Шахматы, астрономия или латынь: какие предметы нужны в школах?

Российская школа Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Российские чиновники регулярно высказываются за увеличение часов преподавания "духовно-нравственных" основ

Недавно назначенная на пост министра образования России Ольга Васильева заявила о необходимости вернуть в общеобразовательные школы астрономию, а также заверила общественность, что на изучение основ религии будет отводиться больше часов.

Не исключено, что дополнительные предметы будут введены за счет сокращения часов второго иностранного языка, уровень изучения которого в школах сейчас Васильева назвала профанацией.

По мнению российского президента Владимира Путина, школьникам не помешал бы дополнительный курс духовно-нравственной культуры.

Русская служба Би-би-си спросила учителей, какие нововведения приходилось переживать им на своем веку.

Тамара Эйдельман, учитель истории, гимназия №67, Москва:

В советское время было так: как ввели, так и будет. Граждановедение, москвоведение - наверное, его ведут где-то, но с уходом [Юрия] Лужкова [с поста мэра Москвы] это стало затухать. Ну, экологию еще, нужный вообще-то предмет.

[Об основах религии] : это общий тренд: "Господу Богу помолимся", поэтому может и задержаться, к сожалению. Все эти новомодные выдумки - эта система должна сама себя содержать. Хочется надеяться, что им денег на это не хватит, ведь нужны учебники, курсы, учителей готовить надо, но если захотят бюджет распилить, то может и остаться [в программе].

Ирина Мишкеткуль, учитель высшей категории, почетный работник общего образования России:

Астрономия и правда первой приходит на ум, ее нужно вернуть в 10-11-м классе. А так предметов стало больше, чем было.

История регионов уже есть в учебной сетке, я удивилась [разговорам о том, что ее нет].

Сергей Цыбульский, преподаватель истории, гимназия № 1409, Москва:

Был большой и важный предмет - москвоведение, он прекрасно аккумулировал знания учеников по истории города как компонент краеведения: во всех регионах у нас долгое время такое краеведение состоялось с особенностями своего края. С Москвой еще сложнее: здесь столица, центр, очень много памятников.

Со временем этот курс распилили на части, он растворился в истории, географии, обществознании. Если Юрий Михайлович Лужков в 1990-е вводил этот предмет очень активно - писались специальные учебники, рабочие тетради, материалы - то со временем это все забылось. Но у нас Москва остается городом, куда приезжают люди со всех областей, это нормальная мировая столица, и дети идут в школу - а они родились в Уфе, Хабаровске, Красноярске - и вот тут этот предмет был бы очень важен.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption О патриотическом воспитании в школах говорят часто, но понимают его все по-разному (архивное фото)

Иначе мы выходим на вторую проблему, ей как раз "Архнадзор" занимается. Говорят: "Старый домик, его можно снести, нестрашно, мы построим хороший, большой", а что здесь жил Тургенев, герои Толстого, не принимается в расчет.

Еще один важный предмет - граждановедение, но оно постепенно трансформировалось в обществознание - предмет, который кажется школьникам очень простым, но ничего простого там нет. К 10-11-му классу там и основы философии появляются.

Черчение просто исчезло как специализированный предмет. А он на самом деле нужен, потому что в 10-11-м классе происходит специализация, и ученики с родителями к тому моменту знают, что им нужно.

Надежда Егорова, учитель математики, завуч школы № 635, Москва:

Приходит на ум москвоведение как предмет. Оно интегрировалось в историю искусств, в МХК. Основы психологии и этики семейной жизни когда-то были и прошли лет 20 назад, но и ладно.

Сергей Букинич, преподаватель истории, гимназия № 116, Санкт-Петербург:

Уроки трудового воспитания были, ритмика была, музыку вот сейчас ужали. История Санкт-Петербурга в разных вариациях у нас была и присутствует. Апробировались основы психологии и этики семейной жизни. Были отдельные уроки при Константине Черненко, связанные с профориентацией молодежи, когда детям выделяли день на поход на предприятия.

Вопрос в другом состоит: если будут вводить эти новые часы, то где-то должно убыть. Есть строгие установки санитарных служб, которые говорят, что не может быть у ученика больше какого-то количества часов в неделю.

Учителя традиционно говорят: нам часов не хватает, мы не успеваем пройти предмет. Но тут есть сущностный вопрос, связанный с перегрузкой учащихся. Портится здоровье школьников. Есть тому разные причины, и, к сожалению, школа тому виной. Та перегрузка учащихся приводит к остыванию интереса к учебе и школе, и как бы этот интерес вернуть, а не добавить еще один-второй-третий предметы - это вопрос.

Вадим Мелешко, эксперт конкурса "Учитель года", специальный корреспондент "Учительской газеты":

Первое, что приходит на ум - многострадальная валеология, которую вводили в 1990-е годы с пафосом и треском, говорили, что она будет учить жизни, но предмет быстро съехал, и я знаю, почему: там начали говорить про ауру и карму, и традиционные религии усмотрели в этом угрозу обществу. Хотя я знаю несколько школ, где валеологию преподают до сих пор, и хорошо преподают.

Второе - такая же многострадальная сексуальная грамотность и основы полового воспитания, половое просвещение. Это тоже успешно начиналось в 1990-е годы, тогда говорили, как распространяется СПИД, надо защитить детей от заразы, но тоже начали не с того бока: зашли на такую наукообразную глубину, что чуть-ли не в 1-2 классе начали преподавать сексопатологию. Другие же начали учить, что если будет гармония в отношениях, то будет и в других сферах. Очень противоречивые мнения о том, как это детям преподавать и нужно ли.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Некоторые методисты утверждают, что хореография должна стать частью школьной программы

Астрономия была, и хорошо бы ее вернуть, потому что предмет востребованный на мировом уровне: если уж наши школьники занимают призовые места на международных олимпиадах по астрономии и астрофизике, когда у них даже нет этого предмета, это уже о чем-то говорит.

Параллельно с этим нам пытаются сказать, что обязательно должны быть основы патриотического воспитания - не литература и история, которые этому учат. Кому-то хочется основы хореографии - дескать, танец развивает ребенку душу. Кто-то говорит: давайте введем шахматы в программу, как в странах Латинской Америки, кто-то утверждает, что нужны классы оригами.

Возможно, это благотворно сказывается на развитии школьников. Но вводить что-либо без сокращения часов по другим предметам нереально. Нас убеждали, что ОРКСЭ [основы религиозных культур и светской этики] введут не в ущерб часам по другим предметам, однако это неправда: они введены за счет других часов, в частности, литературы. Зачем они нам, спрашивается? Стоила ли игра свеч? Эти же проблемы из курса ОРКСЭ можно было бы осветить на уроках литературы, истории, отчасти географии и русского языка, если их чуть-чуть перестроить. Но это же сложно! Гораздо проще сказать: вот моя вотчина, и не лезьте.

Что касается второго иностранного - мы забываем, что у нас и с первым иностранным проблемы. Я встречался с руководителем греко-латинского кабинета, который считает, что человек очень развивается, если человеку преподавать древние языки с 3-4 класса. Но опять вопрос - а что мы выкинем из программы?

Или уроков будет по восемь в день, никто с этим не согласиться. Или есть такой вариант: сократить время обучения в течение урока, упростить программу, чтобы предметов было очень много, они были очень разные, было бы по 10 уроков в день, но каждый длился бы по 20 минут, чтоб все было бы просто, ярко. Это компромиссный вариант, но он ненаучный, ни один методист не поддержит его. Хотя, на мой взгляд, этот компромисс мог бы всех примирить и все точки над i поставить.

Новости по теме