Пять лет Болотной: как власть отреагировала на протесты

Болотная 10 декабря Правообладатель иллюстрации RIA NOVOSTI
Image caption Неизвестно, насколько митинг 10 декабря напугал власть, но очевидно, что свои отношения с оппозицией она изменила

Споры о том, стали ли массовые протестные митинги в декабре 2011 года неожиданностью для Кремля, не утихают уже пятый год. Точки зрения различаются даже у представителей истеблишмента - одни утверждают, что власть испугалась и перешла к закручиванию гаек, другие - что протест 100 тысяч в городе с населением более 10 млн не представлял серьезной угрозы.

Ровно пять лет назад на Болотной площади в Москве собрался самый многочисленный в истории путинской России оппозиционный митинг. Протестовать против фальсификаций на думских выборах вышли десятки тысяч человек. По самым скромным оценкам, на площадь вышли около 25 тысяч, оппозиция же говорила о 150 тысячах. В тот же день протестные митинги прошли в крупных городах - в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Томске, Архангельске, Волгограде, Челябинске, Барнауле, Краснодаре, Тюмени и в других.

Был ли испуг?

Публично на протесты власть отреагировала противоречиво. С одной стороны, в Москву стянули силы внутренних войск МВД, полиция явно занижала численность митингов в официальных сообщениях, а про митинг 5 декабря на Чистых прудах не рассказал ни один федеральный канал. С другой, сюжеты об акции 10 декабря вышли уже на всех телеканалах, причем на РЕН ТВ и НТВ они получились весьма сбалансированными. Сам митинг 10 декабря на Болотной прошел без массовых задержаний, а на акции 24 декабря побывал в том числе Алексей Кудрин, покинувший пост министра финансов незадолго до этого.

Все это свидетельствует о том, что систему массовые протесты напугали, говорит политтехнолог Андрей Колядин, проработавший с 2009 по ноябрь 2011 года в администрации президента России главой департамента региональной политики при управлении внутренней политики. "Люди не понимали, как бороться с возрастающей активностью общества", - отмечает он.

Глава прокремлевского Фонда развития гражданского общества Константин Костин, возглавлявший с 2011 по 2012 годы управление внутренней политики администрации президента, соглашается, что 10 и 24 декабря состоялись крупнейшие протестные митинги в совеременной России. "Другое дело, что это сложно назвать мероприятием оппозиции в чистом виде, потому что многие из тех, кто пришел на первые два митинга, - люди, не придерживающиеся оппозиционных взглядов. Половина проголосовала за Путина на президентских выборах", - утверждает он.

По мнению Костина, актив протестного движения не смог понять основных мотивов собравшихся. "Очень сильный диссонанс был между настроениями на площади и речами со сцены, для меня это было очевидно с самого начала - выступавшие с трибун не представляли участников митингов", - говорит Костин.

Слова оппозиционеров о том, что власть была напугана, он считает попыткой выдать желаемое за действительное: "В огромном, 10-миллионном городе вышло 100 тысяч человек - это не так много". По его убеждению, никакой серьезной угрозы власти митинги не представляли.

От "бандерлогов" до "лучшей части общества"

Владимир Путин, будучи в 2011 году премьером, в ходе традиционной "прямой линии" сказал, что оппозиция недовольна результатами выборов всегда, и это "абсолютно нормальная вещь", а выборы были "объективными и честными". В то же время он предложил поставить на все избирательные участки на выборах президента веб-камеры, чтобы избежать фальсификаций.

Протестные митинги Путин комментировал в иной риторике. "Честно вам скажу, неприлично, но тем не менее: я подумал, что это такая пропаганда борьбы со СПИДом, что это контрацептивы такие", - так он прокомментировал символ протеста - белую ленту. Путин добавил, что некоторые участники митинга, по его мнению, пришли на акцию за деньги. Помимо этого среди оппозиционеров он нашел "людей, которые имеют паспорт гражданина Российской Федерации, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги". "С ними тоже будем стараться наладить контакт. Часто это бесполезно или невозможно. Что можно сказать в этом случае? Можно, знаете, что сказать, можно сказать в конце: "Идите ко мне, бандерлоги". С детства люблю Р. Киплинга", - сказал Путин.

Многим тогда запомнилось выступление начальника цеха "Уралвагонзавода" Игоря Холманских, который заверил Путина, что он "с мужиками" готов "выйти и отстоять свою стабильность, но, разумеется, в рамках закона", если полиция не может справиться с митингующими. 18 мая 2012 года Путин, вновь став президентом, назначит Холманских своим полпредом в Уральском федеральном округе.

Намного мягче отреагировал на митинги тогдашний президент Дмитрий Медведев. "Люди имеют право высказывать свою позицию, что они вчера и сделали. Хорошо, что все прошло в рамках закона", - написал он в "Фейсбуке" 11 декабря 2011 года. Тогда же в декабре за полгода до конца своего президентского срока он предложил пакет законов по политической реформе. К 2012 году вернулись прямые выборы губернаторов, а минимальная численность партии была снижена до 500 человек.

22 декабря тогдашний первый замглавы администрации президента Владислав Сурков в интервью "Известиям" назвал протесты "абсолютно реальными и естественными". "Лучшая часть нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивная его часть, требует уважения к себе, - сказал он. - Нельзя высокомерно отмахиваться от их мнения".

Через пять дней куратор всей российской внутренней политики лишится своей должности, а ему на смену придет Вячеслав Володин.

Передача управления как фактор нестабильности

Работавший с Сурковым Колядин утверждает, что его начальник понимал необходимость существования оппозиции в политической системе: "Как человек не может жить без крови, так и в любом государстве всегда есть оппозиционные настроения. И в Северной Корее есть оппозиционеры". Колядин убежден, что Сурков управлял оппозицией, поскольку считал бессмысленным ее уничтожение: на месте конструктивных сил вырастут другие - и не факт, что с ними можно будет договориться.

В то же время бывший кремлевский чиновник отмечает, что Сурков за годы работы в АП замкнул на себя все политические процессы, из-за чего передача полномочий Володину получилась жесткой. "В чем плюсы демократий - там действуют много центров принятия решений, невозможно, чтобы управление внутренней политикой исчезло", - отмечает Колядин. По его словам, в 2011 году оппозиция оказалась без присмотра - Сурков сказал Володину: "Вот тебе рычаги - рули", после чего встал и вышел. "На его место пришел человек (Володин), который так до конца и не понял, как работать с оппозицией", - считает экс-сотрудник президентской администрации.

У Володина, по его мнению, четкая внутренняя установка, как раньше говорили: "Хороший коммунист - мертвый коммунист". По такому же принципу он относится к оппозиции: "Как к лишнему звену системы. Хотя на самом деле, оно не лишнее". Если раньше было деление на конструктивных оппонентов и нет, и с первыми договаривались, вспоминает Колядин, то сейчас бороться начали со всеми. "Когда я ушел из АП, со мной начали биться так же, как и когда-то с неконструктивными. Было дикое давление", - отмечает он.

Как власть перегруппировалась

О том, что в 2012 году изменились настроения и митингующих, и власти, говорят по обе стороны баррикад. Костин связывает это с понижением протестной активности и отсутствием в оппозиции лидеров, которые представляли бы интересы большинства. Правозащитница Ольга Романова, входившая в число организаторов митингов, вспоминает, что еще в феврале 2012 года не было ощущения, что все закончится жестким разгоном митинга 6 мая. Впрочем, по ее словам, чувствовалось, что люди на той стороне "перегруппировываются".

"Время было неспокойное, была оппозиция, с которой перестали работать, был испуг власти, был избирательный цикл - и вот это все привело к законам о митингах, НКО-иностранных агентах и "пакетам Яровых", - резюмирует Колядин.

Спустя пять лет после декабрьских митингов НТВ анонсировал сенсационное интервью бывшего депутата Госдумы Ильи Пономарева в программе "Новые русские сенсации". Телеканал пообещал "чистосердечное признание серого кардинала оппозиции". Судя по нарезке кадров, в которых фигурирует и Алексей Навальный, а также по закадровому тексту "как Навальный и компания пытались взорвать Россию", Пономарев рассказывал о митингах. Сам он подтвердил "Коммерсанту", что давал интервью НТВ, но "никаких признаний, по его словам, там не было.

Романова в связи с этой программой вспоминает: незадолго до митинга 6 мая 2012 года Пономарев говорил ей, что акцию жестко разгонят, и "это всех поднимет" на новую волну протестов. "Тогда казалось, что он бредит", - отметила правозащитница. Сейчас она признает, что роль в протестном движении осталась для нее загадкой, и не исключает новых уголовных дел после выхода программы НТВ в эфир, как это было в случае с "Анатомией протеста".

Дело о беспорядках на Болотной площади до сих пор не закрыто. Всего в нем 34 фигуранта.

Новости по теме