Русское искусство: на что делать ставку?

Картина Александра Родченко "Конструкция № 95"
Image caption Картина Александра Родченко "Конструкция № 95" - один из самых дорогих лотов "русских торгов" на аукционе Sotheby's

На этой неделе ведущие аукционные дома Лондона проводят "русские торги".

Christie's, Sotheby's, MacDougall's и Bonhams продают русское искусство - от старых икон и яиц Фаберже до коллекции авангарда и нонконформистов.

Чем эти торги русского искусства отличаются от всех остальных?

С одной стороны, цены на русское искусство, по разным экспертным оценкам, упали за последние год-два примерно на 20%.

Ухудшившиеся отношения между Россией и Западом, падение рубля и цен на нефть - все это отразилось на продажах. Но и тут есть исключения.

Известный британский коллекционер русского авангарда Джеймс Баттервик сказал в интервью Би-би-си, что для него 2015-16 годы с точки зрения оборота были самыми удачными за многие годы его работы.

"Мне дико повезло, потому что я нашел новый рынок - это Европа. Мои основные покупатели сейчас - это голландцы, австрийцы, бельгийцы и швейцарцы", - говорит он.

На фоне падения покупательского интереса к русскому искусству (не к рынку шедевров - на него, как говорят эксперты, спрос не падает) аукционные дома стараются удивить качеством лотов.

Image caption Джо Викери из аукционного дома Sotheby's говорит, что нынешние торги особенно богаты на уникальные лоты

В числе топ-лотов Christie's - работа Константина Коровина "Лесной ручей". Картина выставлена с оценочной стоимостью 120-150 тысяч фунтов стерлингов.

Среди топ-лотов аукционного дома MacDougall's - работы Николая Рериха, Василия Тропинина, Александра Дейнеки и Петра Кончаловского.

Аукционный дом Sotheby's выставляет 29 ноября три уникальные коллекции и надеется на рекордные продажи. Это коллекция из 10 пейзажей Ивана Похитонова, друга писателя Ивана Тургенева. Одна из выставляемых работ принадлежала самому Тургеневу, который подарил ее своей крестнице, дочери художника.

Вторая коллекция - собрание работ художников-нонконформистов, принадлежавшее Якобу и Кенде Бар-Гера. В коллекции, среди прочих, представлены работы Ильи Кабакова, Гриши Брускина и Владимира Вайсберга.

И впервые за последние 30 лет на торги Sotheby's будет выставлено раритетное полотно Александра Родченко - его картина "Конструкция №95" станет главным лотом, который оценен в 2,5-3,5 млн фунтов стерлингов.

На "русские торги" будут выставлены еще 22 работы из той же частной коллекции, что и работа Родченко. В их числе - произведения Казимира Малевича, Ильи Чашника и Николая Суетина.

Мы решили посмотреть на "русские торги" глазами двух экспертов - британского коллекционера Джеймса Баттервика и международного директора русского искусства аукционного дома Sotheby's Джо Викери.

Правообладатель иллюстрации Not Specified

Что пользуется спросом?

Джо Викери: Искусство XX века очень популярно сегодня. И это не удивительно: в это время Москва стала столицей мирового искусства. Глаза всего мира были направлены на этих художников, поэтому искусство это стало популярно и на Западе.

Джеймс Баттервик: Сейчас XIX век уже не пользуется спросом, наиболее востребован именно XX век. Но проблема с русским авангардом XX века состоит в том, что подлинность 99% картин, которые в настоящее время присутствуют на рынке, вызывает сомнения. В том смысле, что эти картины признаны многими экспертами, но не признаны мной, Sotheby's, Christie's и музеями.

Но в целом продаются картины качественные и уникальные - типа Родченко, который будет выставлен на Sotheby's во вторник. А также Попова, Чашник, Петрицкий - те авторы, которых мы редко видим на рынке.

Кто продавцы?

Image caption Коллекционер русского авангарда Джеймс Баттервик: "Я нашел новый рынок - это Европа".

Джеймс Баттервик: Я покупаю у дилеров, у частных коллекционеров и на аукционах. В общем, всего три источника.

Я, конечно, предпочитаю покупать у частных коллекционеров напрямую - тогда не приходится платить комиссию.

Хотя бывает и по-другому: я могу обратиться к частному коллекционеру по рекомендации, тогда я плачу 10% дилеру, который меня с ним познакомил. Так заведено.

Когда я покупаю, например, на аукционе Sotheby's, я плачу 25% комиссии. Я очень хорошо отношусь к аукционным домам, но 25% - это космические деньги.

При этом я считаю, что присутствие аукционного дома на рыке абсолютно оправданно. Если картина не признана аукционными домами, я не имею морального права ее продавать.

Джо Викери: Есть разные категории продавцов: иностранцы, у которых есть русские родственники или интерес к России, русские эмигранты, потомки художников, западные бизнесмены, которые еще в советское время ездили в Россию и покупали предметы искусства.

Кто покупатели?

Джеймс Баттервик: На сегодняшний день коллекционеры русского искусства весьма разномастны. У меня в основном западные покупатели - бельгиец, австриец, голландец, швейцарец.

Один был главным судьей, у другого была шоколадная фабрика, оба - большие любители русского искусства.

Image caption Эту картину Ильи Чашника Баттервик приобрел недавно "за космические деньги". И уже нашел на нее покупателей.

С русскими олигархами сложнее. Среди них есть серьезные покупатели - люди со вкусом, они сами знают, что они делают. Например, Петр Авен. Он давно собирает и прекрасно сам разбирается в искусстве.

Но есть и такие, которые работают без арт-консультантов и собирают то, что потом сложно продать.

Джо Викери: В основном на аукционах русское искусство покупают россияне - бизнесмены лет 40-50.

Западные коллекционеры покупают начало XX века - Фаберже, иконы. Искусство XIX века для них менее интересно.

Сколько платят за русское искусство?

Джо Викери: Очень трудно назвать среднюю цену. Авангард стоит миллион и больше. Фаберже - несколько тысяч фунтов; если что-то редкое, то несколько сотен тысяч. Иконы XIX века - 2-3 тысячи фунтов стерлингов, иконы 16 века, то есть раритеты, доходят до 50 тысяч фунтов.

Джеймс Баттервик: Есть прекрасная фраза: картина стоит столько, сколько покупатель готов за нее заплатить.

Вот, например, я на днях купил у своего друга, надежного дилера из Бельгии, картину Ильи Чашника. Я заплатил за нее космические деньги по рыночным ценам - а рынок на Чашника не сформирован. Но будет сформирован во вторник, во время аукциона Sotheby's. То есть я рискую. Я сделал ставку на Чашника. Если цены будут высокими, я имею полное право продавать картину дорого. Это некая игра.

А еще есть в английском языке чудесная фраза, которая не переводится на русский - to talk a picture off the wall. Я прихожу в дом и вижу картину на стене - она не продается. Но если я предложу владельцу космическую сумму, он согласится ее продать.

О роли арт-консультанта

Джо Викери: Любой серьезный коллекционер должен иметь консультанта. При этом хороший арт-консультант - на вес золота.

Image caption Александр Богомазов - один из любимейших художников коллекционера Джеймса Баттервика

Очень интересно порой наблюдать за отношениями между коллекционером и консультантом. Вовсе не обязательно это "профессор и ученик", часто это партнерские отношения.

У консультантов - огромная власть. Они оказывают влияние на то, что приобретает коллекционер.

Джеймс Баттервик: Без консультанта собирать искусство очень сложно. Я тут, конечно, очень субъективен, потому что и сам оказываю услуги арт-консультанта. Но я видел много коллекционеров, которые работают без консультанта, и это кошмар.

Недавно я был в доме одного коллекционера, и он попросил меня помочь ему с продажей коллекции, которую он собирал сам, без всяких советов. Я честно признался, что не смогу такое продать.

Тренды 2017 года: на что делать ставку?

Джеймс Баттервик: Учитывая, что в 2017 году мир будет отмечать столетие со дня революции, следует ожидать огромный подъем интереса к русскому искусству. Это однозначно. Потому что 1917 год - это апофеоз гениальности русских художников.

Image caption Sotheby's выставляет на продажу коллекцию из десяти пейзажей Ивана Похитонова, друга писателя Ивана Тургенева.

Русское искусство в это время - вот этот небольшой период с 1910 до 1920 годов - было на уровне западного, а может, и чуть выше западного по качеству.

В основном это будет интерес к авангарду, к беспредметному искусству.

Джо Викери: Столетие революции 1917 года и многочисленные, очень интересные выставки в Лондоне, как например, выставка в Royal Academy of Arts и персональная выставка Ильи Кабакова в Tate Modern, - все это влияет на восприятие и на то, что смотрят сами коллекционеры.

Так что, я думаю, интерес к русскому искусству XX века только возрастет.

У искусства второй половины XX века тоже большие перспективы с точки зрения инвестиций - я имею в виду не только авангард, но и нонконформизм, соцреализм и постсоветское искусство.

Новости по теме