"Фанатизма не нужно": что политики и эксперты услышали в послании Путина

Президент России Владимир Путин Правообладатель иллюстрации Mikhail Svetlov
Image caption Президент России Владимир Путин обратился к Федеральному собранию в 13-й раз за свою карьеру

Президент России Владимир Путин выступил с ежегодным посланием к Федеральному собранию. Русская служба Би-би-си попросила экспертов и политиков прокомментировать основные заявления главы государства.

О коррупции:

Путин: "У нас, к сожалению, стало практикой поднимать информационный шум вокруг так называемых резонансных случаев. И нередко этим грешат сами представители следственных, правоохранительных органов. Хочу обратить, уважаемые коллеги, ваше внимание на это и сказать, что борьба с коррупцией - это не шоу..."

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

"Президент имел в виду, что не надо из каждого случая, когда кого-то арестовывают, делать какое-то шоу, спектакль, [когда все] бегут и показывают это постоянно во всех выпусках постоянно. Это нормальная процедура, и не должно у нее быть какого-то особого привкуса.

Фанатизма не нужно. Фанатизм не нужен ни в чем: ни в любви, ни в работе, ни в арестах, ни в спектаклях. Двери для всех открыты, информация всем доступна, но вот так пережевывать с радостью: "арестовали, расстреляли, убили, выгнали, уехал, облили мочой выставку…" - этого не надо.

Все нужно делать спокойно, как у нас в ЛДПР".

Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека при президенте России:

"Нет ни одной сферы государственной деятельности, где бы вопрос коррупции не затрагивал в той или иной степени интересы людей. И здесь не может быть лишней шумихи. Наоборот, больше публичности, больше открытости, больше мер в отношении тех, кто на первое место ставит свое благополучие и готов поступиться и законом, правами человека и нравственными принципами.

Ко мне нередко поступают обращения, в которых люди указывают, что возбуждено уголовное дело по надуманным основаниям, потому что их партнер по бизнесу мне сказал прямо - никаких денег не пожалею, чтоб тебя посадить. Каждый такой случай мы проверяем.

Все это [эти и другие проявления коррупции] - как ржавчина съедает металл - полностью сводит на нет усилия власти и общества по созданию системы права и применения ее таким образом, чтобы человек себя чувствовал свободным, защищенным.

Михаил Федотов, глава президентского совета по правам человека:

"Использование СМИ для того, чтобы сторона обвинения укрепила свои позиции, - это давняя проблема, которая существует еще с советских времен. Когда мы говорим о так называемой телевизионной адвокатуре, одновременно надо сказать и о телевизионной стороне обвинения. И те, и другие, к сожалению, этим не брезгуют.

Это неправильно, потому что заранее предрешается последующее развитие и предварительного следствия, и суда.

Президент абсолютно правильно напомнил о презумпции невиновности. У нас же очень часто на это не обращают внимания ни представители следствия, ни наши с вами коллеги журналисты".

О перестройке налоговой реформы:

Путин: "Предлагаю в течение следующего года детально и всесторонне рассмотреть предложения по настройке налоговой системы, обязательно сделать это с участием деловых объединений. Несмотря на внутриполитический календарь, нам всё равно необходимо в 2018 году подготовить и принять все соответствующие поправки в законодательство, в Налоговый кодекс, а с 1 января 2019 года ввести их в действие..."

Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей при президенте России:

"Я думаю, что речь в принципе идет о прогрессивной шкале налога на доходы физических лиц. Во всем мире это существует. Это совершенно естественная часть налоговой системы. Она характерна для всех развитых стран, которые показывали быстрые темпы роста.

Социальная часть должна быть социальной частью, то есть низкие зарплаты могут вообще не облагаться налогом. Но с увеличением личных доходов, [налоговая] ставка должна, конечно, возрастать.

Но это должно быть очень мягкое возрастание - не так как в Норвегии, Швеции или даже Великобритании. Это должна быть очень разумная цифра, которая будет касаться действительно высоких зарплат. У нас есть пока такая возможность".

О гражданском обществе:

Путин: "Когда мы говорим о солидарности и единстве, имеем в виду осознанную, естественную консолидацию граждан ради успешного развития России".

Владимир Гельман, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

"Граждане действительно консолидировались. Это явление в России отмечалось сразу после присоединения Крыма, и оно не является чем-то специфическим для нашей страны. Известно, что во многих странах конфликты способствуют сплочению вокруг руководителей государства. В Соединенных Штатах Америки после 11 сентября наблюдался подъем популярности и поддержки Буша, хотя до того, как эти события произошли, Буш не был уж очень популярным лидером.

Но я бы не стал говорить, что это консолидация вокруг каких-то общих ценностей. Мы наблюдаем ситуацию, когда у россиян просто нету какой-либо реалистичной альтернативы нынешним властям. Это все равно как если вы работаете на работе, которая вам не нравится, у вас низкая зарплата, плохой начальник, но в то же время вы понимаете, что никакой другой альтернативы этому нет. Если вдруг вы захотите уйти, вы окажетесь без работы.

Естественно можно сказать, что вы консолидированы вокруг вашей нынешней работы, но вряд ли такая консолидация добавляет вам каких-то стимулов к тому, чтобы вы лучше работали".

О некоммерческих организациях

Путин: "Я прошу Общественную палату и Агентство стратегических инициатив предметно заняться поддержкой волонтёрских и благотворительных движений, некоммерческих организаций[...]Необходимо снять все барьеры для развития волонтёрства, оказать всестороннюю помощь и социально ориентированным некоммерческим организациям".

Сергей Никитин, директор представительства Amnesty International в России:

"Отношения с НКО сейчас у государства не очень хорошие. Конечно, приятно слышать такие слова, но слова должны подкрепляться делом и закон. Мы совсем недавно представили публике новый доклад, в котором в очередной раз рассказываем, как обстоят дела с так называемым законом об "иностранных агентах"; как обстоят дела почти в 150-ти организациях, которые сейчас внесены в список "иностранных агентов".

Поэтому, приветствуя сказанное президентом, можно пожелать, чтобы первым [практическим] шагом в этом направлении было изменение или, скорее, отмена этого закона…

Вот вчера одна из телекомпаний показала очередной состряпанный поклеп. С одной стороны, у нас свобода слова, а с другой - там потоки лжи и клеветы.

Специальный представитель ООН по вопросам неправительственных организаций Мишель Форст в своем докладе говорил как будто в аккурат про нас. Государство пытается изобразить правозащитников врагами, "пятой колонной", зачастую называя их "иностранными агентами" и показывая их как некую деструктивную силу, которая отрицает некие традиционные ценности в попытке внести ценности другого мира.

Все это довольно печально. Поэтому, хоть и отрадно слышать эту цитату [президента], будет смотреть, как она будет претворяться в жизнь".

О внешней политике:

Путин: "Мы не хотим противостояния ни с кем, оно нам не нужно - ни нам, ни нашим партнерам, ни мировому сообществу. В отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, мы не ищем и никогда не искали врагов, нам нужны друзья. Но мы не допустим ущемления своих интересов, пренебрежения ими".

"[российско-китайское всеобъемлющее партнерство и стратегическое сотрудничество] служит образцом миропорядка, построенного не на идее доминирования какой-либо страны, какой бы сильной она ни была, а на гармоничном учете интересов всех государств".

Александр Габуев, эксперт Московского центра Карнеги:

"Это вполне ритуальные фразы. В свете нашего поворота на восток не сказать об этом невозможно, и 15 декабря Путин едет в Японию. Хотя ожидания от поездки не самые пока что радужные, потому что всё довольно сложно. По территориям сделка, которая всех устраивает не просматривается. Проектов очень много, но все они пока в не очень проработанной стадии. Будет наверное большой пакет меморандумов и какие-то сделочки, какое-то хорошее заявление, как все продвинулись, но никакого реального прорыва не будет.

Но в условиях того, что наша главная надежда сейчас - это какие-то новые договоренности с Трампом, надо показывать, что у нас есть и другие направления, мы на них очень успешны, нам не так уж и надо куда-то бежать с США договариваться.

Так что это и ритуальная фраза, и некое набивание цены.

Учитывая, что мы пока очень мало понимаем про Трампа, про то, какой будет новая администрация США. Не назначен пока официально ни шеф Пентагона, ни шеф Госдепа. И пока мы не понимаем, кто в команде, как будет поделена зона ответственности между президентом, Пенсом и членами кабинета по России и что там собственно будет происходить, потому что Трамп уже от многих предвыборных обещаний отказался. Сказал, что там не стена будет с Мексикой, а небольшой заборчик.

И вроде во время кампании он про Путина говорил хорошо, что было бы здорово, если бы мы подружились, но с другой стороны, ничего конкретного не обещал. Так что это вполне оправданный осторожный подход. И это хорошо, что он главным формальным посланием года не участвует в истерии "Трамп наш".

Питер Оппенгеймер, профессор Оксфордского университета:

"Тон выступления был очень миролюбивый, неагрессивный.

Главное внимание Путин уделил экономической повестке и школьному и высшему образованию, а также он подчеркнул, что главные проблемы России внутренние, а не внешние. Он не стал взвалить вину за состояние на внешний мир. И кроме того он не стал ни на кого возлагать вину за допинговый скандал на Олимпийских играх. Наоборот, он допустил, что Россия виновата, и пообещал, что скоро у неё будет самая лучшая система контроля над допингом. Он подчеркнул необходимость мобилизации усилий в самой России.

Это меня не удивило. Это довольно умная тактика.

Кстати, многие из этих пунктов могли быть и в речи любого западного политика. К примеру, значение международной конкурентоспособности.

Очевидно [речь была адресована] не только членам Госдумы и Совета федерации. Наверное, всему миру, западным лидерам и лидерам вообще всех государств. Мол, Россия не ищет врагов и не ведет агрессивную деятельность, она хочет играть ведущую роль в борьбе с терроризмом, и подчеркивает необходимость сотрудничества между народами.

По-моему, он считает обе эти страны [Китай и США] очень важными. И нужно еще решить в каком направлении лучше идти России. По-моему, он очень разумно никакого выбора в этом отношении не делал. Я предполагаю, что он бы предпочел сотрудничать с США, потому что с точки зрения населения, промышленного динамизма Китай является сейчас более серьезным соперником для России. Но я думаю, он говорил искренне, что Россия не ищет никаких врагов. И он хотел бы извлечь максимальную выгоду для России, сотрудничая со всеми.

Но об Украине и Крыме он не говорил, по-моему".

Новости по теме