Трудовая иммиграция в Британию: закрыть нельзя пускать

ботинок с британским флагом Правообладатель иллюстрации Getty Images

Во вторник, выступая на съезде британской Консервативной партии, министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд заявила о необходимости введения дополнительных мер по сокращению притока в Британию иностранных рабочих и студентов.

Согласно предложениям главы Хоум-офиса, работодателей могут обязать раскрывать количество нанятых ими работников-иностранцев, чтобы тем самым подтолкнуть их к тому, чтобы приоритет при найме отдавался британским гражданам. Деловые круги резко раскритиковали этот план, некоторые критики даже назвали предложения министра расистскими.

Что стоит за новыми инициативами правительствами, и как они повлияют на общую ситуацию с иммиграцией и рынком труда в Британии?

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Кан, политолог Хелен Самуэли и сотрудник аналитического центра Eurasia Group Чарльз Личфилд пытаются найти ответы на эти вопросы.

Александр Кан: Высказывание министра внутренних делЭмбер Радд на съезде британской Консервативной партии вызвало довольно бурную реакцию в британском обществе. С другой стороны, чего-то подобного в сложившейся ситуации от правительства следовало ожидать. Референдум по "брекситу" произошел в июле, на конференции Тереза Мэй заявила, что статья 50 Лиссабонского договора, которая подразумевает начало процесса выхода из ЕС, будет запущена только в марте, через полгода.

Поэтому надо что-то делать, чтобы удовлетворить чаяния британского народа, высказанные в ходе референдума. И Эмбер Радд сказала, что британцы голосовали за сокращение иммиграции из стран ЕС и что надо найти способ этого добиться. Почему такая бурная реакция?

Хелен Самуэли: Эмбер Радд говорила о людях не из ЕС, которые здесь работают. "Брексит" - это одно, это переговоры о том, какими будут наши отношения с другими странами ЕС. А как сюда приезжают люди не из ЕС, вопрос другой.

Если эта идея пройдет, ее можно реализовать до того, как мы выйдем из ЕС. Но по этому поводу тут же начинается шум, потому что для деловых людей это будет означать удорожание всего. Они боятся, что правительство будет еще больше вмешиваться в их дела.

Было неожиданно услышать от консервативного правительства, что компании должны объявить всем, кого они нанимают, нанимают ли они достаточно граждан Великобритании.

А.К.:Касаются ли эти заявления граждан ЕС, Чарльз?И в какой степени эти предложения министерства внутренних осуществимы? Компаний в Британии чуть ли не сотни тысяч. Хватит ли сил у правительства это контролировать?

Чарльз Личфилд: Я согласен, что это касается граждан, которые приехали не из ЕС. Это важно. Шум по поводу иммигрантов в последние пять лет был из-за того, что правительство Кэмерона обещало, что их будет не более 100 тысяч в год. Это было сложно - мы все еще были частью ЕС и не имели контроля над мигрантами из ЕС, но могли бы сокращать иммиграцию из других стран. Мы этого не сделали.

Эмбер Радд предложила создать систему, которая позволяла бы видеть, в каких компаниях слишком много работников из других стран. Для бизнеса это кажется достаточно плохой мерой, они контроля не любят. Но люди на съезде - члены Консервативной партии, и они хотят слушать о мерах по сокращению иммиграции. Хотя деталей мы пока не знаем.

А.К.: Иногда кажется, что идеи людей, которые облечены властью и должны были бы понимать, что они предлагают, продиктованы интуицией, эмоциями, в том числе и эмоциями избирателей. Эти решения не просчитаны, за ними не стоит тщательного экономического и социального анализа: какое воздействие решения эти окажут на экономику и социальную ситуацию в стране - занятость и т.п. Так ли это?

Х.С.: Высказывание на съезде партии - еще не решение. Нам уже давно обещают, что иммигрантов будет приезжать меньше, но сделать это власти не удается. Для того чтобы это предложение стало решением, нужно законодательство, а его надо написать, обсудить и так далее. Власть не может просто так сказать, чтобы все компании составили списки.

А кто это будет контролировать? А если люди уже по 5-6 лет работают, их нужно вносить или нет? Так что это сказано просто так. Тут нет никакого решения.

Заодно проверяется, каково будет отношение к таким спискам в обществе. Журналисты дают разные оценки, но это не так важно. Важно, пойдет ли на это бизнес, в том числе мелкий, где работают по три-пять человек.

А.К.:Здесь действительно огромный комплекс вопросов. Но за пару недель до съезда министр здравоохранения Британии Джереми Хант указал на число людей, работающих в системе охраны здоровья (NHS) - 55 тысяч граждан ЕС. А вот другая цифра - 36% сотрудников NHS родились за пределами Британии. Эта цифра - один из аргументов того, насколько велик приток иностранной рабочей силы в Британию.

Важный вопрос - кого мы имеем в виду под мигрантами? Если человек приехал сюда в детском возрасте, получил здесь образование, давно гражданин Британии - можно ли считать его иммигрантом? Можно ли оперировать такого рода цифрами?

Х.С.: Он говорил об иностранных докторах, которые приезжают из ЕС. А пока мы состоим в ЕС, мы не можем говорить, что француз или венгр не может получить работу.

О том, кто где родился, уже давно ведутся разные споры. Не только те, кто приехал сюда в детстве, но и те семьи, которые здесь живут уже два-три поколения или больше. Британцы тоже могли родиться за пределами Британии. Такой подход не пройдет.

Хант говорил о докторах. Если сюда не будут приезжать доктора и медсестры из других стран, их будет не хватать. Министр говорит, что надо готовить больше докторов здесь, и тогда этой проблемы не будет. Возможно, он прав. Но это будет через много лет, потому что медицину надо изучать годами. Так что если сейчас увеличить набор, потребуется 6-7 лет, чтобы подготовить специалистов.

Другой вопрос - сколько людей в здравоохранении работает не докторами и медсестрами, а на самом низком уровне, санитарами. Этих у нас очень много не из ЕС, а других стран. И что с ними будет?

И Хант, и Радд сказали, что должны приезжать люди с образованием, которые получат работу лучше, если они не доктора. Но многие люди здесь не могут получить работу из-за иммигрантов и сидят без работы.

А.К.: Система здравоохранения - лишь одна из сфер жизни, экономики. Но профессий множество - таксисты, учителя, ученые, деятели культуры. Будет ли подход одинаков ко всем этим работникам и фирмам, или он должен быть дифференцирован?

Ч.Л.: Мы не знаем, как они будут это делать. Из референдума было ясно, что граждане страны хотят большего контроля над иммиграцией. Предлагалась какая-то система с баллами по примеру Австралии. Система странная, но она позволяет говорить, что мы принимаем тех, кто нам нужен, с дипломами. И говорили как раз о врачах, которых не хватает.

А сейчас говорят совсем другое: такой системы не будет, мы будем сами готовить своих врачей и блокировать приезд из других стран. Этого, конечно, не будет, Хелен права.

Что касается других профессий, английская экономика в прошлом росла именно потому, что была иммиграция, и приезжали совсем разные люди, с разными профессиями. Мы ожидаем, что этот поток сократится, и для экономики это будет тяжело.

Но этот вопрос для населения является приоритетным, как мы увидели из референдума. Уже спорят министр экономики и люди, которые занимаются "брекситом". Первый не хочет ограничивать миграцию, потому что это хорошо для экономики. А Борис Джонсон, например, видит, что эта идея популярна, и хочет принять довольно жесткие меры против иммиграции.

А.К.:То есть они руководствуются исключительно популистскими соображениями. А бизнес - против. Генеральный директор британской торговой палаты Адам Маршалл заявил, что предложение правительства создает в стране представление, что иностранная рабочая сила нежелательна.

Часто слышишь аргумент, что иностранная рабочая сила занимает места британских рабочих. Если на эти места есть местные рабочие, почему бизнес против? Потому что иностранцам меньше платят? Тогда можно законодательно уравновесить эту оплату, сделать более низкую зарплату иностранцам невозможной?

Х.С.: Я против дополнительного законодательства, его и так уже слишком много. А кроме вопроса об иммиграции, в "брексите" были и другие. И одна из проблем состоит в том, что бизнесу надоело чрезмерное количество законов, навязанное ему со стороны ЕС.

Если вместо европейских законов правительство примет так же много своих, то ничего хорошего не выйдет, это бизнесу не надо. Судя по цифрам, в Британии довольно низкая безработица. Она ниже, чем в большинстве других стран ЕС, особенно для молодых людей. Значит, те, кто ищет работу, более-менее ее получают. Не все, конечно.

Если мы откажемся от иностранных рабочих, будет ли у нас достаточно своих? Поэтому и Хант, и Радд, и сама Тереза Мэй говорят об этом очень осторожно. Надо доказать, что мы действительно не можем больше никого принять. Но если мы не можем найти кого-то здесь, нужно нанять кого-то еще.

А.К.: И тогда, если компания сможет доказать, что на существующую вакансию нет британского работника, она может получить право нанять иностранца?

Х.С.: Видимо, так и будет. Бизнес боится, что эти доказательства - анкеты и еще не знаю что - будут отнимать много времени и денег. Для большого бизнеса это не проблема, у них есть кому этим заниматься. А для среднего и мелкого - да.

В то же время они против ЕС, потому что плохо справлялись с законами, которые шли из Брюсселя. Для них это будет очень серьезно.

А.К.:Так или иначе, все это ложится дополнительным бременем на бизнес. Роль бизнеса в определении политики страны, правительства огромна. Ее не следует преуменьшать. Бизнес выступал с предостережениями перед референдумом, говорил, что выход из ЕС негативно скажется на ситуации в Британии. Не все, конечно. Был раскол, но таких голосов было достаточно много.

Если на бизнес сейчас будет взвалено дополнительное бюрократическое бремя, не приведет ли это к дополнительной негативной реакции со стороны бизнеса?

Ч.Л.:Согласен. Это возможная проблема в процессе "брексита", не только из-за дополнительных анкет, но и из-за того, что надо будет постоянно заполнять и европейские анкеты, так как наши правила и тамошние различаются. И я боюсь той реакции, о которой Вы сказали.

Пока влияние "брексита" незаметно, рост экономики продолжится, безработица низкая. Только курс фунта стал ниже. Но в процессе выхода из Лиссабонского договора мы заметим, что станет труднее.

______________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме