Кремлевская пропаганда и тщетность борьбы с ней

Путин на экранах в магазине Правообладатель иллюстрации AFP

Принятая в ноябре обтекаемая резолюция Европарламента о борьбе с российской пропагандой подвела промежуточный итог двухлетних размышлений экспертов о том, как должна выглядеть эта борьба. Эксперты сомневаются, что она, во-первых, возможна, а во-вторых, вообще нужна.

Начиная с 2014 года, "после Крыма", политики, аналитики и журналисты в Европе живо обсуждали способы противодействия тому, что воспринималось и воспринимается как российская пропаганда и дезинформация. Говорили о новых межгосударственных телеканалах, информационных интернет-порталах, привлечении эмигрирующих российских журналистов.

Два года спустя осязаемых результатов оказалось немного: пара маленьких официальных структур, некоторое количество аналитических и информационных проектов в интернете и один русскоязычный телеканал в Эстонии с аудиторией меньше статистической погрешности.

Причина этому - не только и не столько нежелание стран ЕС тратить деньги, сколько понимание, что борьба с пропагандой сейчас может оказаться делом малоосмысленным, причем по нескольким причинам.

Во-первых, впрямую бороться с дезинформацией - разоблачая и опровергая - дело сомнительное, в частности, потому что разоблачающий прежде всего воспроизводит эту дезинформацию, все время отстает на шаг и, в отличие от источника дезинформации, ограничен рамками истины и морали - то есть находится в заведомо проигрышном положении.

Заниматься же прямой пропагандой (то есть агитацией за себя при помощи лжи, умолчаний и полуправды) Европа не хочет и не может, что подчеркивается и в резолюции Европарламента.

Мозаичность инфопространства

Во-вторых, если и пытаться организовать противодействие, то не очень понятно, как это эффективно делать в нынешних условиях, когда каналов информации благодаря интернету стало бесчисленное множество.

Во времена холодной войны ситуация была хоть и неравной ("глушилки", информационный карантин с одной стороны и, например, свободно издающаяся на деньги Москвы газета Morning Star - с другой), но она хотя бы была сравнительно простой.

Сейчас ситуация иная, хотя российские власти и постарались снова сделать ее неравной.

"Сейчас нет единой аудитории. Все разбито, все таргетировано, как реклама - для каждой группы придумывается своя "реклама", - говорит британский аналитик Петр Померанцев. - Мы как-то пока не смогли вполне понять, что делать. Просто нет пока успешных примеров".

Наконец, многие эксперты подозревают, что российская пропаганда просто не стоит особого внимания, поскольку на деле ее влияние в Европе совсем невелико: ее слушают только те, кто и так готов ей верить. В основном, это какая-то часть русскоговорящих жителей Европы плюс маргиналы и любители теорий заговора.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Один из образов России, культивируемых ее информационной машиной, - защитницы традиционных христианских ценностей

Все эти соображения плюс нежелание тратиться и политические разногласия между странами ЕС и привели к тому, что осязаемых изменений в деле противостояния идущей с востока "альтернативной правде" немного. Впрочем, нельзя сказать, что их совсем нет.

Какое-то количество организаций и проектов все же создано. Часть занимается опровержением дезинформации, часть - поддержкой независимой прессы в Восточной Европе.

В резолюции Европарламента несколько раз упоминается рабочая группа внешнеполитического ведомства ЕС East StratCom Task Force. Европарламент призывает дать ей денег из бюджета ЕС.

Скромная рабочая группа

Эта рабочая группа, созданная в 2015 году, отслеживает дезинформацию и передергивания, прежде всего касающиеся стран ЕС, в российских и пророссийских СМИ, и регулярно рассылает своим подписчикам сводки со своими комментариями, а также публикует эти сводки на своем сайте.

У группы примерно 20 тысяч подписчиков - в основном европейские политики, аналитики, журналисты. Кроме того, 10,7 тыс. человек подписаны на Twitter-канал группы.

В составе группы в Брюсселе работают 11 человек, причем своего бюджета у нее нет, а зарплату ее членам платят делегировавшие их страны - Дания, Чехия, Эстония, Британия и другие.

В октябре специализированное издание EU Observer сообщило, что в проект бюджета ЕС на следующий год заложен миллион евро на StratCom Task Force.

Вопрос, впрочем, еще не решен.

Окончательно бюджет будет принят в декабре, а знакомые с ситуацией чиновники в Брюсселе говорят, что многие страны ЕС добиваются общего сокращения бюджета Евросоюза. Поэтому, скорее всего, внешнеполитическому ведомству предложат найти дополнительные деньги на рабочую группу без увеличения общего бюджета ведомства.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Разгоранию конфликта на востоке Украины немало способствовал вал фальшивок о "бандах нацистов с Майдана", будто бы уже едущих убивать жителей Донбасса

"Пока то, что не закрыли - уже большое достижение", - говорил летом Би-би-си сотрудник брюссельских учреждений, знакомый с ходом дискуссий об East StratCom Task Force.

В Риге в 2014 году был создан информационно-аналитический центр НАТО (NATO Strategic Communications Centre of Excellence). В его создании, кроме Латвии, приняли участие Эстония, Литва, Польша, Германия, Италия и Британия, затем к работе подключилась Финляндия, хоть она и не входит в НАТО, и собираются присоединиться еще несколько стран альянса.

Этот центр работает прежде всего для тех, кто принимает решения в странах НАТО, но его отчеты и публикации на тему российской пропаганды может прочитать на сайте и любой желающий.

МВД Чехии в октябре объявило о создании специального подразделения в составе 20 человек, которые будут бороться с дезинформацией и влиянием российской пропаганды.

NED, EED и другие спонсоры

Кроме этого, в Чехии пропаганду и дезинформацию с востока уже довольно давно мониторит и анализирует в рамках своей программы "Kremlin Watch" пражский Институт европейских ценностей (European Values Think-Tank). Этот институт тесно сотрудничает и с брюссельской рабочей группой, и с другими организациями, занимающимися той же темой.

Европейский фонд демократии (European Endowment for Democracy, EED) начал работать на другом направлении: он вместе с одним датским фондом решил поддержать независимые СМИ восточновропейских стран, не входящих в ЕС, создав "биржу новостей" на русском языке. В этом обмене бесплатным контентом сейчас участвуют телеканалы и издания из шести стран.

Американский Национальный фонд демократии (National Endowment for Democracy, NED) поддерживает оба направления: и прямую борьбу с дезинформацией, и развитие независимой либеральной прессы.

В 2015 году, например, NED выделил почти 300 тысяч долларов на пять проектов в Центральной и Восточной Европе: деньги либо на мониторинг и анализ дезинформации, либо на развитие русскоязычной журналистики получили украинский "Центр медиареформ", который содержит сайт Stopfake.org, а также балтийский портал Delfi и три организации в Праге, Варшаве и Братиславе.

Изменения происходят и в "старых" вещающих или пишущих на русском западных СМИ: на радио "Свобода", "Немецкой волне", Би-би-си.

Правда, объявленное 16 ноября расширение Всемирной службы Би-би-си просто совпало по времени с "посткрымским" периодом, а Русской службе Би-би-си достанется лишь небольшая часть денег, выделенных на это расширение.

Борьба энтузиастов

Особняком стоят отдельные проекты энтузиастов. Довольно широко известна, например, "Лапшеснималочная" российского журналиста Алексея Ковалева - этот проект тоже полностью посвящен дезинформации в российских СМИ.

Проект Inside Russia, открывшийся в Берлине в мае 2016 года, ставит своей целью не борьбу с дезинформацией, а просто адекватное информирование европейской аудитории о России.

"Первоначально наш проект задумывался именно как направленный против пропаганды, но в процессе разработки стало понятно, что противодействие пропаганде требует огромных ресурсов, которых у нас нет. А вот режим прозрачности более эффективен и менее ресурсоемок", - объяснил Би-би-си руководитель проекта, бывший сотрудник российского подразделения Transparency International Александр Ёлкин.

Inside Russia, по словам Ёлкина, существует на частные пожертвования, и их едва хватает.

Три балтийских страны два года назад начали переговоры о создании нового общего русскоязычного телеканала, но эти переговоры закончились провалом, и эстонская общественная вещательная компания ERR в конце 2015 года в одиночку открыла свой русский канал ETV+.

Пока доля этого канала среди русскоязычного населения Эстонии совсем невелика и в разы уступает местным и спутниковым версиям российских вещателей.

Image caption Новый русский телеканал ETV+ пока не очень популярен среди русских Эстонии, но Дарья Саар говорит, что постепенно отношение аудитории меняется

"Но надежда есть. Очень маленькими шажками, но отношение меняется, - говорит руководительница канала ETV+ Дарья Саар. - Это очень трудно. Ты являешься в глазах твоей потенциальной аудитории продолжением правительства и официальной политики, и ты пытаешься на уровне редакции доказать, что ты независим, что ты занимаешься на самом деле журналистикой и пытаешься разбираться в тех проблемах, которые существуют у тебя дома, здесь, в Эстонии".

"Дайте им шанс. Дайте им хоть пять лет, - заочно поддерживает Дарью Саар Петр Померанцев. - Идея у них совершенно понятная: они не могут конкурировать с российским Первым каналом по энтертейнменту, они работают как такая социальная терапия для людей в Эстонии, которые чувствуют, что их никто не слышит. Это - вполне подход".

Концепция ETV+ основана на идее, что спорить с альтернативной картиной мира, которую рисуют российские СМИ, бессмысленно, а надо просто предлагать свою повестку дня, близкую местным русским.

"Прежде чем говорить о пропаганде, надо посмотреть, почему люди восприимчивы к этой пропаганде. Если есть недовольство, то, естественно, ты ищешь, кто бы мог тебя защитить. Если твоя собственная страна говорит: извини, пожалуйста, но пока ты не докажешь, что ты говоришь по-эстонски, ты - не наш, то, естественно, люди будут искать защиту где-то на стороне", - объясняет Дарья Саар.

Поэтому, по мнению руководительницы канала, следует "прежде всего делать домашнюю работу, а не пытаться перекричать другую сторону".

"Не объяснять людям, что они дураки"

"Вот это, наверное, самый разумный подход - то, что они сделали телеканал на русском, который не антипропагандистский, который не объясняет людям, что они дураки, что смотрят Первый канал - потому что это только вызовет отторжение - это правильно", - одобряет создатель "Лапшеснималочной" Алексей Ковалев.

В этом согласны практически все занимающиеся данной темой эксперты, политики, чиновники, с кем говорил корреспондент Русской службы Би-би-си: лобовая контрпропаганда, то есть разоблачения и обвинения, бессмысленны, и реактивный способ действий в этой сфере заведомо проигрышен.

Впрочем, как вспомогательный вид деятельности работа East StratCom Task Force и аналитических центров, по их мнению, все же, наверное, нужна.

"Нужно это делать хотя бы затем, чтобы люди не привыкали к этой лжи, чтобы помнили: врут. Продолжают врать", - объясняет работающий в Брюсселе дипломат, попросивший не называть его имени.

Даже те, кто сам пытается бороться с "кремлевской пропагандой" в Европе, допускают - в порядке интеллектуального упражнения или всерьез, - что это дело в реальности не стоит очень уж больших усилий, поскольку эта пропаганда, как говорят англичане, "проповедует уже обращенным". То есть, ее аудитория в Европе и мире - это те, кто уже готов во все это верить, и эта аудитория не растет.

"Российская пропаганда направлена, кроме самих россиян, на русских в Европе и на политические силы, которые против ЕС. Первых, как оказалось, можно не брать в расчет, потому как они отличаются сильной инерцией и безынициативностью, поэтому они никогда не станут действовать на основе российской пропаганды, и дальше кухонных разговоров дела не пойдут, - рассуждает Александр Ёлкин. - А вторых довольно просто можно нейтрализовать, опять же прозрачностью - расследовать их финансирование, их деятельность и дебатировать с ними".

Image caption Получается, я все делаю просто для своего удовольствия, констатирует создатель "Лапшеснималочной" Алексей Ковалев

Алексей Ковалев напоминает о механизме человеческой психики, который заставляет человека из всего множества фактов, обрушивающихся на него, выхватывать те, которые уже соответствуют сложившейся картине мира.

В результате, говорит Ковалев, люди даже при наличии огромного выбора источников в интернете замыкаются в своих информационных коконах, с единомышленниками в соцсетях и знакомыми и любимыми каналами и сайтами в информационном пространстве.

"То, чем занимаюсь я, это тоже, в общем-то, для личного развлечения, потому что люди, которые знают, что по телеканалу "Россия" показывают неправду, они читают "Лапшеснималочную", потому что хотят убедиться в том, во что верят. А те, кто не знают или не хотят верить, или каким-то другим, своим способом рационализируют то, что они смотрят телевизор, по которому им показывают неправду - они не будут читать "Лапшеснималочную", потому что существуют в другом информационном пространстве", - признает Ковалев.

При этом, как отметили все без исключения собеседники Би-би-си, средства массовой информации, транслирующие условную "кремлевскую повестку", в силу отсутствия у Москвы какой-либо определенной идеологии могут - и стараются - привлекать и поддерживать и правых, и левых, и каких угодно других маргиналов. Всем им Москва говорит что-нибудь приятное, у всех создают иллюзию, что Россия - их друг и союзник в борьбе с иммигрантами, с Америкой, с капитализмом, с греховностью, с мировым заговором - с чем угодно.

"Влияние сильно преувеличено"

Но все эти группы - все же не мейнстрим, и эффективность "классических" российских каналов информационного влияния, по мнению Ковалева и других наблюдателей, зачастую сильно преувеличивается. Количество тех, кто смотрит RT в Британии, например, исчисляется долями процента зрительской аудитории, напоминает Ковалев.

Об этом же говорится в обнародованном в ноябре в Лондоне докладе директора Центра изучения России при аналитическом центре "Общество Генри Джексона" Эндрю Фоксолла.

"По данным Комиссии по изучению аудитории вещателей, в неделю с 3 октября по 9 октября 2016 года среднесуточный охват RT в Британии составлял 194 тысячи человек, то есть всего 0,33% зрительской аудитории. Преувеличивая значение RT, мы создаем впечатление, что то, что говорит этот канал, имеет (большое) значение", - пишет Фоксолл.

Правда, публика в Британии и, например, в Центральной и Восточной Европе очевидно отличается.

Согласно опубликованным в сентябре данным исследования словацкого центра Globsec, среди жителей Словакии, Чехии и Венгрии довольно много таких, кто доверяет "альтернативным" источникам информации, в том числе и российским. Их меньшинство, но довольно таки заметное меньшинство: 24% в Чехии, 17% - в Словакии и 16% - в Венгрии.

Но падение авторитета традиционнных СМИ - это всемирное явление, не связанное с действиями России, и это еще одна причина сомнений экспертов в осмысленности борьбы с российской пропагандой.

Развитие интернета привело к появлению бесчисленного множества каналов информации и с ними - бесчисленного множества "вариаций правды". Границы объективной истины в умах части аудитории размываются; информация, которую пытаются донести солидные издания и ответственные политики, ставится на одну доску с бредом конспирологов: эпоха "постправды", согласно последней редакции Оксфордского словаря.

Image caption Нынешняя ситуация отличается от времен холодной войны как "Одиссея" от "Илиады", говорит медиаэксперт Петр Померанцев

Приметами этой эпохи некоторые уже называют "брексит" и победу Дональда Трампа, хотя это совсем недавние события, мы - внутри процесса, и оценивать его рано, пусть и очень хочется.

"Илиада" и "Одиссея"

Ничего принципиально нового в нынешней ситуации нет - люди во все времена охотно верили в приятную им ложь и принимали важные решения на основе фантастических представлений, популисты тоже были во все времена, и бульварная пресса и понятие "утка" гораздо старше интернета.

Но сейчас на эти давно знакомые явления накладывается бурное переформатирование пространства информации и идей, а также ощущение - возможно, тоже иллюзорное - что до недавнего времени избиратели, по крайней мере в развитых странах, вели себя как-то спокойнее и рациональнее.

Петр Померанцев говорит, что разница между ситуацией во время холодной войны и сейчас напоминает ему о двух поэмах Гомера. В "Илиаде" все просто: две воюющих стороны.

"А сейчас - "Одиссея", там вообще непонятно, где "они", где "мы", где та сторона, где эта сторона. Сирены кричат, магические какие-то непонятные острова появляются. На Итаке всё коррумпировано, Телемах вообще не верит в своего отца. Непонятно, а "за что вообще мы воевали" изначально. За Елену какую-то... Агамемнон приезжает домой, его зарезают дома..., - развивает образ Померанцев. - Вот мы теперь - в "Одиссее". И люди всё больше понимают, что те вещи, которые использовали в холодную войну, они не работают. Не работают против ИГИЛа, не работают против России".

Москва не придумывала и не запускала этот процесс, она, по словам Померанцева, лишь играет на этом поле - очень активно и с удовольствием.

"Это будет весь XXI век такой, - прогнозирует политолог. - Россия просто работает в авангарде процесса, который больше нее. Это не уйдет с Россией: завтра падет Путин - внутри Украины будет эта проблема, с крайне правыми будет... Это не остановится. Нам нужно искать противоядие".

Новости по теме