Короткая ночь: что происходило в штабах партий сразу после выборов

  • 19 сентября 2016
На выборах в 2016 году Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Это была непривычно короткая выборная ночь. Очевидно, те времена, когда в предвыборных штабах политических партий до утра кипели страсти, дрожали руки и рекой лился валокордин, а все взгляды были направлены на экраны с цифрами, давно прошли.

Еще не успели Владимир Путин и Дмитрий Медведев завершить свои выступления в штабе "Единой России", как в штабах двух других призеров этих выборов - ЛДПР и КПРФ - засобирались на выход.

Штаб ЛДПР отменил даже последнюю, назначенную на 23:30 и заранее анонсированную пресс-конференцию Владимира Жириновского. Уже в половине одиннадцатого из штаба, размещенного в общежитии учрежденного ЛДПР Института мировых цивилизаций, потянулись крепкие мужчины, одетые в черное - в основном, в кожаные куртки.

Выборы прошли, говорить им явно не хотелось, а вопрос про результаты подсчета голосов даже удивлял - мол, что может измениться?

В штабе КПРФ, расположенном минутах в 10 езды, уже тоже гасили свет. "Зюганов уехал, заявлений больше не будет", - дали коммунисты ответ, перекликающийся с ответом либдемов.

Владимир Путин как раз заканчивал свое выступление в штабе "Единой России"...

Широкий штаб

Этот штаб вольно раскинулся на добрый квартал. Его охраняли лучше других, еще на подъезде к Банному переулку стояли машины ГАИ, а полиция запрещала парковаться.

"Единая Россия" как бы разделила участников торжества на три части.

Image caption Молодые сторонники "Единой России" сдержанно празднуют победу на выборах

Первая группа - в основном, молодых людей - мерзла в небольшом скверике в Банном переулке, огороженная переносным заборчиком.

Внутри заборчика было довольно тесно, и чтобы молодежь не скучала, им выделили стойку с диджеями, несколько больших пуфиков и кубы с лозунгами правящей партии. Чтобы присоединиться к ним, нужно было пройти через рамку металлоискателя и пост полиции.

Впрочем, перед самым приездом президента и премьера заборчики разобрали, открыв дорогу мерзшей молодежи, но расходиться они не стали. Наоборот - построились в некое подобие каре.

Кто они были, сказать трудно. Эти люди не стали отвечать даже на простой вопрос "кто вы?". "Мы не знаем", - самый распространенный ответ на любой вопрос корреспондента. Но в любом случае их политические взгляды были очевидны - многие были одеты в футболки с логотипом ЕР.

Второй тип людей находился уже в предвыборном штабе партии, что располагался через дорогу от скверика.

Попасть туда постороннему человеку было невозможно - еще на подходе всех подозрительных отсекали полицейские, а на входе дежурили некие люди в штатском, вежливые, но непреклонные.

Image caption Проспект Мира приготовлен к приезду президента в штаб "Единой России"

Третья группа - журналисты - сидела отдельно в пресс-центре, который находился совсем на другой улице. Нескольких счастливчиков забрали на встречу с Дмитрием Медведевым (заранее о приезде Путина никто не объявлял), остальные довольствовались партийными представителями, которые приходили к ним сами.

Минут за двадцать до приезда руководства страны перекрыли Проспект Мира, и вид огромной пустой улицы был бы даже немного пугающим, если бы не огни машин, застрявших в пробке вдалеке за кордоном ГАИ.

Медведев приехал с президентом и даже попытался, представляя его собравшимся, объяснить, почему Путин сюда прибыл - мол, его позвали как основателя партии и как руководителя государства.

Путин, в настоящее время никак формально не связанный с ЕР, выглядел победителем и говорил о победе: "Люди видят желание и стремление ведущей политической силы страны, работающей и так широко представленной в парламенте, добиваться положительных результатов, видят это стремление и доверяют этому желанию работать и приносить пользу стране".

Правда, эту победоносную речь лично довелось услышать лишь избранным, которые были допущены в штаб "Единой России" (и, конечно, телезрителям). Остальные продолжали радоваться победе партии в сквере на другой стороне улицы.

Под знаком "Единой России"

Если посмотреть на карту Москвы, то штабы партий на ней располагались так. Лагерь единороссов был разбит поотдаль от центра города. От штаба КПРФ в Малом Сухаревском переулке до их соперников за "серебро" на выборах, ЛДПР, в Первом Басманном было всего десять минут на машине.

ПАРНАС и "Яблоко", которые ориентировались в общем примерно на один тип избирателя, расположились на Пятницкой, примерно в трех минутах неспешной ходьбы друг от друга.

Image caption Над вывеской ПАРНАС висит другая, с логотипом "Единой России"

Штаб ПАРНАСа было легко узнать по яркой вывеске общественной приемной "Единой России", которую представители партии власти повесили метра на полтора выше вывески "Партии народной свободы". Впрочем, в самом штабе это никого не удивляло - от вопросов о том, кто мог такое придумать, к полуночи там уже просто отмахивались.

В отличие от "думских" партий, ПАРНАС явно не готовился к торжеству - в переулке не дежурили сторонники, в самом штабе кроме журналистов не было посторонних.

Пресс-центр ПАРНАСа располагался в полуподвальном помещении, и под конец дня репортеры коротали время в ожидании лидера партии Михаила Касьянова, включив на ноутбуке телеканал "Дождь". Смотрели с интересом все, даже съемочная группа одного из федеральных каналов.

Касьянов выходил к журналистам несколько раз, предварительные итоги подвел сразу после голосования, но итоговую пресс-конференцию дал только после полуночи.

Image caption Касьянов сказал, что ничуть не удивлен такому исходу

Он не выглядел подавленным, хотя его партия набрала меньше процента, и свое выступление начал с того, что исход этих выборов был предопределен заранее.

"Важно одно. Вы знаете, что в десять часов Путин уже объявил о победе, основываясь на опросах ВЦИОМа, кремлевской организации. Я думаю, что это можно было сделать месяц назад на основании прогнозов того же ВЦИОМа. Предрешенность процесса определена", - сказал он.

Касьянов говорил недолго. Бывший премьер-министр, а ныне - один из ведущих оппозиционных политиков, кратко прокомментировал низкую явку, коснулся нарушений, а также пообещал выступить более подробно утром.

"Яблоко" как центр оппозиции

Штаб "Яблока" расположился на той же Пятницкой в центральном офисе партии. Как и ПАРНАС, он был менее всего подготовлен к торжеству - подходы лидеров партии к журналистам происходили на фоне работы оперативных дежурных партии, которые постоянно принимали звонки.

Явлинский, как и Касьянов, не стал сворачивать работу сразу после того, как Путин объявил о победе "Единой России". Он вышел к журналистам для последнего в этот день разговора после часа ночи.

Image caption Свою пресс-конференцию "Яблоко" устроило сильно заполночь

К тому моменту уже было понятно, что никакой интриги в отношении "Яблока" нет, партия не преодолевает пятипроцентный барьер.

Явлинский, как и Касьянов, не выглядел сильно расстроенным. Он объяснил столь низкий результат партии на выборах политикой и заявил, что был готов к таким цифрам.

"Мы предполагали, что могут быть такие результаты. Мы хотели добиться других. Но мы были готовы. Если наши ключевые позиции относительно политики в стране, относительно Украины, относительно системы, которая исчерпала все свои возможности, относительно того, что ее невозможно реформировать, и относительно того, что можно менять президента, заявлены, то это неудивительно... Могут быть разные способы, с помощью которых результаты будут такие, которые не позволят нам быть в Государственной думе", - сказал он.

Явлинский даже заговорил о будущих президентских выборах, на которых, как он допускает, может выдвинуть свою кандидатуру.

Более того, он считает, что теперь обновленное "Яблоко", показав в условиях этих выборов неплохие, с его точки зрения, показатели, может стать основой для демократической оппозиционной коалиции.

"Мы создали основу нового "Яблока". Мы заложили основу демократической коалиции. То, о чем так много люди разные говорили. Мы признаем право всех партий, левых, правых на участие в выборах. Но мы хотели создать реальную, широкую демократическую коалицию", - заявил Явлинский.

Явка провалена?

Путин, Зюганов, Касьянов и Явлинский - все они в той или иной форме отметили тот факт, что на этих выборах активность избирателей явно оставляла желать большего. (Как сообщила на брифинге в ЦИК утром 19 сентября глава ЦИК Элла Памфилова, явка на выборах в Госдуму составила 47,81%. По Москве явка еще ниже - 35, 18%.)

Речь Путина была предсказуемо победоносна, однако он явно не рассчитывал на столь низкую явку избирателей, несмотря даже на то, что он сам активно агитировал людей прийти на выборы.

"Если без шуток, то действительно люди проявили гражданскую позицию. Она заключается и в явке: она не самая большая из того, что мы видели в предыдущие избирательные кампании, но она высокая", - сказал он.

Однако "высокой" ее, похоже, смог назвать только Путин. "Это самый низкий в текущем веке результат, который был в Москве на выборах в Государственную думу", - сказал Геннадий Зюганов.

Михаил Касьянов в ходе пресс-конференции по итогам дня сказал, что явка на выборах его тревожит гораздо больше, чем результат ПАРНАСа.

"Цифры сегодняшнего дня гораздо мельче... Эта проблема по уровню значимости гораздо меньше, чем явка. Она означает настроение в обществе. Это очень расстраивает, этот пессимизм. Фактически граждане хоронят свою страну, не появляясь на избирательном участке. Именно благодаря Путину и его политике... У нас утрачиваются шансы на мирную смену курса", - сказал лидер ПАРНАСа.

Явлинский тоже говорил о явке как о показателе интереса общества к политике. "Такая низкая явка говорит о нерепрезентативности", - заявил лидер "Яблока".

"Эта явка в 33% (Явлинский назвал такую цифру в полвторого ночи 19 сентября) говорит о том, что если она такая и будет, ну 40%, если окажется, что явка меньше половины населения России, это позор. Позор всей этой системе. Это лишний раз только доказывает, что эта система в глухом тупике", - сказал он.

Новости по теме