Два богатыря: Георгий Жуков и Константин Рокоссовский

  • 1 декабря 2016
Маршалы Георгий Жуков (справа) и Константин Рокоссовский в Польше, 1 октября 1944 года Правообладатель иллюстрации РИА Новости

Самые знаменитые советские военачальники Второй мировой войны - Георгий Жуков и Константин Рокоссовский - отмечают 120-летний юбилей. Они родились в один год: Жуков 1-го, Рокоссовский 21-го декабря.

Высшими отличиями для полководца являлись маршальские звезды и орден Победы. То и другое по итогам войны получили восемь человек. Девятым был Иосиф Сталин.

Среди этой супер-элиты историки особо выделяют Жукова, Рокоссовского и Василевского.

Главным генератором стратегических идей являлся Александр Василевский. Впоследствии Сталин поставил его выше всех остальных маршалов, назначив военным министром. Но Василевский почти всю войну провел в Москве, возглавляя Генштаб. Пост ключевой, однако, не под его непосредственным началом выигрывались исторические сражения, не его фамилия звучала в приказах Верховного главнокомандующего о победных салютах.

В народной памяти, когда речь заходит о войне, всплывают, прежде всего, Жуков и Рокоссовский.

Одаренные самородки

Оба родились в бедных семьях (у Жукова отец крестьянствовал, у Рокоссовского был паровозным машинистом, по другим данным, мелким железнодорожным служащим).

Законченного среднего образования не получили, и в дальнейшем академий не кончали, ограничившись краткосрочными командирскими курсами. С раннего возраста работали (Жуков учился на скорняка, Рокоссовский на кондитера), и о военной карьере не помышляли.

Судьбу будущих полководцев определила Первая мировая война и призыв в российскую армию.

Оба уже тогда отличились: стали унтер-офицерами и георгиевскими кавалерами.

Одинаковый выбор

После октябрьского переворота они, судя по всему, без особых колебаний, примкнули к красным.

Жуков сделал это в августе 1918 года. В официальной биографии говорится, что он после развала фронта уехал, как многие, в родную деревню, а там заболел сыпным тифом. Но нельзя полностью исключить и желание осмотреться и понять, куда подует ветер.

Рокоссовский немедленно вступил сначала в Красную гвардию, а уж затем в регулярную армию после ее создания в феврале 18-го года.

Членами партии большевиков они стали в один месяц: в марте 19-го.

Гонка с препятствиями

Будущие маршалы познакомились на Кавалерийских курсах усовершенствования командного состава, куда поступили в сентябре 1924 года. Их, прямо скажем, непростые отношения продолжались 44 года, до кончины Рокоссовского.

Гражданскую войну Жуков закончил командиром эскадрона, а Рокоссовский командиром полка. И в дальнейшем он двигался на шаг впереди: в 1930-1932 годах командовал дивизией в Белорусском военном округе, а Жуков одной из входивших в нее бригад.

Рокоссовский написал на Жукова в целом положительную характеристику, в которой, однако, были слова: "Суховат и недостаточно чуток. Обладает значительной долей упрямства. Болезненно самолюбив. На штабную работу назначен быть не может - органически ее ненавидит".

В 1940 году ситуация станет обратной: Рокоссовский возглавит 9-й механизированный корпус в Киевском военном округе, которым командовал Жуков.

Правообладатель иллюстрации РИА Новости
Image caption Берлин 45-го: Георгий Жуков и американский генерал Джордж Паттон

В январе 41-го Жуков поднимется и вовсе на недосягаемую высоту, сделавшись начальником генштаба. Ничто не предвещало, что Рокоссовский вновь сравняется с ним.

Причина состоит в том, что с 17 августа 1937-го по 22 марта 1940 года Рокоссовский находился в ленинградской тюрьме "Кресты" по подозрению в работе на польскую и японскую разведки. Несмотря на жесточайшие пытки и имитацию расстрела, он не дал никаких показаний ни на себя, ни на других.

Жуков в это время успешно провел кампанию на Халхин-Голе, оказавшись единственным в СССР генералом, имевшим опыт крупной современной наступательной операции.

После войны ему тоже придется испытать сталинскую немилость, но до ареста не дойдет.

В годы "оттепели" Жуков активно включился в разоблачение культа личности, а Рокоссовский хранил по этому вопросу молчание, хотя оснований обижаться на Сталина у него имелось куда больше. Адъютант генерал-майор Кульчицкий впоследствии объяснял это не преданностью шефа Сталину, а его глубокой убежденностью, что армия не должна участвовать в политике.

Гром побед

Славой великого полководца Георгий Жуков обязан в основном двум сражениям: Московской битве и взятию Берлина. Войска под его началом остановили блицкриг, вселив в страну веру в победу после катастрофы лета и осени 1941 года, и поставили в войне точку. Такое не забывается.

У Константина Рокоссовского тоже весомый послужной список: Сталинград, Курская дуга, операция "Багратион" в Белоруссии, освобождение Польши, тяжелейшие бои в Восточной Пруссии, Силезии и Померании.

Жуков принял капитуляцию вермахта, а Рокоссовскому сдался Фридрих Паулюс.

Вопреки распространенному мнению, будто в 1945 году ничего существенного, кроме Берлинской операции, на фронте не происходило, советские потери в ней составили менее 10% общих потерь за январь-май. Самая ожесточенная борьба шла на балтийском побережье.

В Московской битве Рокоссовский тоже блестяще проявил себя в роли одного из командармов под началом Жукова.

При этом свою 16-ю армию он создал сам в июле-августе из остатков разбитых частей, выходивших из котлов в районе Ярцево. Некоторое время сборное соединение не имело номера, а так и называлось "группой генерала Рокоссовского".

В январе-апреле 1942 года Жуков, командуя Западным фронтом, проводил Ржевско-Вяземскую операцию, завершившуюся неудачей и колоссальными потерями. После этого он два с половиной года координировал действия фронтов в роли заместителя Верховного главнокомандующего, нигде подолгу не задерживаясь.

Маршал, которому не дали взять Берлин

До ноября 1944 года Рокоссовский командовал 1-м Белорусским фронтом, которому по географическому расположению предстояло занять Берлин.

По заслугам и полководческому таланту он имел полное право претендовать на честь взятия вражеской столицы, однако Сталин заменил его Жуковым и направил на 2-й Белорусский фронт очищать побережье Балтики.

Рокоссовский не удержался и спросил, за что ему такая немилость. Сталин ограничился отговоркой, что участок, на который он переводит его, не менее важен.

Историки видят подлинную причину в том, что Рокоссовский был этническим поляком.

Чужой среди своих

Отца Рокоссовского звали Ксаверием. В документах периода Гражданской войны малообразованные писари величали его то Савельевичем, то Васильевичем, пока он не изменил отчество на более привычное для русского уха "Константинович".

Родился полководец в Варшаве, но в официальной биографии с 1945 года стали значиться Великие Луки. После награждения второй Золотой Звездой требовалось воздвигнуть бронзовый бюст на родине героя, а ставить его за границей посчитали нежелательным.

Правообладатель иллюстрации РИА Новости
Image caption В первый день 1944 года Сталин провел в Ставке совещание. Справа Константин Рокоссовский и Георгий Жуков

Двоюродный брат и сослуживец будущего маршала по Каргопольскому драгунскому полку Франц Рокоссовский после революции в России уехал в Польшу и вступил в национальную армию, а предок, польский улан Юзеф Рокоссовский, участвовал в войне 1812 года на стороне Наполеона.

Георгий Жуков имел куда более подходящую биографию: чистокровный русак из классово близкого крестьянства.

Рокоссовский никогда ни с кем не делился тем, что чувствовал в августе 1944 года, наблюдая с противоположного берега Вислы, как нацисты уничтожают восставшую Варшаву, и не получая из Москвы приказа наступать. Но, по воспоминаниям родных, незадолго до кончины как-то с горечью сказал: "В России я всегда был поляком, а в Польше русским".

Споры со Сталиным

В мае 1944 года Рокоссовский, вопреки мнению Сталина, Жукова и Генерального штаба, отстоял собственный план летнего наступления в Белоруссии. Сцена, когда Сталин дважды предлагал ему выйти из кабинета и "подумать, как следует", хорошо известна по книгам и фильмам.

От человека, побывавшего в застенках НКВД, такое поведение требовало незаурядного мужества.

Жуков описал в воспоминаниях диалог со Сталиным 29 июля 1941 года. По его словам, он предложил оставить Киев и использовать высвободившиеся силы для контрударов по войскам, наступавшим на Москву.

"Какие контрудары, что за чепуха? - вскипел вождь. - Как вам в голову могло прийти отдать Киев?"

"Если вы считаете, что начальник генерального штаба способен только чепуху молоть, то отправьте меня в действующую армию, там я, наверно, принесу больше пользы".

Сталин якобы буркнул: "Без Ленина смогли обойтись, а без вас и подавно", на следующий день назначил Жукова командующим Резервным фронтом, а впоследствии в разговоре признал его правоту.

Ряд историков сомневается, что данный случай вообще имел место. Дело в том, что, согласно опубликованному в 1990-х годах "Журналу посещений", Жуков с 20 июля до 5 августа 1941 года со Сталиным не встречался.

После своего ареста в июле 1953 года Лаврентий Берия направил письмо премьеру Георгию Маленкову, в котором напоминал, что в июле 41-го Сталин якобы намеревался расстрелять начальника генштаба за неудачи первых недель войны, и именно он, Берия, тогда спас Жукова.

С одной стороны, нет оснований полностью доверять словам Берии, в его положении цеплявшегося за любую соломинку. С другой стороны, открыто врать хорошо осведомленному Маленкову вряд ли имело смысл.

Уже находясь на пенсии, Жуков ответил на вопрос писателя Константина Симонова, каким был Сталин, откровенно и коротко: "Он был страшен".

Венец и конец карьеры

Поручив принимать Парад Победы Жукову, а командовать им Рокоссовскому, Сталин снова расставил двух военачальников по негласному ранжиру и одновременно выделил среди остальных командующих фронтами.

Форма участников парада для истории не сохранилась. 24 июня 1945 года над Москвой прошел сильнейший ливень. По воспоминаниям дочери Рокоссовского, отцовский мундир так разбух от воды, что его невозможно было снять, и пришлось разрезать ткань ножницами.

В 1950-х годах оба полководца достигли вершин военной карьеры - стали министрами обороны, Жуков в Советском Союзе, Рокоссовский в Польше. В современной истории не бывало, чтобы вооруженные силы суверенного государства возглавлял иностранец. За семь лет работы произошли два покушения на его жизнь.

Правообладатель иллюстрации РИА Новости
Image caption Победители: (сидят, слева направо) Иван Конев, Александр Василевский, Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Кирилл Мерецков; (стоят, слева направо) Федор Толбухин, Родион Малиновский, Леонид Говоров, Андрей Еременко, Иван Баграмян

Рокоссовский получил звание маршала Польши, став, таким образом, дважды маршалом: также уникальный случай.

Подобное бывало в монархической Европе. Герцог Веллингтон носил маршальские и фельдмаршальские звания восьми государств, в том числе России. Но это были протокольные отличия, командовать русскими войсками он, разумеется, не мог.

С министерскими постами оба военачальника расстались неприятно.

В октябре 1957 года Жуков был внезапно снят с должности во время визита в Югославию и, единственный из маршалов, не включен в почетную группу генеральных инспекторов минобороны.

По мнению историков, Хрущев увидел в нем опасного конкурента.

В постановлении пленума ЦК КПСС Жукова обвинили в "линии на ликвидацию руководства и контроля над армией и флотом со стороны партии".

Замышлял ли он переворот, достоверно неизвестно, но в ряде случаев действительно вел себя так, словно никакой власти над ним не было.

Рокоссовский годом ранее придвинул к Варшаве войска, чтобы помешать приходу к власти в Польской объединенной рабочей партии так называемой "пулавской группы", которую в Кремле считали правыми ревизионистами.

После того как Хрущев нашел общий язык с лидером "пулавцев" Владиславом Гомулкой и смирился с избранием того первым секретарем ЦК, Рокоссовскому пришлось вернуться на родину. После этого в Польшу он не приезжал ни разу.

Мемуаристы

Оба маршала оставили воспоминания.

Рокоссовскому было проще. Он встретил войну командиром корпуса, не был вхож в Кремль и посвящен в высшие государственные тайны. Назвал книгу "Солдатский долг" - "я человек военный, в политику не лезу" - и описал то, что видел.

Жуков по своему положению знал все, но далеко не все смог сказать в мемуарах, прошедших партийную цензуру, особенно о начале войны.

Разные методы

И напоследок главное. Два полководца воевали и побеждали по-разному.

Рокоссовский минимум дважды, перед Курской битвой и операцией "Багратион", предложил нестандартные стратегические решения.

Он не был мягкотелым, останавливая бегущих летом 1941 года, и пистолет доставал из кобуры. Но по мере возможности старался щадить солдатские жизни, умел поддерживать дисциплину без мата и рукоприкладства, и вообще отличался человечностью.

Биограф Рокоссовского Сергей Свистунов приводит, может, не столь значительный, но характерный эпизод.

Когда накануне 20-летия Победы у Кремлевской стены хоронили прах Неизвестного солдата, гроб несли маршалы Великой Отечественной и рядовой Кремлевского полка, олицетворявший новое поколение советских людей.

В ожидании начала церемонии седовласые полководцы завели свою беседу. Молодой солдатик в присутствии великих людей оробел и потерянно стоял в сторонке. Один лишь Рокоссовский обратил на парня внимание, подошел и сказал ободряющие слова.

Жуков, что признают даже его горячие поклонники, ничем существенно не обогатил военное искусство, выигрывая сражения благодаря сверхчеловеческой воле и энергии и готовности не считаться с потерями, особенно проявившейся в ходе Ржевской и Берлинской операций.

Командуя группировкой на Халхин-Голе, он за три месяца подписал около 600 смертных приговоров и лишь 83 наградных листа.

28 сентября 1941 года, вскоре после вступления в должность командующего Ленинградским фронтом, издал приказ, что семьи сдавшихся в плен военнослужащих будут расстреляны.

Даже по меркам того времени это было дикое самоуправство: никто не уполномочивал его распоряжаться жизнями гражданских людей в тылу. И как представлял он реализацию приказа: семьи сдавшихся на остальных фронтах будут "всего лишь" лишаться продовольственных карточек, а сдавшихся на Ленинградском фронте - расстреливаться? Находившийся в городе секретарь ЦК Маленков своей властью отменил неадекватное распоряжение.

В 1945 году Жуков потряс Эйзенхауэра, "поделившись боевым опытом": пускать на минные поля пехоту, а следом танки, дабы сберечь технику. Американский генерал был шокирован даже не столько тем, что советский коллега так делал, сколько тем, что спокойно об этом рассказывал.

На посту министра обороны Жуков не мог расстреливать людей без суда, но стиль руководства сохранил. Широкую известность в армии приобрело выражение "жуковская тройчатка": разжаловать, уволить без пенсии, исключить из партии.

Сторонники не отрицают очевидных фактов, но говорят, что на фоне достижений это мелкие грешки, а то и вообще, что по-другому нельзя.

Дискуссии вокруг личности Георгия Жукова продолжаются по сей день: не столько военно-исторического, сколько морально-политического порядка, по содержанию близкие к тем, что ведутся о Сталине.

Допустимы ли безжалостные методы управления людьми в военное, а тем более в мирное время? Всегда ли результат оправдывает средства? Как относиться к лозунгу: "За ценой не постоим?"

Новости по теме