Клем Сесил. Новая Москва: сталинизм без уличного хаоса

Правообладатель иллюстрации Clem Cecil
Image caption Как чертеж архитектора: сдержанно и с видением идеального, упорядоченного мира

Изменения в Москве впечатляют, но они вернули городу имперский дух, отчего становится немного не по себе, пишет специалист по России и охране архитектурного наследия Клем Сесил.

Все лето в интернете я встречала - как, уверена, и вы - фотографии и отзывы людей, которые делились страшными историями о "Моей улице" - проекте правительства Москвы, призванном улучшить ландшафт города.

Вплоть до сентября движение в Москве стояло - улицы были перекрыты, чтобы дать возможность свершиться реконструкции: расширялись тротуары, заново выкладывалась плитка, появлялись новые фонарные столбы, светофоры и клумбы. Результаты радикальны - они драматически поменяли опыт пребывания в Москве.

С одной стороны, это невероятное достижение: архитектура города снова задышала, а пешеходы получили возможность наслаждаться ею. С другой стороны, Москва оказалась по большей части городом эпохи сталинизма - факт, прежде смягчавшийся уличным хаосом.

В самой Москве мнения разделились - отчасти из-за раздражения жителей, накопившегося за те несколько месяцев жарких и липких пробок, вызванных строительными работами на дорогах.

Автором проекта была "КБ Стрелка" - прогрессивная компания, занимающейся консалтингом в области архитектуры и планирования, она же следила за ходом работ от имени московского правительства. Меня удивило, что они работали так интенсивно и быстро.

Именно это и поразительно. Жителю Лондона результаты этих централизованных решений кажутся невероятными и слегка пугающими. Где хаотичная, органическая экология города? Где кипящая уличная жизнь, проявления коммерции: реклама, неон, киоски? Как это возможно - просто взять и заставить все это исчезнуть?

Правообладатель иллюстрации Clem Cecil
Image caption Пять декоративных арок - прямиком из книги по архитектурному дизайну сталинской эпохи

Целых 1,4% городского годового бюджета ушли на оплату проекта, что видно по качеству камня, использованного для покрытия. Говорят, что все месторождения в России были опустошены в ходе работ, что вызвало задержки. Такого рода факты уносят назад в историю, ко временам Петра Великого, который истощил запасы камня в России во время строительства Санкт-Петербурга.

Из аэропорта меня на машине вез друг, и он решил показать мне центр. Я не была в Москве два года, и мои глаза чуть не выпали из орбит. Тротуары Тверской были расширены - но более удивительными были пять декоративных арок прямиком из книги по архитектурному дизайну сталинской эпохи. Они были празднично раскрашены в стиле ярмарок 1940-х годов и обрамляли то, что оказалось за ними: Пушкина, Тверской бульвар, вход на Красную площадь и, самое абсурдное, - Карла Маркса.

Маросейка и Покровка были усеяны замысловатыми железными шестами, изогнутыми в вытянутые буквы "S" и увенчанными висячими цветочными корзинами с ночной подсветкой. Почему? Зачем они? Зачем расширять тротуары и очищать город от киосков, только чтобы заменить их декоративными украшениями?

Новый Арбат загромоздили две скамейки по 150 метров длиной, и были еще качели - на Триумфальной площади, созданные для детей и взрослых. Вдобавок к этому были буквы, складывавшиеся в слово "МОСКВА".

Правообладатель иллюстрации Clem Cecil
Image caption Москва напоминает о своем величии?

Эти штрихи не были частью плана "КБ Стрелка" - их добавили позже, как ностальгическое напоминание о советских и досоветских уличных украшениях и непреодолимой жажде Москвы заявить о своем величии.

Больше всего впечатлили новые виды: главные улицы и главные доминанты Москвы были построены в неоклассическом стиле в эпоху Сталина. До сих пор в собственной голове это можно было балансировать с более старыми улицами, например, в районе Остоженки и Пречистенки, которые в основном хорошо сохранились. Теперь же эта гармония нарушилась - в сторону величественной грандиозности большинства главных улиц сталинских времен.

Впервые я покидала Москву с неприязнью к этому архитектурному периоду. Его здания должны были впечатлять величием, запугивать; сталинские высотки - "семь сестер" - задумывались так, чтобы заставить среднего советского гражданина чувствовать себя винтиком: но эффект смягчался и выравнивался людским хаосом уличного уровня. Этого больше нет. Большая часть центра Москвы выглядит теперь, как чертеж архитектора: сдержанно и с видением идеального, упорядоченного мира.

Правообладатель иллюстрации Clem Cecil
Image caption Гармония нарушилась - в сторону величественной грандиозности улиц сталинских времен

С другой стороны, здания на перепрофилированных улицах выглядят изумительно. Тротуары стали шире, и пешеходам ходить по ним намного приятнее. Один из координаторов проекта напомнил мне, что я видела все это до появления зелени: сейчас 30-летние деревья сажают вокруг Садового кольца, чтобы его название снова соответствовало действительности (дорогу расширили во время правления Сталина, и деревья срубили).

"Моя улица" - поразительное достижение, и проект улучшил город для пешеходов. Градостроительные решения такого масштаба могут быть возможны только в странах с централизованной структурой управления - как Россия.

Проехав в метро, я обнаружила, что оттуда убрали рекламу. В результате хорошо скоординированной кампании по изменению дизайна карта метро была элегантно переосмыслена Студией Артемия Лебедева, и появились другие плакаты, например, "Правила пользования". "Навели порядок", - вот что я постоянно думала про себя.

Это мантра всей сегодняшней России, с ее усиливающейся милитаризацией. Есть чувство, что все больше и больше аспектов жизней людей контролируется, и ими манипулируют: в Москве сегодня это выражается в новом ландшафте и в метро, очищенном от рекламы, но полном правил.

Правообладатель иллюстрации Clem Cecil
Image caption Метро тоже стало более строгим и "сталинским"

"Моя улица" имеет демократические корни и амбиции: она задумывалась как гражданский проект. Рядовые жители столицы могли выразить свои пожелания о том, какой они хотят и не хотят видеть Москву. Акцент сместился с автолюбителей на пешеходов, велосипедистов и владельцев самокатов, велодорожки появились на многих центральных магистралях.

Одна из причин, по которой тротуары были расширены, - чтобы сократить площадь проезжей части и избавиться от хронической проблемы пробок, пересадив автомобилистов на общественный транспорт. Настолько радикальное решение имеют смелость принять немного городов - ведь на городские власти оказывает огромное давление автомобилисты.

Правообладатель иллюстрации Elena Shubentseva
Image caption Экспонат выставки уличного искусства в "Манеже": "Ручная работа", автор - Елена Шубенцева

Когда я была в Москве, в "Манеже" проходила выставка в рамках биеннале уличного искусства, которое тоже отразило текущий тренд. Не знающий границ дух нелегального стрит-арта был схвачен и обезврежен путем изъятия его с улиц. Эти работы - пусть большинство из них и приковывают ваше внимание - без контекста потеряли свою силу.

В целом, хотя изменения в Москве меня впечатлили, та Москва, которую они открыли, мне не очень нравится. Жила ли я фантазиями раньше? Думаю, нет: можно поспорить, что регламентированный городской ландшафт и есть город фантазий - но не радости, несмотря на крикливые арки и уличные качели.

Клем Сесил - глава центра российской культуры в Лондоне "Пушкин-хаус" и сооснователь Московского общества защиты архитектуры (MAPS)

Новости по теме