Тартус: "бензоколонка", которая мечтает стать базой

Крейсер "Петр Великий" Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption "Петр Великий" в Тартусе в 2010 году. В порту, а не на базе снабжения ВМФ

Спустя 45 лет после создания в сирийском городе Тартус пункта материально‑технического обеспечения ВМФ российские военные заговорили о том, что на его месте может быть построена военная база.

"Соответствующие документы подготовлены, они проходят процедуры межведомственного согласования. Степень готовности достаточно высокая, и мы надеемся, что скоро будем просить у вас ратифицировать эти документы", - пообещал Совету Федерации замминистра обороны Николай Панков.

Стоит ли рассматривать эти планы как окончательное решение, сказать сложно - этот объект так и не превратился в полноценную базу в течение двух десятилетий холодной войны, когда советское присутствие в Средиземном море и активность его флота были гораздо выше, а также за те четверть века, которые минули с момента распада СССР.

С другой стороны, советский же опыт показывает, что наличие такой точки опоры в Средиземноморье может быть весьма кстати, когда пытаешься участвовать в ближневосточной политике, А тот факт, что этот пункт не был заброшен даже в 1990-х годах, свидетельствует о том, что Россия уходить из этого региона не собирается.

Впрочем, находиться в этом неспокойном уголке Земли было всегда непросто.

Узел противоречий

Соглашение о создании на территории Сирии объекта ВМФ СССР было подписано в 1971 году, в преддверии войны с Израилем.

Нельзя сказать, чтобы на тот момент Дамаск был верным и надежным союзником Москвы. После целой серии переворотов после Второй мировой войны в стране к власти пришла партия "Баас", которая окончательно утвердилась во власти после распада Объединенной Арабской Республики в 1961 году, в которую Сирия входила вместе с Египтом.

После очередного переворота страну в 1964 году возглавил глава "Баас" Хафез Асад, который правил Сирией до своей смерти в 2000 году (а его сын продолжает править подконтрольной ему территорией Сирии до сих пор).

Хотя Хафез Асад и выбрал путь сотрудничества с СССР, это был определенно брак по расчету, - отчасти именно прагматизмом Асада-старшего объясняется то, что пункт базирования ВМФ в Тартусе так и не стал полноценной военно-морской базой.

Впрочем, параллельно с Сирией Советский Союз развивал партнерские отношения и с Египтом, что, помимо прочего, давало ему возможность использовать множество военных объектов, главные из которых - порты в Александрии и Мерса-Матрухе. Так что к концу 1960-х годов сильного "портового голода" в Средиземном море у Советского Союза не было.

Эскадра

Ближневосточные политические дела, конечно, сильно волновали Советский Союз, однако Средиземное море было в те годы не столько проходом в этот регион, сколько прорехой в безопасности. В этом море базировался американский 6-й флот, вооруженный атомным оружием и средствами его доставки - прежде всего, авианосными ударными группировками.

СССР даже не так сильно хотел войти в эту дверь, как мечтал захлопнуть ее для американцев.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Ремонтировать корабли приходится с помощью плавбаз

Сирия, со своей стороны, нуждалась в советской военной помощи, оружии, военных советниках и, наконец, была совсем не против, чтобы со стороны Средиземного моря ее территорию прикрывала какая-нибудь внушительная сила.

Советские корабли стали появляться в сирийских портах еще в середине 1960-х годов, но после Шестидневной войны 1967 года (которая была слишком скоротечной, чтобы боевые действия развернулись и на море) в составе ВМФ СССР была создана Средиземноморская оперативная эскадра.

Именно она и стала главным "клиентом" 720-го пункта материально-технического обеспечения ВМФ СССР, а сам этот пункт после сворачивания военного сотрудничества с Египтом в начале 1970-х годов - главной и фактически единственной "базой" обеспечения флота в Средиземном море.

"Бензоколонка"

Слово "база" в отношении объекта в Тартусе действительно стоит заключать в кавычки. Пара стометровых плавучих пирсов, несколько хозяйственных построек, отсутствие ремонтного завода (его роль выполняла дежурившая в Тартусе на ротационной основе плавбаза Черноморского флота), - все это никак не тянуло на то, чтобы называться базой.

Тем не менее, этот объект вполне годился для дозаправки кораблей горюче-смазочными материалами, пресной водой, топливом. Давал возможность отдохнуть экипажам в дальних походах, что для тех же подводников весьма необходимо.

"Тартус дальше такой бензоколонки для флота не шел. А это была в первую очередь бензоколонка, причем ГСМ туда в первую очередь доставляли из Союза. Закупать, как это изначально планировалось, ГСМ у сирийцев оказалось даже по меркам СССР безумно дорого", - рассказал Русской службе Би-би-си военный эксперт Андрей Союстов.

Даже с потерей египетских морских пунктов (полноценной базы у ВМФ СССР на Средиземном море не было нигде) эскадра вполне могла существовать продолжительное время - военные корабли и транспорты могли заходить в гражданские порты Тартуса и Латакии, они швартовались у специальных швартовых бочек на отмелях и загружали все необходимое с транспортов в море.

В этом смысле СССР с относительной близостью полноценных черноморских баз было намного проще обеспечивать эскадру, чем США, главные базы которых на собственном побережье находились аж через Атлантику.

И, надо сказать, во время войн, в которых участвовала Сирия (прежде всего, во время Войны Судного дня 1973 года, а также во время ливанского конфликта в начале 1980-х), Средиземноморская эскадра проявила себя в полной мере.

Военный историк, специалист по истории флота Александр Розин в статье, посвященной эскадре, пишет, что в 1973 году на время конфликта силы эскадры были увеличены в два раза.

"Если на 6 октября (1973 года), по западным данным, в составе 5-й эскадры было 58 судов, в том числе 15 субмарин, четыре крейсера, шесть эсминцев, пять фрегатов, два десантных судна и два тральщика, [т]о уже 14 октября она насчитывала 69 судов, 24 октября - 80 судов, в том числе 26 надводных боевых кораблей и 16 субмарин, а 31 октября достигла максимума в 96 судов, в том числе 34 надводных боевых судна и 23 субмарины", - пишет он.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Средиземноморская эскадра создавалась на основе Черноморского флота, но пополнялась и за счет Северного и Балтийского

Состав эскадры пополнялся за счет сил трех флотов - Северного, Балтийского и Черноморского.

"Медвежий угол"

Изобилие пунктов временного базирования конца 1960-х годов так больше и не восстановилось.

СССР вел переговоры о расширении пункта базирования в Тартусе, но они не увенчались успехом ровно потому, что Сирия проводила прагматичную политику.

Кроме того, у советского руководства были сомнения по поводу географического расположения Тартуса. "Это все-таки такой медвежий угол... Грубо говоря, если бы в Турции началась какая-нибудь война, или конфликт с НАТО, то проливы в любом случае перекрывались бы и пополнение туда не могло бы идти. А в мирное время в этот район корабли из Севастополя могли бы дойти за два дня", - говорит главный редактор журнала "Экспорт вооружений" Андрей Фролов.

В СССР боялись, что большая военная база могла бы в случае начала большого конфликта оказаться в западне.

Наконец, по словам Андрея Союстова, в районе Тартуса не самое лучшее дно. "При всех плюсах Тартуса у него не самая лучшая гидрология. Бассейн и входной фарватер Тартуса очень сильно заносит илом, надо чистить. Это серьезная проблема, которой надо регулярно заниматься", - сказал он.

По словам эксперта, в СССР в начале 1980-х даже был разработан проект строительства крупной базы между Латакией и Тартусом, однако его не реализовали.

Что дальше?

Планы, о которых заявил в верхней палате российского парламента замминистра обороны Николай Панков, были разработаны уже довольно давно.

Проблемы 720-го пункта материально-технического обеспечения ВМФ России, как официально называется объект в Тартусе, хорошо изучены и известны вот уже почти полвека.

Прежде всего, это касается причалов - стометровые плавучие пирсы не позволяют швартоваться крупным кораблям, таким как, например, авианосец "Кузнецов" или атомный крейсер "Петр Великий", необходимо также построить сухой док и судоремонтный завод.

"Банально сирийцы нам должны прирезать земли. Потому что если посмотреть на схему, там все обжато в упор. Поэтому нужна территория, нужны складские помещения, нужно портовое оборудование", - говорит Андрей Союстов. Он добавляет, что военно-морской базе также необходима будет мощная система ПВО, а также большие жилые площади, поскольку там будут размещаться матросы и комсостав из экипажей кораблей.

По словам Союстова, военно-морская база в Тартусе России очень нужна. Андрей Фролов, однако, с ним не согласен. По словам главного редактора "Экспорта вооружений", судить о будущем Тартуса на основании заявления пусть даже и замминистра обороны не стоит, гарантий, что там появится большая и полноценная база, - нет.

"Какая бы у тебя хорошая база ни была, если у тебя нет кораблей, которые она может принимать, то это бессмысленно. У нас корабельный состав российского флота, - это величина, скажем так, конечная, ограниченная. При всем желании Россия не может существенно увеличить граппировку кораблей и тем более создать новый средиземноморский флот, который бы там на постоянной основе сидел и которому нужна была бы своя база. Для тех задач, которые стоят, и тех возможностей, которые есть, эта система ротации, которая сейчас действует, - она наверное себя оправдывает", - считает Фролов.

У России в Сирии уже есть крупная сухопутная база "Хмеймим", которая обеспечивает прикрытие пункта базирования в Тартусе как с воздуха, так и с земли. На этой базе есть большой аэродром, и, как считает Фролов, она позволяет оставить тартусский объект в том объеме, в котором он есть сейчас, - необходимо лишь обновить некоторые компоненты.

Новости по теме