"100 женщин": русские сказки глазами Юлдус Бахтиозиной

  • 2 декабря 2016
  • kомментарии
Yawning Beauty Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Зевающие красавицы"

Петербургская фотохудожница Юлдус Бахтиозина, которая принимала участие в спецпроекте Би-би-си "100 женщин" два года назад, сейчас работает над серией портретов, посвященных ее собственному переосмыслению русского фольклора.

Юлдус задается вопросом, почему многие отрицательные персонажи русских сказок выставлены именно в таком свете, когда по сути ничего плохого они не делают?

Бахтиозина фотографирует только на пленку. Цифровой обработке свои фотографии она не подвергает. От момента зарождения идеи до ее реализации проходят месяцы, порой годы.

Часто Юлдус сама шьет костюмы для своих моделей. "Не потому что мне так сильно хочется, а потому что не так просто найти готовый костюм под возникший в моем воображении образ. В этом случае я могу свою авторскую задумку интерпретировать без всяких искажений", - поясняет она.

На съемку одного кадра могут уйти часы, а иногда и весь день.

В ходе работы над своим новым фотопроектом Юлдус выяснила, что многие фольклорные образы произрастают из сказаний и обрядов языческой Руси.

Правообладатель иллюстрации ULDUS BAKHTIOZINA
Image caption "Баба-Яга"

Баба-Яга - богиня и проводник

Например, образ Бабы-Яги - стоит ли воспринимать его как олицетворение зла? Она хоть и пытается то запечь, то съесть Иванушку, но ни в одной из сказок она не доводит это дело до конца.

"Я натолкнулась на существование обряда припекания у древних славян, когда ребенка на специальной лопате клали на несколько секунд на остывшие угли в печку, чтобы прогреть его", - рассказывает в интервью Би-би-си Юлдус Бахтиозина.

"Припекание ребенка" - древний обряд. В одних местах, как пишет этнограф Валентина Пономарева, работы которой изучала Юлдус для переосмысления сказочных образов, к нему прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца, при наличии рахита ("собачьей старости"), атрофии и прочих недугов.

В других - отправляли в печь всех, даже здоровых новорожденных.

Печь в традиции древних славян представляла собой своего рода отражение вселенной как триединого мира: небесного, земного и загробного, равно как и место общения с предками. Поэтому к ее помощи обращались, чтобы спасти недужное дитя.

От этого обряда и возник образ Бабы-Яги.

Древние считали, что Баба-Яга (Йога) - это богиня, которая сопровождает умерших с этого света на тот свет.

Специалист по ведической северорусской народной культуре Светлана Жарникова, на работы которой опиралась Юлдус, дает очень интересное пояснение к этим сказкам. "Баба-Яга отмечает собой сакральное пространство между жизнью и смертью и обладает двойственной природой - она может помочь герою, а может и съесть его", - пишет она.

И продолжает: "Баба-Яга держит нить человеческой жизни на грани бытия, и жертва может уйти навеки в "мир предков", а может вернуться в мир людей, получив новый облик, новые знания. Но для подобного возвращения надо пройти определенные испытания, совершить необходимые обрядовые действия".

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Три девицы" и "Сахар красоты"

Про искажение смыслов и стереотипы

Несколько лет назад Бахтиозина впервые натолкнулась на книгу Владимира Жикаренцева "Дорога домой" и прочитала об искажении образа Бабы-Яги.

"Тогда-то я стала задумываться: а зачем же искажали истинный смысл русских, славянских героев сказок и былин?"

"Ответы пришли позже и все они сводились к тому, что всю историю славян несколько раз переписывали и намеренно выбрасывали из неё целые пласты. Искажение смыслов - из этой же оперы", - считает художница.

"Кому-то было очень нужно, чтобы славяне забыли свои корни, а вместе с ними свои традиции и обряды", - полагает она.

"Три девицы" - в этой работе заложено много символов.

"Если смотреть только на верхнюю часть, на венцы - это отсылка к поклонению Солнцу, нижняя часть - отражения в зеркале девиц, которых нет в кадре, - это фактически приглашение зрителю посмотреть на себя через это зеркало", - объясняет художница.

"Сахар красоты" - это вызов стереотипам и принятым в обществе стандартам красоты. Художница играет на противопоставлении образа Аленушки - стандартной сказочной красавицы с лицом своей модели. Часто внешняя красота отвлекает от внутренней, говорит Юлдус.

"Тем, кто замкнут в узком восприятии стандартов, и видит плохое там, где его не существует, трудно увидеть красоту внутреннюю", - констатирует она.

Модель, с которой Бахтиозина работала для создания "Сахара красоты", болеет тяжелой формой диабета, ее лысая голова - не дань моде, а последствия болезни.

"Она очень светлый и верующий человек. При этом она открыта к разного рода арт-экспериментам", - говорит Юлдус.

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Златовласка днем и ночью"

"Златовласка днем и ночью" - обобщение образа всех царевен: днем свет божий затмевает, ночью небо озаряет. А нагота как доказательство естественности образа во всем, даже в волосах", - объясняет Юлдус.

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Молочные реки"

"Молочные реки" вдохновлены частым упоминанием в сказках места "где текут молочные реки и омывают кисельные берега". Баба-Яга часто выступает проводником в этот потусторонний мир.

Все внутри кадра, включая мотыльков, создано фотографом.

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Русская душа", "Маша и медведь"

"Загадочная русская душа": мясо, золото и славянская свастика

"Мы так часто повторяем слова "загадочная русская душа", что мне захотелось создать физический образ этого выражения", - рассказывает Юлдус о зарождении идеи этого портрета.

Есть определенные стереотипы о русских, ну, например, что русские - мясоеды, любители роскоши, золота, драгоценных камней и в то же время это люди, у которых душа нараспашку. Именно с этими стереотипами я и работаю в этой фотографии", - говорит фотохудожница.

После того как эту работу приобрел Петербургский музей Фаберже, работа со стереотипами перешла в другую плоскость.

На перчатках модели изображена славянская свастика - символ движения, жизни, Солнца. Но во избежание нареканий со стороны министерства культуры, свастику на перчатках заклеили.

"Маша и медведь" - это автопортрет. Ироничная история.

"Мы знаем по сказке, что Маша сбежала от медведей. Я попыталась создать образ повзрослевшей Маши, которая приручила медведя".

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption Царевна-лягушка

"Царевна-лягушка" - это своего рода трансформер, есть в ней что-то от ведьмы и от шамана", - говорит Бахтиозина.

Наряд царевны-лягушки художница сшила сама. "Иногда очень трудно найти готовый костюм под возникший в моем воображении образ, поэтому приходится создавать вещи своими руками", - рассказывает Юлдус.

"Мне хотелось осмыслить, почему царевна была наказана и превращена в лягушку, какие-то были, наверно, в ней темные силы".

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Лунная прогулка"

"Во всех моих работах есть подвох"

"Лунная прогулка" - это собирательный образ всех царевен из русских сказок.

"Царевна в славянском фольклоре является олицетворением женственности и красоты, защищенной и связанной с Луной, как планетой, которая влияет на поведение женщины в наибольшей степени".

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Иван и ковер-самолет"

Эта работа вдохновлена сказкой о Жар-Птице, где есть упоминание о ковре-самолете, который в итоге пришлось отдать.

"Я не сажала его на ковер намеренно, потому что мне хотелось приблизить этого персонажа - Ивана-царевича - к чему-то земному, при этом оставив фантазийность и мечтательность его образа", - делится Юлдус механикой своего творческого процесса.

Правообладатель иллюстрации Uldus Bakhtiozina
Image caption "Петрушка"

Петрушка - главный комический персонаж в русских сказках. Некая смесь Арлекина и Шута.

"Русский Петрушка - злая кукла только с четырьмя пальцами на каждой руке. Возможно - это символ, что "Петрушка" - это не человек, а персонаж из другого мира", - предполагает Юлдус.

"Многие люди ошибочно полагают, что широко открытый рот Петрушки - это улыбка, но это не так", - продолжает она. - Петрушка постоянно растягивает губы в улыбке, он очень неестественен в своем веселье, потому что не принадлежит себе".

"Почти все мои работы наделены иронией, в них есть какой-то подвох", - заключает Бахтиозина.


Спецпроект "100 женщин"

В рамках ежегодного спецпроекта Би-би-си "100 женщин" мы рассказываем о жизни женщин в XXI веке в разных странах: о проблемах, с которыми они ежедневно сталкиваются, и возможностях, которые открываются перед ними.

На протяжении трех недель мы будем рассказывать о вдохновляющих примерах женщин, которые стали лидерами в спорте, музыке, политике и других областях жизни, а также вести дискуссии о феминизме и других вопросах.


Проект Би-би-си "100 женщин" продлится до 9 декабря.

Новости по теме