ЛГБТ-сообщество в Афганистане: жизнь под угрозой смерти

Image caption По словам Зайнаб, ей потребовались годы на то, чтобы признаться в любви своей первой партнерше

Гомосексуальность - табу в Афганистане. Ее редко обсуждают в СМИ, и она считается чем-то аморальным и противоречащим исламу. В результате статистики о размере ЛГБТ-сообщества в стране не существует.

Би-би-си поговорила с четырьмя афганцами с разными сексуальными ориентациями. Их истории - это истории о тайной, тщательно скрываемой жизни, однако никто из них не намерен отказываться от нее. Все имена в статье изменены в интересах безопасности.

Зайнаб 19 лет, она живет с родителями. Однако ее семья не подозревает о ее чувствах.

"Мне было 15 или 16, когда я поняла, что мне не нравятся мужчины, - говорит она. - Я работала в салоне красоты. Вокруг меня было много девушек, и тогда я поняла, что девочки мне нравятся больше мальчиков".

Когда Зайнаб призналась своей давней подруге в том, что влюблена в нее, первой реакцией был шок.

"Я сказала, что испытываю к ней чувства, которые мальчик обычно испытывает к девочке", - вспоминает Зайнаб. На некоторое время девушки перестали общаться, однако впоследствии стали парой.

По словам Зайнаб, они встречались один или два раза в неделю и держали свои отношения в тайне.

"Женщин-лесбиянок очень много, но они не могут открыто об этом говорить, - признает Зайнаб. - В Афганистане считается, что лесбиянки нарушают законы ислама. Если люди узнают, последствием будет смерть. Моя семья никогда не должна об этом узнать".

Image caption Гей-баров в Кабуле нет, но в городе все же существуют места, где представители ЛГБТ-сообщества могут встречаться

"Нас могут повесить"

Давуд понял, что он гей, когда ему было 18. Несмотря на это, он был помолвлен с женщиной.

"Это организовали без моего разрешения, - говорит он. - Я хотел все отменить, потому что не испытывал никаких чувств к противоположному полу".

Помолвка в итоге была расторгнута, и сейчас, по словам Давуда, он счастлив в отношениях с мужчиной.

"Между нами очень глубокая связь. Когда мы вместе, мы как будто в другом мире", - признается он.

Однако Давуду приходится вести двойную жизнь.

"В Афганистане гомосексуальность считается шокирующим, негативным феноменом. Если о нас узнают, наверное, нас даже могут повесить", - говорит он.

Юридически ситуация в Афганистане в этом отношении не совсем очевидная, однако специалисты и сами представители ЛГБТ-сообщества не сомневаются, что гомосексуальность считают преступлением.

В статье 427 уголовного кодекса Афганистана содержится термин "педерастия" - сексуальный акт между мужчинами, один из которых - юноша или мальчик. В качестве наказания указано "длительное тюремное заключение".

Однако доктор Нияз Шах, эксперт по афганскому законодательству и законам ислама из Университета Халла, говорит, что уголовный кодекс отражает один из основных принципов ислама, подразумевающий запрет гомосексуальности.

"Исламский закон разрешает лишь одну форму сексуальных отношений - между взрослыми мужчиной и женщиной, если они женаты, - сказал Шах Би-би-си. - Если два молодых человека объявят, что они геи и хотят состоять друг с другом в отношениях, люди будут разъярены. Некоторые могут действительно захотеть убить их".

По словам Шаха, хотя гомосексуальность практикуется в афганском обществе, люди, находящиеся в однополых отношениях, не считают себя геями и зачастую впоследствии женятся.

Концепция однополой любви чужда афганскому обществу, говорит эксперт.

"Я не знаю ни одной гей-пары в Афганистане, где двое мужчин выражали бы открыто свою любовь друг к другу, хотели бы жить вместе и исключали какие-либо сексуальные отношения с женщинами", - говорит Шах.

По словам афганского проповедника Шамсула Рахмана, большинство богословов сходятся во мнении, что смертная казнь - подходящая мера наказания за гомосексуальные отношения, если их удастся доказать.

"Им тяжело меня принять"

Немат Садат - афганский активист-правозащитник, который хочет изменить отношение к ЛГБТ-сообществу в своей стране. Сам он три года назад открыто объявил, что он гей.

Сейчас Садат живет в Вашингтоне.

Правообладатель иллюстрации Nemat Sadat
Image caption От Немата Садата отреклись друзья и родственники после того, как он признался в гомосексуальности в 2013 году

"Большинство моих родственников, которые больше времени провели на Западе, чем в Афганистане, отреклись от меня, - рассказал он Би-би-си. - Даже образованная элита - люди, которые учились в Беркли и Гарварде, - им тяжело меня принять".

Садат родился в Афганистане, но вырос за границей. В родную страну он вернулся лишь в 2012 году, чтобы начать академическую карьеру. После того как он открыто заявил о своей сексуальной ориентации, говорит Садат, его уволили из Американского университета в Кабуле под давлением афганских властей.

По его словам, в Кабуле он говорил со многими представителями ЛГБТ-сообщества и расспрашивал их об их жизни.

"Как и везде, геи встречаются в разных местах - в спортзалах, парках и торговых центрах, - рассказывает Садат. - Однако в большинстве случаев это ни к чему серьезному не приводит, дальше одной встречи дело не идет".

Так как большинство живут со своими семьями, к себе домой эти люди приводить своих партнеров не могут, поэтому им приходится снимать какое-то место, например, подсобное помещение в магазине.

"Я заключил, что в целом очень тяжело выстроить долгосрочную дружбу или отношения. Представители ЛГБТ-сообщества находятся в ловушке законов шариата и не могут потребовать права даже на свое существование, не говоря уже о браке по любви".

Борьба за права

Немат Садат надеется, что ЛГБТ-сообщество все же добьется прав и свобод в консервативных мусульманских странах.

Однако не только мусульмане считают гомосексуальность аморальной.

К примеру, в Германии гомосексуальные отношения между мужчинами были незаконными вплоть до 1994 года, и только сейчас власти готовятся к выплате компенсаций тем, кто подвергся уголовному преследованию.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Ежегодный гей-парад в Берлине

В Афганистане до таких перемен еще далеко.

24-летний трансгендер Шамела родилась мальчиком, однако, по ее словам, всегда любила "девчачьи развлечения" - игры в куклы и с другими девочками.

Однако сейчас, во взрослом возрасте, она вынуждена скрывать свои предпочтения.

"Я закрываюсь в маленькой комнате, как заключенный, - рассказывает она. - Крашусь перед зеркалом, слушаю музыку, смотрю телевизор и танцую".

Image caption Шамела говорит, что любит краситься и танцевать - в своей комнате за запертыми дверьми

Ее партнер также настаивает на том, чтобы сохранять все в тайне.

"Он очень строгий и хочет, чтобы я одевалась как мужчина на людях, - говорит Шамела. - Больше всего я жалею о том, что не родилась женщиной. Я бы очень хотела иметь детей, хорошего мужа и хорошую жизнь".

Все опрошенные Би-би-си люди говорили о похожих чувствах, переживаемых ими - самокопании, отчуждении и нечто среднем между надеждой и безнадежностью.

Но все они не намерены отказываться от самих себя.

Активист Немат Садат надеется на перемены к лучшему, однако убежден, что они наступят только тогда, когда права ЛГБТ-сообщества будут рассматриваться в контексте более общей кампании за права меньшинств.

"Не будет ни нормального ЛГБТ-сообщества, ни прав женщин, ни прав каких-либо других меньшинств до тех пор, пока мы не объединимся", - уверен Садат.

Новости по теме