Кому нужен "закон о российской нации"

Женщины Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Как именно будет выглядеть финальная версия закона, по-прежнему не очень ясно

Российский президент Владимир Путин в понедельник поддержал идею разработки закона о российской нации. По его мнению, закон мог бы получиться из стратегии по развитию межнациональных отношений в России.

Эту идею высказали руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов и завкафедрой Российской академии народного хозяйства и госслужбы Вячеслав Михайлов на заседании Совета по межнациональным отношениям в Астрахани.

В России уже разработана "Стратегия государственной национальной политики", принятая четыре года назад.

В статье 3 конституции РФ говорится, что "носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ". В пункте 2 статьи 19 отмечается, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности.

Абстрактные комментарии Вячеслава Михайлова о необходимости включить в закон "все новации, связанные с межнациональными отношениями", не сильно прояснили инициативу, открыв широкий простор для интерпретаций.


Алла Семенышева, советник руководителя Федерального агентства по делам национальностей:

Пугаться ничего особо не стоит, это уже существующая стратегия национальной политики. Предложение Вячеслава Михайлова по названию закона - это его личное предложение, он разработчик формулировки "российская нация", и все к ней прицепились, но суть не в названии, а в необходимости принятия отраслевого закона, поскольку такой закон есть и в сфере образования, и в других.

Эта тема обсуждается уже больше года в профессиональном сообществе. Нормы права в сфере государственной национальной политики определяются более чем десятком законов и указов, но нет, например, определенного органа, который отвечал бы за социокультурную адаптацию мигрантов. Конечно, в законе должны быть отведены большие полномочия органам государственной власти, необходимо наводить структурную вертикаль в сфере госнацполитики.

У нас есть госпрограмма, по которой мы работаем и живем с 2014 года, но нужно идти дальше и закреплять понятийный аппарат, разграничивать полномочия между органами власти разного уровня. В стратегии госнацполитики пункт 12 говорит, что многообразие национального состава является достоянием российской нации, а российская нация - это гражданская идентичность. И это не отменяет национальную идентичность, а идет параллельно с ней - вы можете быть чукчей и россиянином одновременно. Название закона - второе дело, но то, что необходимость его принятия назрела, говорят все эксперты.

Работа над законом еще не началась, мы говорим о документе, которого нет. Закон за два дня не пишется.


Опираясь на это разъяснение, Русская служба Би-би-си расспросила экспертов, нужен ли такой закон в настоящий момент и в принципе, а также что вообще представляет собой российская нация.

Егор Холмогоров, публицист националистического толка:

Закон о некоей "российской нации" нужен не больше, чем предписание участкового о переименовании меня в Юрия или Игоря. Это абсолютно бессмысленная затея, которая лоббируется господином Бариновым: кто-то хочет строить автодорогу, железную дорогу и иметь государственный подряд, так и здесь - только речь о строительстве наций.

Ни к чему хорошему это не приведет, у нас в конституции записано, что Россия - многонациональная страна, где множество наций, и среди них - русская, которая это государство создала, и существуют другие, которые с разной степенью добровольности в состав его вошли, существуют определенные отношения между ними: и национальные автономии, и процессы ассимиляции, и, к сожалению, проявления сепаратизма, когда в 90-е русских убивали, а сейчас - мягко выдавливают из некоторых регионов.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption В России проживают представители нескольких десятков национальностей

И сейчас единственное, на чем может строиться государство, - это то, что абсолютное большинство жителей абсолютного большинства регионов - русские, будь то бывший немецкий Калининград или некогда японский Южно-Сахалинск. Фактически предлагается: давайте все свалим в один котел, объявим его российской нацией и будем ее строить. Но непонятно, на какой основе ее строить - чисто логически, строить надо на русской основе, как на основе большинства населения, а если на какой-то нейтральной, - то существует опасность, что русских искусственно отделят от корней.

Есть опасность, что остальные народы не захотят превращаться в россиян, а русских заставят идти под эту гребенку. А вот Татарстан, например, может сократить часы русского языка в школах, принуждать к изучению татарского языка русских жителей и рассказывать о великом Чингисхане. То есть, ничего, кроме хаоса в межнациональных отношениях, этот дурацкий проект не даст.

Для меня, как для русского националиста, много проблем и в существующей концепции национального согласия, но в ней есть один очевидный плюс - она не ставит под сомнение существование русской нации. А вот концепция российской нации предполагает это отрицание, уже заголовок исключает для человека националистических настроений любое согласие.

С чисто аппаратной точки зрения эта концепция - колоссальная подстава, когда в последние два года президент пребывал в лавровом венке покорителя Крыма и победителя ИГИЛа, и тут он говорит такое, что неизбежно отвращает от него массу людей.

Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры:

Приближаются президентские выборы. Для значительной части консерваторов и охранителей тема российского народа - любимая. Путин действует электорально грамотно. Он "цементирует" своих сторонников.

Кирилл Мартынов, кандидат философских наук, доцент Школы философии НИУ ВШЭ:

Сама эта конструкция у автора концепции является парафразом аналогичной конструкции советских времен, когда хрущевско-брежневская номенклатура озаботилась тем, чтобы навязать "воображаемые сообщества" и их существование закрепить. Сейчас это актуализировалось в связи с нетривиальной ситуацией перед президентской кампанией: с одной стороны, рейтинги по-прежнему высоки, с другой - экономическая ситуация в стране продолжает ухудшаться, и не очень понятно, за счет чего мобилизовать электорат, если все идет по плану и президент может спокойно обойтись без этой людской поддержки.

Один из тезисов, который проскочил в комментариях Путина - организовать "год единства нации", и можно предположить, что это совпадет с годом выборов, и если так, то под это может выделиться финансирование, и это станет одним из пунктов президентской кампании.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption При Леониде Брежневе в законе было зафиксировано определение "советского народа"

Если вынести за скобки финансирование, то думаю, что в законе практически нет реального содержания - может быть, это вопрос разграничения культурной политики в национальных республиках, это старая проблема и одна из причин, почему эти идеи были торпедированы раньше: либо вы даете этническую интерпретацию российской нации, и тогда она определяется как православная с приоритетом русского этноса, либо вы даете гражданскую интерпретацию российской нации, тогда вы возвращаетесь к конституции с ее словами о многонациональном народе и у вас нет пространства для маневра - нельзя сказать, что русская культура может иметь приоритет над другими культурами, раз уж у нас многонациональный народ.

Нации невозможно зафиксировать по указу сверху. То, с чем мы сталкивались в новейшей истории, - формально обратный процесс. [Инициатива] звучит абсурдно: это общественный договор наоборот, будто не нация создает государство, а государство кует нацию.

Я с некоторой настороженностью отношусь к идее нации, поскольку от нации политической легко перейти к этнической, переиграть риторику и начать борьбу за "чистоту наших рядов". В России, к сожалению, политической нации нет, и, возможно, в современном мире формировать их уже поздно, но Россия не проделала эту работу, какую проделали европейские государства, некоторые страны, лежащие за пределами Европы, Соединенные Штаты.

У нас не состоялась эта политическая нация по двум причинам. Во-первых, границы Федерации не совпадают с границами "Русского мира", который вообще непонятно, где имеет конец. Не будучи националистом, понятно, что за пределами Российской Федерации - в том числе, в Средней Азии была проблема русской диаспоры и для этой части политической нации ничего не было сделано - тут дело не в этничности, а в культурном бэкграунде.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Определение нации некоторыми мыслителями сводится к этнической составляющей

С другой стороны, внутри самой России огромное количество диаспор, которых другие жители не считают своими. Высок уровень ксенофобии, особенно по отношению к людям с Кавказа, когда они приезжают в центральную часть России: сдавая квартиру, многие люди требуют от снимающих принадлежности к славянской национальности. Еще хуже дело обстоит с народами на востоке страны - бурятами, тувинцами, отчасти якутами, которые постоянно подвергаются дискриминации на бытовом уровне, несмотря на третью статью конституции и российский паспорт.

Но главная проблема - российская нация не видит себя политическим институтом в отрыве от государства, в виде того, что называется гражданским обществом - ключевым агентом нации. Если его считают враждебным и чуждым, то политической нации и не существует. Это хорошо проявилось на последних выборах, которые для многих людей стали по разным причинам вещью ненужной. И непонятен инструмент, с помощью которого можно организовать нацию, поскольку в современном мире государство не может это сделать, а сама процедура выглядит противоположным образом.

Новости по теме