WOMAD: что общего между Путиным и Фрэнком Заппой?

Media playback is unsupported on your device
WOMAD

"Приходишь на WOMAD - и такой фестиваль возвращает веру в человечество, особенно после "брексита", - сказала мне молодая англичанка, одна из завсегдатаев завершившегося на этой неделе фестиваля мировой музыки.

WOMAD проходит в Англии уже в 34-й раз. Это детище музыканта Питера Гэбриэла.

Уникальность этого фестиваля в том, что за один день, прогуливаясь от сцены к сцене - и все это на фоне красивой природы в 100 км от Лондона - можно послушать африканских барабанщиков, тувинских горловиков, азербайджанских ашугов, балканских рокеров, играющую на ситаре Анушку Шанкар, дочь легендарного музыканта Рави Шанкара, и много еще кого.

Всего в этом году за четыре дня на разных сценах фестиваля выступили 90 музыкантов из 49 стран мира.

Как красная звезда спасла тувинские музыкальные инструменты

Россию в этом году представляли тувинские горловики - группа "Алаш".

Помните, облетевшую весь мир фотографию президента Путина с полуобнаженным торсом? Эта фотография была сделана во время визита Путина в Туву, неподалеку от того места, где музыканты из группы "Алаш" давали президенту персональный концерт.

Image caption В самой Туве к горловикам такого уровня, как "Алаш" относятся как к рок-звездам

Горловое пение - визитная карточка Тувы, поэтому горловикам приходится выступать перед разными почетными гостями этой республики, находящейся на границе с Монголией.

Когда много лет назад в Туву приезжал тогдашний президент России Борис Ельцин, он, не веря своим глазам, не стесняясь, заглядывал горловикам в рот, но так и не понял, как им удается извлекать из гортани такие звуки.

Image caption Аян-оол Сам играет на игиле, двухструнном смычковом инструменте. "В каждой песне инструмент надо держать по-разному, поэтому нужна постоянная практика"

Традиции горлового пения есть и у других народов Сибири - у бурятов, алтайцев, хакасов, а также у монголов и тибетцев. Даже в культуре ирландцев встречается эта техника обертонного пения, когда певец может одновременно издавать несколько тонов.

Но именно тувинцы знамениты разнообразием стилей и особой традицией исполнения, которая идет от предков-кочевников.

"Почему у тувинцев сильное горловое пение? Потому что есть корни, которые удалось сохранить", - отвечает на мой вопрос один из солистов группы "Алаш" Аян Ширижик.

Во время советской власти эти корни пытались уничтожить: сжигали музыкальные инструменты, на которых играли горловики, разрушали буддийские храмы, запрещали шаманские ритуалы. И то, и другое, и третье - неотъемлемая часть тувинской культуры.

"Но наши отцы и деды были умными и хитрыми - на запрещенные музыкальные инструменты они приклеивали красную коммунистическую звезду", - смеется Ширижик. Сжигать инструменты со звездой никто не осмеливался.

От Путина до Фрэнка Заппы?

Тем, кто не понимает тувинского языка, часто кажется, что горловое пение - это набор звуков, подражающих разным природным явлениям. Но это не так. Это песни со словами.

Image caption Около 36 тысяч человек посетили WOMAD в этом году

Поют про красивую природу Тувы, про лошадей, без которых кочевому народу не прожить и дня, про нежные руки матери и про любимую женщину. Горловики поют и частушки - смешные, иногда скабрезные.

Многие иностранцы, среди них и вдохновитель фестиваля WOMAD Питер Гэбриэл, и покойный Фрэнк Заппа вдохновлялись тувинским горловым пением. (Так что теперь на вопрос, что общего между Путиным и Заппой, вы смело можете отвечать: оба были потрясены тувинским горловым пением).

В самой Туве к горловикам такого уровня, как "Алаш" или их знаменитым на весь мир друзьям из группы "Хуун-хуур-ту" относятся как к рок-звездам.

Поэтому не удивительно, что горловое пение или хоомей, как называют его тувинцы, популярно среди молодежи. "Эта традиция дошла до XXI века, и она не исчезнет, пока живы тувинцы", - говорит Аян Ширижик.

Ашуг - это судьба

Азербайджанская певица Наргиле Мехтиева, известная многим под сценическим псевдонимом Ашуг Наргиле, тоже продолжательница древней музыкальной традиции - азербайджанских ашугов.

Image caption Азербайджанская певица Ашуг Наргиле: "Если наши старики не дали этой музыке умереть, то и мое поколение сделает все, чтобы продолжить традицию"

Искусство азербайджанских ашугов считается символом национальной идентичности и хранителем азербайджанского языка, литературы и музыки.

Наргиле выросла и живет в Грузии. Поэтому для нее связь с музыкой, а через музыку с исторической родиной - почти сакральна.

"В разное время было такое ощущение, что эта традиция вымирает, но теперь в Грузии и Турции много ашугов", - рассказывает Наргиле.

"Но тех, кто играет в стиле, в котором я играю, то есть (в стиле) азербайджанцев, живущих в Грузии, таких очень мало. Но если наши старики не дали этой музыке умереть, то и мое поколение сделает все, чтобы продолжить традицию", - говорит Наргиле.

Ашуг сам пишет стихи, сочиняет музыку, играет на сазе и сам же танцует. В своих песнях ашуги воспевают свободу, героизм народа, любовь, дружбу.

Image caption Наргиле говорит, что она не выбирала эту музыку - музыка выбрала ее. Быть ашугом, считает Наргиле, - это призвание и судьба.

Наргиле говорит, что она не выбирала эту музыку - музыка выбрала ее. Быть ашугом, считает Наргиле, - это призвание и судьба.

Самое главное в овладении игрой на сазе (нечто среднее между лютней и гитарой) - это терпение и упорство.

"Когда я только начала играть на сазе доходило до того, что пальцы кровоточили, на руках всегда были мозоли", - вспоминает Наргиле.

Помогли терпение и упорство. Теперь Наргиле - голос азербайджанской общины в Грузии.

Фестиваль либерального среднего класса

Image caption WOMAD проходит в Англии уже в 34-й раз. Это детище музыканта Питера Гэбриэла

Как и на любом другом фестивале, который привлекает в основном либеральный средний класс, музыкой не ограничивается.

Тут вам и дебаты про Сирию, дискуссии с писателями и журналистами про беженцев, поэтические мастерские, а по утрам - йога и медитация.

Еще одно популярное развлечение фестиваля - идея, которая, как мне кажется, могла прийти в голову только представителю того самого либерального среднего класса, это концепция "человеческой книги".

Image caption Еще одно популярное развлечение фестиваля - это концепция "человеческой книги".

Суть в следующем: вы полчаса говорите с незнакомым человеком на заранее оговоренную и интересную вам обоим тему. Он - книга, вы - читатель. Спектр тем: от полного травм опыта жизни в зоне конфликта до личных любовных историй.

На выходе: бесплатный сеанс терапии для "книги", а иногда и для "читателя".

Image caption Сам фестиваль в этом году для многих его посетителей стал своего рода терапией

Сам фестиваль в этом году для многих его посетителей стал своего рода терапией.

"В нынешнем политическом климате, когда страна проголосовала за "брексит", люди чувствуют, что надо закрывать границы, а этот фестиваль, наоборот, показывает, что любые границы, в том числе музыкальные, ментальные и культурные надо расширять", - сказал мне Шон, один из посетителей WOMAD.

"В этом разнообразии культур и заключается ценность и красота жизни", - констатировал он.