Выборы в Думу: итоги кампании

  • 19 сентября 2016
Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Выборы в Государственную думу прошли при низкой явке

Партия "Единая Россия" получает конституционное большинство в новой Думе.

Пятипроцентный барьер преодолевают также ЛДПР, КПРФ и "Справедливая Россия". Явка составила около 48%.

Воскресные выборы в Думу показали, что люди в условиях неопределенности доверяют "Единой России" и правительству, считает президент России Владимир Путин.

Можно поспорить насчет доверия, однако в том, что касается неопределенности, президента неверно информировали - Россия определенно переживает не лучшие времена, и даже российский Центробанк в очередной раз пересмотрел прогнозы экономического роста, сделав их еще более пессимистичными.

Как в этих условиях собирается функционировать российская власть и какова будет роль нового парламента?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует с политологами Александром Кыневым и Дмитрием Орешкиным.

Михаил Смотряев: Никто не ждал радикальной смены конструкции парламента, но то, что туда не прошел никто, самая большая неожиданность?

Александр Кынев: Главная неожиданность в том, что в докладах учреждений и аналитических служб, аффилированных с властью, высказывались более оптимистичные мнения о судьбе оппозиции. По результатам же никаких сдержек и противовесов нет, чиновники предоставлены сами себе, их успех целиком зависит от рисования результатов, и мы это вчера увидели.

Объем искажений, с точки зрения доли проголосовавших, получился больше, чем был в 2011 году. Губернаторы "рисовали" явку, чтобы протащить нужных кандидатов по списку. В 2011 году губернаторы, у которых явка была плохая, были уволены. Весной были приняты поправки к закону, которые почти уничтожили независимое наблюдение на выборах. И губернаторы делали все, что хотели, с результатами. Их неудобно показывать и говорить, что это честные конкурентные выборы.

Дмитрий Орешкин: Что явка будет низкой, было ясно давно. И то, что непарламентские партии не проходят, тоже было понятно. "Единая Россия" набрала процентов на десять больше, чем на самом деле заслужила. Даже не за счет произвола губернаторов, а за счет катастрофически низкой явки в крупных городах - в Петербурге, в Москве.

На этом фоне непропорционально возрастает значение "зоны особого электорального режима" - Чукотки, Тывы, Горного Алтая, Кемеровской области. Аман Тулеев обеспечил "чеченский электоральный режим". Башкортостан, Мордовия, Чечня, Дагестан и так далее. В реальности доля их электората - максимум 15%, а когда страна в целом на выборы не ходит, их доля вырастает вдвое. В русской России реальный результат "Единой России" был 35-40%.

Ни на одних выборах еще электоральная Россия не делилась так четко на две вселенные - крупная городская образованная и состоятельная Европейская Россия, где люди понимают, как должны проходить выборы, и голосуют по-разному, а в Чечне явка под 90% и все голосуют за ЕР.

М.С.: Но этим вряд ли можно объяснить то, что ни одна непарламентская партия не получила больше полутора процентов.

Д.О.: В Москве у "Яблока" - 10%, в Петербурге примерно столько же. Но, учитывая низкую явку, в федеральной копилке доля "Яблока" непропорционально уменьшается.

М.С.: Но сегодня по результатам голосования можно говорить, что парламента как независимого института, судя по результатам прошлых лет, в седьмом созыве Госдумы просто нет.

А.К.: Уходящий состав, начиная с конца 2012 года, голосовал как единое целое, фракции были лишь номинальными. Самые одиозные проекты часто вводились условной думской оппозицией. Власть пошла на изменения формата, чтобы обеспечить себе большинство, и это происходит уже не первый год. Все это было предсказуемо, но меняется структура.

Но в результате все больше депутатов связано с регионами и менее зависит от московской партийной номенклатуры. Поэтому Дума по своей природе и структуре будет немного другой. Кроме того, даже небольшие возможности, которые были у оппозиции, были провалены. В регионах не было никакой кампании - ни газет, ни пикетов.

Только в самом конце "Яблоко" попыталось что-то сделать. Что-то появилось только в крупных городах, либеральной прессе и политизированном интернете, а больше никто ничего не видел. Так действовал, например, "ПАРНАС". Было бы странно ожидать, что люди будут голосовать за партию, которую никто в глаза не видел.

М.С.: Некоторые политологи назвали случившееся в Госдуме "партией войны". Она будет голосовать за любые инициативы, спускаемые сверху, законотворчеством там заниматься никто не будет. В связи с этим стоит обратить внимание на прогноз Центробанка, который ожидает в этом году небольшой спад, похоже то же будет и в следующем.

Росстат дал цифры, что в августе, при переводе на годовое исчисление, реальные доходы россиян сократились на 8%. Можно индексировать зарплату, но инфляция съедает все. Плюс идет информация, что готовится большая перетряска силовых ведомств.

Д.О.: Итог этих выборов - Дума, которая ставит штамп одобрения на все инициативы Кремля. Но это же было и с прошлой Думой. Главное - власть получила четкий сигнал, что со страной можно делать что угодно, что все под контролем, что элиты обеспечивают нужные результаты. А это совсем не так, потому что поддержка ЕР снизилась.

Но власть считает, что, несмотря на ухудшение количества продуктов в магазинах и уменьшение доходов россиян, их можно консолидировать риторикой о врагах и необходимости встать с колен. И эти тенденции будут развивать и дальше. Сплачивать население вокруг все более откровенных милитаристских лозунгов, маскировать экономические провалы риторикой о том, что кругом враги, ситуация вполне понятная.

В ближайшие недели мы увидим процедуру очистки центральных элит от людей, в преданности которых Путин имеет основания сомневаться, и усиление бронированного кулака, в котором держится вся страна, который якобы защищает страну от бундесвера, например. Мы эту риторику хорошо помним.

М.С.: "Коммерсант" утверждает, что новое ведомство будет называться "Министерство государственной безопасности". Безопасность государства от кого?

А.К.: От нас в первую очередь, конечно.

М.С.: Но на выборы вышла только треть и проголосовала, в общем, как сказали?

А.К.: Ведомства должны постоянно оправдывать свое существование. Я бы поспорил насчет названия "партия войны". ЕР в ходе кампании как раз дистанцировалась от любой резкой риторики. В качестве таковой выступали партия "Родина", отчасти проигравшая думская оппозиция. В ЕР есть депутаты с радикальными антизападными настроениями, но они не были застрельщиками. ЕР, скорее, - большой бюрократический конгломерат, а по составу депутатского корпуса она очень разная. Там есть вполне приличные люди.

М.С.: То есть, если из Кремля поступит предложение перевести конфликт на Украине в следующую стадию, Дума возмутится.

А.К.: Нет, но сама она ничего инициировать не будет. В прошлой Думе многие депутаты пытались бежать впереди паровоза, продуцируя значительную часть репрессивного законотворчества. В этом смысле она принесла колоссальный вред. В этой Думе таких людей будет поменьше.

М.С.: Если говорить об "экзотическом" законотворчестве, Милонов в состоянии заменить ушедших. А Росстат регулярно публикует сообщения, что жить стало лучше и веселее, правда доходы населения упали.

Д.О.: Для большинства российских избирателей данные Росстата - абстракция. Ими мало кто интересуется. Люди смотрят в свой кошелек. Свой протест они выражают тем, что не участвуют в выборах, поскольку не видят связи между составом Думы и проводимой государством политикой. И это правильно, такой связи практически нет.

Люди готовы затянуть пояса ненадолго, если чувствуют улучшение. Чтобы понять, что логика: мы присоединили Крым - мы стали сильнее - нас будут бояться - мы будем жить лучше - порочная и ошибочная, требуется много времени. Но, не ощутив улучшения, а даже, может быть, ухудшение, у людей начнется своего рода остервенение. Его следует канализировать, а целью будут внешние и внутренние враги.

Что касается партии войны, то никакой партии нет. Есть партия Путина. Если у него появится ощущение, что надо завинтить гайки, усилить патриотическо-милитаристскую риторику, то возразить ему никто не решится. Как в любой демократии, депутаты озабочены мнением избирателей, а у них избиратель один и расположен он в Кремле.

Просто получается авторитарный режим, где начальник может решить, что ему нужна еще одна война, чтобы укрепить свои позиции, и Дума тут ни при чем. Она - зеркало того, что происходит в Кремле. Они поэтому и бегут впереди паровоза, что знают, что их за это похвалят. Партия - это что-то самостоятельное, а здесь - стая, которая выстраивается за вожаком.

М.С.: Термин "партия" используется больше по привычке.

А.К.: Я бы еще обратил внимание на то, что на горизонте. Там президентские выборы. Стратегия сужения явки, сознательно проводимая на этих выборах, еще ударит бумерангом. Президенту надо показать убедительную победу с хорошей явкой. Надо предпринять титанические усилия, чтобы как-то вернуть доверие к выборам. А рисовать все, в том числе явку, первому лицу государства не очень комфортно.

М.С.: Этим можно пожертвовать для обеспечения 60-70-процентного результата и выигрыша в первом туре. Так и раньше делалось.

А.К.: Рейтинг или есть, или его нет. Если не будет реального рейтинга, это скажется на устойчивости системы.

М.С.: Да, но реформа силовых ведомств - также индикатор того, что со стабильностью системы не все в порядке.

А.К.: Есть такая вещь, как самосбывающееся пророчество. Если слишком актуализировать страхи в своих действиях, они могут стать реальными.

______________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Похожие темы

Новости по теме