Гонка по Москве обошлась сыну топ-менеджера "Лукойла" в один "Гелендваген" и 300 часов работ

Михаил Доломанов и Руслан Шамсуаров
Image caption Адвокатам Шамсуарова удалось добиться более мягкого приговора, чем тот, что требовал прокурор, но они все равно остались недовольны

Гагаринский суд Москвы приговорил Руслана Шамсуарова, сына старшего вице-президента нефтяной компании "Лукойл", к 300 часам обязательных работ по делу о гонках на автомобиле Mercedes Gelandewagen, которые он и его друзья устроили в российской столице, пытаясь скрыться от сотрудников ДПС.

Такое же наказание, 300 часов работ, получил приятель Шамсуарова Виктор Усков. Находившийся за рулем машины Абдувахоб Маджидов, ранее уже приговоренный к 200 часам работ, был оправдан.

Кроме того, суд постановил изъять в пользу государства Mercedes Gelandewagen Руслана Шамсуарова, стоимость которого может составлять более 10 млн рублей (150 тыс. долларов).

Эта история получила широкий резонанс, поскольку в ней оказался замешан сын одного из руководителей крупной компании.

Административное взыскание, которым поначалу отделались ее участники, по требованию главы московской полиции Анатолия Якунина было направлено в прокуратуру, а затем в суд.

Прокурор требовал для всех троих подсудимых реальные сроки тюремного заключения - по два года одному месяцу для Шамсуарова и Маджидова и год и семь месяцев для Ускова.

Однако в результате суд фактически снял обвинения в попытке причинения насилия в отношении инспекторов ГАИ (статья 318 УК РФ), оставив лишь обвинение в публичном оскорблении сотрудников при исполнении служебных обязанностей (статья 319).

Приговором остались недовольны и прокурор, и адвокаты Шамсуарова. Гособвинитель посчитал его слишком мягким, и после оглашения приговора пообещал подать апелляцию.

Адвокаты сказали, что их не устраивает то, что суд никак не отреагировал на якобы имевшее место, по их словам, сознательное уничтожение улик и доказательств невиновности Шамсуарова.

Речь идет прежде всего о пропаже записей видеорегистраторов полицейских автомобилей, которая в приговоре объясняется техническими причинами. Адвокаты считают, что это было сделано специально, чтобы попытаться доказать, что в отношении полицейских подсудимые пытались совершить насилие, и говорят, что подумывают о том, чтобы подать жалобу.

Погоня

Гонка, о которой идет речь, произошла в ночь на 22 мая 2016 года.

Как говорится в материалах дела, четверо молодых людей - Руслан Шамсуаров, Виктор Усков, Мара Багдасарян и Татарашвили (его имя в прессе называют по-разному: Михаил или Магомед), - отдохнув в ночном клубе, попросили своего приятеля Абдувахоба Маджидова отвезти их домой, поскольку употребляли алкоголь.

Во время поездки по городу на принадлежавшей Шамсуарову автомашине Mercedes Gelandewagen без номеров их попытались остановить полицейские. Маджидов не стал тормозить; впоследствии он рассказывал, что полицейский якобы бросил жезл в сторону машины, которая сопровождала Gelandewagen, и это его испугало.

В бегстве от погони участвовал только Gelandewagen. Один из находившихся в машине при этом включил трансляцию погони в интернет через мобильное приложение Periscope. Запись трансляции разошлась по различным видеохостингам и следствие использовало ее в качестве доказательства.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Руслан Шамсуаров в последнем слове заявил, что уже понес наказание за то, что "накосячил", но обвинения по уголовному делу он не понимает

На записи трансляции, опубликованной в Youtube, видно, что некие люди в машине, похожей на Mercedes Gelandewagen, обсуждают, как они будут "разбираться" с полицейским, который бросил в них жезл. Машина движется по Третьему транспортному кольцу, а затем выезжает на Ленинский проспект.

На Ленинском проспекте в районе Горного университета машина разворачивается через две сплошных линии, судя по комментариям, в поле зрения полицейских (на видео их машина не заметна), после чего начинается погоня. Запись погони занимает 9 минут.

На ней видно, как "Гелендваген" нарушает правила дорожного движения - превышает скорость, пересекает сплошную линию разметки, выезжает на разделительный газон. Находящиеся в машине люди комментируют ситуацию с использованием ненормативной лексики.

В итоге гонщиков задержали, но после составления административных протоколов отпустили (во время оформления документов из их машины также велась трансляция Periscope).

"Золотая молодежь" против главы московской полиции

Гагаринский суд Москвы арестовал Виктора Ускова и Абдувахоба Маджидова на 10 и 15 суток соответственно, а водителя еще и приговорили к 200 часам обязательных работ и лишили водительских прав на два месяца. Руслан Шамсуаров также был арестован и провел под арестом 15 суток.

Однако занимавший в тот момент пост начальника Главного управления МВД РФ по Москве Анатолий Якунин был явно возмущен тем, что эти события в результате обернулись для их участников лишь административным наказанием, и потребовал, чтобы историю проверили еще раз и возбудили уголовное дело. Более того, он предположил, что полицейских и вовсе могли подкупить (хотя Шамсуаров во время трансляции прямо говорит, что деньгами эту ситуацию разрешить не получилось).

При этом Якунин заявил, что погоня длилась несколько часов, тогда как запись трансляции длится всего несколько минут.

Якунин сказал тогда, что необходимо "раз и навсегда покончить с этим беспределом со стороны этой "золотой молодежи", и заявил, что все участники этой гонки "должны нести ответственность солидарно и за злостное неповиновение сотрудникам полиции".

Судьба уголовного дела против сына вице-президента "Лукойла" и его друзей, между тем, складывалась весьма непросто, несмотря на то, что его требовал возбудить глава московской полиции.

В результате возбудить дело получилось лишь с четвертой попытки. В первый раз оно было прекращено по решению прокуратуры 28 мая.

Адвокат Шамсуарова тогда заявил, что его клиента допрашивали только как свидетеля, однако в тот же день он был арестован на 15 суток за неподчинение полиции.

Затем полиция возбудила уголовное дело о хулиганстве. 30 мая прокуратора вновь отменила постановление о возбуждении уголовного дела, не найдя в действиях молодых людей признаков этого преступления.

По мнению прокуратуры, наказуемым хулиганством может служить лишь грубое нарушение общественного порядка с применением оружия или по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти.

Image caption Адвокаты Шамсуарова Алексей Колесников и Михаил Доломанов считают, что следствие не смогло доказать, что преступление вообще имело место

Тогда же прокуратура направила дело в Следственный комитет, найдя в нем признаки оскорбления представителей власти. Подобные дела относятся к компетенции СКР, заявили в прокуратуре.

31 мая дело о хулиганстве завел уже Следственный комитет, но оно было закрыто прокуратурой 2 июня. Через два дня его возбудили в четвертый раз против Руслана Шамсуарова, Виктора Ускова и Абдувахоба Маджидова.

Их обвинили в том, что во время преследования они совершали опасные маневры, создавая угрозу жизни и здоровью сотрудников полиции, а также в публичном оскорблении сотрудников полиции.

Еще один участник гонок, Татарашвили, был объявлен в розыск, а против находившейся в машине девушки уголовное дело возбуждать не стали.

Контратака защиты

12 октября в ходе прений в Гагаринском суде прокурор потребовал для Руслана Шамсуарова, Виктора Ускова и Абдувахоба Маджидова реальных сроков лишения свободы - по два года и одному месяцу для владельца машины Шамсуарова и водителя Маджидова и два года семь месяцев для пассажира Ускова с учетом его условного наказания, к которому его приговорили ранее по другому делу.

Однако адвокаты в ходе прений стали активно опротестовывать выводы следствия, обнаружив в нем, по их словам, не только недостатки, но даже признаки сговора.

Прежде всего адвокаты Шамсуарова обратили внимание на то, что, как того и требовал Анатолий Якунин, во всех правонарушениях прокуратура обвинила сразу всех троих подсудимых, тогда как за рулем был только один человек.

"За что сейчас попросили представители гособвинения два года один месяц лишения свободы? За применение насилия к представителю власти. Кем? В том числе пассажирами, находившимися на заднем сидении автомобиля. Вам доводилось ездить на заднем сидении автомобиля? Удобно оттуда тормозить, совершать различные маневры? И в том автомобиле не было [на пассажирском сидении] ни тормоза, ни газа, ни руля", - сказал уже после заседания адвокат Михаил Доломанов.

Второй момент, на который обратили внимание адвокаты - странное, по их словам, отсутствие в деле записей видеорегистраторов полицейских автомобилей, которые вели преследование. В деле фигурировала лишь запись трансляции Periscope, скачанная с одного из видеохостингов, а также записи с камер наблюдения на улицах.

По словам представителей защиты, в обоих случаях опасного торможения, которые указаны в материалах следствия, машина преследователей двигалась сзади-справа от "Гелендвагена", и, следовательно, опасности не подвергалась, поскольку находилась в соседней полосе.

Обвинения в публичном оскорблении сотрудников полиции они также отвергают, поскольку, как утверждает защита, никто подробно не проанализировал запись и не установил, кто и какие слова произносил. Признание же Шамсуарова, который сказал, что там слышна его речь, они не считают существенным, поскольку он не обладает достаточной квалификацией, чтобы идентифицировать голоса.

Адвокаты усомнились в том, что видеозапись трансляции можно приобщать к делу, поскольку следователи скачали ее с видеохостинга, на который ее выложил неизвестный человек, и она могла подвергнуться редактуре.

Они также заявили, что экспертиза высказываний проводилась с нарушениями, а эксперты не обладали квалификацией для ее проведения.

Однако почти все претензии адвокатов судья оставила без внимания - в приговоре последовательно отвергались все их аргументы. Тем не менее, добиться главной цели - снять обвинения в применении насилия в отношении полицейских - защите все-таки удалось.

Новости по теме