Доклад: размах рейдерства в России растет

  • 28 июля 2016
Луиза Шелли
Image caption Доктор Шелли говорит, что феномен рейдерства как захвата бизнеса нелегальными методами есть во многих постсоветских странах

Новостей и дискуссий о рейдерстве в России в последнее время немного, но на самом деле размах его растет, а верхи, будучи замешаны в захватах компаний, не желают бороться с этим явлением - так считает автор доклада о рейдерстве в России Луиза Шелли.

"Немногие понимают, каков настоящий масштаб этого явления - захвата имущества - в России [...] Масштаб рейдерства растет, при этом если в прошлом рейдеры были членами преступных группировок, то в сегодняшней России рейдерством занимаются чиновники и бизнесмены, которые нанимают преступников", - говорится в недавно обнародованном докладе руководителей Центра изучения терроризма, международной преступности и коррупции при американском Университете Джорджа Мейсона Луизы Шелли и Джуди Дин.

Авторы доклада, собрав описание разных примеров рейдерства, приходят к заключению, что в процессе захвата чужого бизнеса российские рейдеры пользуются содействием правоохранительных структур и преследуют жертв рейдерства даже за пределами России - например, объявляя их в розыск через Интерпол.

Доктор Шелли в интервью Русской службе Би-би-си заявила, что российские власти не заинтересованы в борьбе с рейдерством, потому что бенефициары рейдерства стоят очень близко к самой верхушке политической иерархии.

Би-би-си: Какой реакции и от кого вы ждете на свой доклад?

Луиза Шелли: Я уже получила кое-какие отклики от людей, интересующихся этой темой, и их заинтересовало то, что этот феномен сохраняется и разрастается.

В последние пять-семь лет его не особо много анализировали, и люди не понимали, что размах рейдерства растет, а не сокращается.

Би-би-си: А что с реакцией, скажем, российских властей? Или вот вы упоминаете в докладе Интерпол - от него был какой-то отклик?

Л.Ш.: Российские власти пока не отреагировали. Но люди, которые работают с юридическими вопросами, - люди в нашем правительстве - те, кто занимается проблемой корпоративного рейдерства, сочли доклад интересным. Им понравилось, как мы систематизировали информацию о проблеме.

Би-би-си: А Интерпол? Ожидате ли вы, например, что они будут тщательнее анализировать запросы на арест бизнесменов, предположительно ставших мишенью рейдеров?

Л.Ш.: Нет, потому что Интерпол был и остается, как его многие называют, "почтовой конторой". Они просто (механически) обрабатывают то, что к ним приходит. К тому же у них прошло очень заметное сокращение штата, так что у них сейчас меньше, чем в прошлом, возможностей анализировать данные.

Би-би-си: Реакция со стороны бизнесменов? Тех, например, кто собирается инвестировать в Россию или хотя бы обдумывает такую возможность.

Л.Ш.: Я думаю, некоторые воспринимают доклад как предостережение. Не то чтобы сейчас, в этом политическом климате, было очень много страстно жаждущих инвестировать в Россию. И я думаю, число понимающих, что эти проблемы сохраняются, растет.

Би-би-си: Насколько высокие этажи российской власти замешаны, на ваш взгляд, в рейдерстве?

Л.Ш.: Очень высокие. Как отмечается в нашем докладе, около 20% капитала в России контролируется людьми, связанными с президентской властью, и большая часть этого капитала была захвачена путем корпоративного рейдерства, а не только в ходе первоначальной приватизации.

Би-би-си: Насколько уникально российское рейдерство?

Л.Ш.: Корпоративное рейдерство есть во многих странах бывшего СССР: в Закавказье, Украине, Казахстане, даже в балтийских странах, а вот за пределами постсоветского пространства этот феномен не особо заметен.

Би-би-си: И как выглядит Россия на этом общем постсоветском фоне?

Л.Ш.: В России много случаев рейдерства, но много их и на Украине, много было в Грузии, до того, как там взялись за борьбу с коррупцией.

Россия выделяется масштабом рейдерства и еще тем фактом, что случаи рейдерства зафиксированы во всех регионах России и не только в крупнейших городах, но и во второстепенных городах и в небольших поселениях.

Би-би-си: Есть такая точка зрения - и вы, насколько можно понять из доклада, поддерживаете ее - что рейдерство является неотъемлемым элементом системы власти в России. Если это так, то может ли и хочет ли эта власть, эти люди, бороться с этим явлением?

Л.Ш.: Сейчас на верхних уровнях власти политической воли бороться с этим нет. Есть отдельные люди в предпринимательских кругах, в гражданском обществе, которые глубоко озабочены этим явлением. Но у них нет политического влияния.

Би-би-си: Несколько лет назад в российском информационном пространстве было довольно много разговоров о рейдерстве, а сейчас они как-то поутихли. Почему, на ваш взгляд?

Л.Ш.: Я думаю, потому что с тех пор власть стала еще более централизованной, многие люди, кто получил выгоду от рейдерства, занимают высокие места во властной иерархии. Пресса зажата. Меньше информации и дискуссий о финансовых активах и контроле над ними со стороны тех, кто очень близок к политическим верхам.

Новости по теме