говоря о тысяче или трех, человечество в общем и целом достигло заметного прогресса.

Что касается того, что любят обсуждать в определенных кругах в России, да и не только, что все это, мол, порождение дьявола, или Иблиса, или еще каких-то потусторонних темных сил, это, наверное, тема для другой передачи, и соответственно, обсуждать ее мы сегодня не будем.

Дмитрий Николаевич, спасибо вам огромное. Напомню, что в гостях у "Пятого этажа" сегодня был российский предприниматель и интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

Новости по теме