Подростки из Гарлема и старейший мим - о расизме и выборах в США

Media playback is unsupported on your device
Подростки из нью-йоркского театра Impact о расизме, выборах и своем будущем

В одном из своих предвыборных выступлений Дональд Трамп обратился к темнокожим американцам с вопросом: "Что вам терять?"

"Вы живете в бедности. У вас плохие школы. У вас нет работы. Что, черт возьми, вы теряете, если попробуете что-то новое, например, Трампа?" - сказал он, выступая перед в большинстве своем белой аудиторией в штате Мичиган летом этого года.

Я иду по нью-йоркскому Гарлему с 19-летним Кадимом. Мне интересно, что он думает про эти слова и про Трампа в целом. "Я могу говорить про это часами, - предупреждает он меня. - Но если коротко: я в шоке от такого кандидата в президенты. Не могу воспринимать его всерьез".

Кадим родился и вырос в Гарлеме - районе, где еще несколько лет назад на улице каждый день убивали людей - взрослых и детей. И каждый день кто-то в районе умирал от передозировки наркотиков. И после школы некуда было пойти, кроме как на улицу, ту самую, где каждый день убивают людей.

Но Кадим не жалуется. Гарлем для него - не опасное место, а дом, где он провел детство.

"Может, мне повезло, но даже когда в Гарлеме была так называемая крэковая эпидемия, мне никто не предлагал здесь наркотиков, я никогда не ввязывался в уличные драки, меня даже ни разу здесь не ограбили", - смеется он.

А когда Кадиму исполнилось 11 лет, ему повезло еще больше - он попал в театр, который изменил его жизнь.

Как бывший активист "Черных пантер" основал подростковый театр

20 лет назад профессор Колумбийского университета Джамаль Джозеф возвращался вечером домой (он жил в Гарлеме) и увидел, что около его дома стоят женщины и плачут.

Image caption Джамаль Джозеф: "Идея рабства и отношение к человеку как к вещи не изжила себя в Америке"

"Оказалось, что одна из женщин только что потеряла своего сына - его убили на вечеринке из-за какого-то спора, - вспоминает Джозеф. - В тот момент я понял: я больше не хочу молчаливо стоять и смотреть, как женщины в моем районе плачут. На следующий день мы сняли небольшое помещение в Гарлеме и открыли набор в театр".

Джозеф решил, что социальных изменений можно добиться через искусство. Это видение разделяли его жена Джойс и легендарный темнокожий продюсер Воза Риверс - втроем они и основали новый театр.

Бывший активист партии "Черных пантер" - леворадикальной военизированной организации, которая разными способами, не всегда мирными, продвигала гражданские права афроамериканцев, в 1970-е Джозеф попал в тюрьму и отсидел больше 9 лет.

Именно в тюрьме он понял, что с помощью театра можно изменить общество - не сразу, постепенно, но можно.

"В то время местные власти тратили больше денег на усиление полиции, а не на образование или внешкольные клубы для молодежи", - рассказывает Джозеф, пока подростки-актеры театра репетируют в соседней комнате неприметного здания в Гарлеме.

"Это был замкнутый круг: подросткам некуда было пойти после школы, они собирались на улице, устраивались потасовки для выплеска энергии, и тут подъезжали полицейские и забирали их в участок".

"Жизнь до театра? Депрессивная"

За 20 лет существования у театра так и не появилось своего здания, поэтому им приходится репетировать в офисе.

Image caption Джейша, актриса театра "Воздействие": "Клинтон - не лучший вариант, но я точно знаю, какого президента я не хочу"

Но за эти годы театр, который существует на частные деньги и пожертвования, воспитал несколько сотен молодых людей - у большинства из которых не было другой альтернативы, кроме улицы после школы.

Театр, который ставит политические постановки и, помимо театральных способностей, требует от актеров академической успеваемости в школе, дал этим подросткам интересное настоящее и шанс на еще более интересное будущее.

В небольшой офисной комнате около десяти подростков распеваются и танцуют - идет обычная репетиция. Через несколько дней у них выступление в Атланте.

В перерыве 17-летняя Шэрай рассказывает, как созданный Джозефом театр изменил ее жизнь.

"Даже не знаю, как описать свою жизнь до этого театра. Наверное, самое подходящее слово - депрессивная, - говорит она. - Приход в этот театр был лучшим решением в моей жизни".

"До этого я жила в своей скорлупе - и школа, и улица загоняли меня в эту скорлупу еще сильнее. Театр высвободил меня из этой скорлупы", - со светящейся улыбкой говорит Шэрай.

"Не хочу такого, как Трамп"

"Воздействие" - это больше, чем театр, уверен Джамаль Джозеф. Это еще и политическая школа, в которой воспитываются будущие лидеры. Джозеф часто обсуждает с ними не только американскую, но и мировую политику.

Поэтому неудивительно, что в перерывах между репетициями актеры театра активно дискутируют о предстоящих выборах.

"Конечно, я буду голосовать - я просто обязана это сделать. Я и всех своих друзей заставлю голосовать", - говорит 21-летняя Джейша, актриса театра с многолетним стажем.

Image caption 41% афроамериканцев по-прежнему считает, что в стране существует расовая дискриминация

"Я бы хотела проголосовать за Берни Сандерса, но теперь придется отдать свой голос за Клинтон. Она хоть и не идеальный кандидат, но я точно знаю, какого президента я не хочу. Не хочу такого, как Трамп", - чеканит Джейша под общий одобрительный гул.

Самая младшая из всех - 12-летняя Тажэ, несмотря на то, что у нее еще нет права голоса, считает, что право выбора у нее есть всегда.

"Трамп только и делает, что придумывает всякие отговорки, чтобы замаскировать свою ложь, - говорит она. - Со стороны это выглядит по-идиотски. Он, конечно, клоун, но он меня пугает. Если он станет президентом - это хуже, чем конец света".

"Америка - это страна с раздвоенной душой"

Руководитель театра Джамаль Джозеф тоже не рассматривает Трампа, как серьезного кандидата. Такой человек, по его мнению, не способен решить самую серьезную для афроамериканцев проблему - никуда не исчезающий расизм.

"Трамп - лжец и конъюнктурщик, он часть проблемы. А проблема в том, что Америка - это страна с раздвоенной душой", - говорит Джозеф. "Страна, в которой идея рабства и отношения к человеку как к вещи все еще не изжила себя, поэтому тюрьмы здесь переполнены. И большая часть заключённых - темнокожие".

Image caption Кадим Диоп: "Я верю в мое поколение, мы - другие"

Это огромная проблема, которую пока ни один политик, по мнению Джозефа, не в состоянии решить.

"Но эта страна может исцелиться через молодое поколение", - уверен он.

Кадим и его друзья, актеры театра, тоже верят, что, невзирая на то, кто станет следующим президентом, их поколение сможет изменить Америку.

"Моих предшественников угнетали, потому что у них не было доступа к информации. Теперь, в эпоху интернета, у нас этот доступ есть. Обладая знаниями, в этой стране можно многого достичь и многое изменить", - уверен он.

Ричмонд Шепард: "Я был коммунистом, потому что мы были единственные, кто реально боролся с расизмом на Юге"

Media playback is unsupported on your device
Ричмонд Шепард - самый старый мим в мире

87-летний нью-йоркский мим Ричмонд Шепард был одним из тех, кто боролся с угнетателями предков Кадима и других его темнокожих соотечественников. И делать это он начал еще в 1940-х годах, когда большинство белых американцев думали, что сегрегация - это норма.

Конечно, с тех пор многое изменилось. Среди афроамериканцев более 60% так называемых "белых воротничков" - людей, занимающихся умственным трудом. И более 22% афроамериканцев закончили вузы.

Но 41% афроамериканцев по-прежнему считает, что в стране существует расовая дискриминация.

"Я был одержим тогда странной идеей, что не должно быть разных питьевых фонтанчиков для белых и темнокожих, не должно быть разных туалетов для белых и черных, и темнокожие не должны сидеть на задних сидениях в автобусе", - рассказывает Шепард, с которым мы беседуем у него дома, недалеко от Таймс-сквер.

"Я даже думал, что у них должно быть право голосовать. Такие вот странные идеи были у меня", - иронизирует он.

За эти "странные идеи" его исключили из университета Эмори, где он учился на врача.

В середине 1940-х Ричмонд Шепард вступил в Коммунистическую партию Джорджии.

"Потому что коммунисты были единственные, кто реально боролся с расизмом на Юге", - объясняет он свое решение.

"Самое важное - это люди"

Правда, с тех пор он разочаровался как в коммунизме, так и в капитализме.

Image caption Ричмонд Шепард: "Если мы еще не сошли с ума, то изберем Клинтон"

Самое важное - это люди, а не партии и концепции, говорит Шепард. Люди, которые способны не только генерировать, но и воплощать идеи.

Пережив многих президентов и многие исторические события, он приводит в пример Джона Кеннеди и Линдона Джонсона.

"Джон Кеннеди изложил свои планы по гражданских правам, претворял же их в жизнь Линдон Джонсон, южанин из Техаса. В области гражданских прав он сделал больше, чем кто-либо в то время", - говорит Шепард.

Так и сейчас, продолжает он, главное - это люди. Конечно, важно, кто будет следующим президентом страны, но один в поле не воин. И тем не менее, говорит он, "если мы еще не сошли с ума, то изберем Клинтон".

Трампа он называет клоуном. Из уст человека, почти всю жизнь проведшего на сцене, это можно было бы принять как комплимент. "Нет, - смеется Шепард, - даже в качестве клоуна он меня не впечатляет: много безвкусия и грубости".

"Если его изберут, мне будет стыдно быть американцем. В этом случае я думаю переехать в Новую Зеландию", - вздыхает мим.

Новости по теме