В Европе считают, что Белоруссия созрела для отмены смертной казни

Ханна Софи Греве
Image caption Ханна Софи Греве, член Международной комиссии против смертной казни, экс-судья Европейского суда по правам человека от Норвегии - участник и докладчик на минской конференции.

Белоруссия - единственная страна в Европе, где к совершившим тяжкие преступления применяется смертная казнь. По сведениям правозащитников, только в последние пару месяцев казнены трое - без сообщения родственникам даты исполнения приговора и без разглашения места захоронения казненных.

С участием представителей ПАСЕ и Совета Европы, белорусских чиновников и представителей гражданского общества в Минске проходит международная конференция "Отмена смертной казни и общественное мнение".

Ханна Софи Греве, член Международной комиссии против смертной казни и экс-судья Европейского суда по правам человека от Норвегии, - участник и докладчик на минской конференции.

С Ханной Софи Греве встретилась корреспондент Русской службы ВВС в Минске Татьяна Мельничук.

Би-би-си: Госпожа Греве, Белоруссия остается последней страной в Европе, где применяется смертная казнь. Что европейское сообщество делает и может сделать для того, чтобы изменить ситуацию?

Ханна Софи Греве: Как Европейский союз, так и Совет Европы ждут и хотят, чтобы Белоруссия сделала следующий шаг к отмене смертной казни. В рамках нынешней минской конференции мы надеемся убедить общественное мнение, что смертная казнь больше не является необходимостью, что ее можно отменить.

На референдуме 1996 года народ Белоруссии спросили, необходимо ли оставить смертную казнь как высшую меру наказания (по его итогам 80,44 % опрошенных высказались за сохранение смертной казни - ред.). Но на тот момент в законодательстве Белоруссии не была предусмотрена такая мера наказания, как пожизненное заключение; православная церковь и католическая церковь тогда еще тоже не озвучили свою четкую позицию по этому вопросу.

А сейчас обе конфессии выступают за то, чтобы мораторий на смертную казнь был принят (Международная конференция "Религия и смертная казнь прошла в Минске в 2013 году - ред.). Сейчас есть другие доступные средства защиты общества от опасных преступников - например, пожизненное заключение без права на условно-досрочное освобождение. И общественное мнение изменилось. Смертная казнь не является единственным способом защиты населения от социально опасных людей, и европейское сообщество ждет, что власти Белоруссии сделают следующий шаг к отказу от смертной казни.

Би-би-си: Вы говорите о шагах. Но белорусская власть за все эти годы сделала только один маленький шаг: она позволила эту проблему обсуждать. Есть ли методы, которыми возможно повлиять на более решительные шаги?

Х.Г.: Это не такой уж и маленький шаг. К тому же белорусское правительство чутко реагирует на международный климат, ситуацию. И оно понимает, что сейчас назрели те условия, тот климат, когда можно сделать следующий шаг - например, мораторий на применение смертной казни.

Идет минский процесс переговоров по Украине, и Белоруссия имеет право гордиться тем, что миротворческий процесс происходит на ее территории. Это позитивный посыл всему миру, который можно считать очень серьезным достижением Минска. Усилить этот посыл можно и решением об отказе от применения смертной казни.

Я буду счастлива, но не удивлена, если правительство Белоруссии введет мораторий на смертную казнь.

Би-би-си: Есть такая формулировка - "принуждение к миру"; ее использовали российские дипломаты, объясняя участие в российско-грузинском конфликте 2008 года. Европа использует подобное "принуждение к миру", когда в зависимость от проблемы отмены смертной казни ставит участие Белоруссии в работе евроструктур, оценку проводимых в Белоруссии выборов...

Х.Г.: В европейскую семью входят разные страны. Россия - часть этой семьи, как и Норвегия, Соединенное Королевство, Испания... У этих стран есть определенные разногласия, они не на все вопросы смотрят одинаково. Но комплекс базовых ценностей, который объединяет эти страны, делает европейской семьей, позволяет договариваться, - един.

В случае отказа от смертной казни Белоруссия сможет стать членом этой европейской семьи, она получит больше, чем то, что она якобы потеряет. (В 1997 г. Белоруссия была лишена статуса специально приглашенной страны в ПАСЕ. Препятствием для возвращения статуса является применение в стране смертной казни - ред.)

Минск сможет сесть за стол переговоров и обсуждать эту и другие проблемы на высоком европейском уровне.

Членство в Совете Европы - это путь к добавленной ценности, так сказать. Это уважение к человеческой жизни, правам человека, достоинству человека - и это путь, который необходимо пройти.

Разные причины подвигают ту или иную страну к отмене смертной казни. И разными способами этот вопрос решается. В Монголии, например, решение принял глава страны, который сказал - нет, нам больше не нужна смертная казнь. Во Франции решение принимал министр юстиции. В Соединенном Королевстве в свое время процесс отказа от смертной казни прошел быстро, из-за того что в Верховном суде судьи допустили две серьезные ошибки, и это шокировало общество.

В большинстве случаев сами настроения в обществе созревают для того, чтобы принять такое решение.

Я как человек со сторонним взглядом на Республику Белоруссия могу сказать, что ситуация назрела, момент настал, общественное мнение изменилось настолько, что можно принять решение о моратории на смертную казнь. И люди смогут убедиться, что это правильное решение.

Би-би-си: Для вас наверняка не секрет, что белорусские власти часто действуют, исходя из минутных потребностей и ситуации. Сегодня Минск налаживает отношения с Европой, завтра все может повернуться по-другому. А результаты референдума 1996 года дают власти основания в любую минуту сослаться на то, что народ не готов и не хочет отмены смертной казни.

Х.Г.: Конечно, мы видим, что правительство Белоруссии склонно делать выбор в каждой конкретной ситуации. Но я бы не сказала, что такая ситуация специфична только для Белоруссии, - мы видим такие примеры по всему миру. Если будет отсылка на результаты референдума 1996 года, то ведь - 20 лет прошло, и мир быстро и динамично изменяется, в том числе изменяется общественное мнение.

Для того чтобы защитить жизнь, нужно подчеркивать ценность самой жизни, обеспечивать такое развитие событий, чтобы люди были заинтересованы в сохранении жизни.

В качестве судьи (Ханна Софи Греве сейчас работает судьей в Апелляционном суде в Норвегии - ред.) я принимаю участие в том числе в серьезных процессах по уголовным делам и вижу, что хорошо работающая система правосудия - это один из серьезных способов предотвращения преступлений. Людям важно знать, что каждое преступление будет тщательно расследовано, найдена правда и восстановлена справедливость. Это знание также защищает жизнь и связанные с ней ценности.

Слава богу, у нас в Норвегии происходит мало тяжких преступлений - убийств, например, не более 30 в год, во всей стране.

Кто-то может сказать, что в Норвегии очень нестрогое наказание за убийство, но этого наказания достаточно, чтобы сдерживать статистику на таком достаточно низком уровне.

Помните, у нас был жуткий случай, когда молодой человек по фамилии Брейвик расстрелял 77 человек? Этот человек требовал для себя смертной казни - он заявил об этом в суде. Таким образом он хотел, по его болезненной логике, прослыть мучеником и героем. Но пожизненное тюремное заключение, назначенное ему, лишило его возможности стать таким "героем".

Буквально месяц назад в Норвегии я рассматривала дело, когда один иностранный гражданин убил другого иностранца из-за какой-то мелочи. Сам ярлык "убийца" - за какую-то там пару обуви, о цене на которую они не смогли договориться, - это очень серьезная вещь. Ведь человек, лишающий жизни другого человека, разрушает этим и свою жизнь. Если мы хотим, чтобы таких преступлений не было, необходимо пропагандировать культуру ненасилия, культуру уважения человеческой жизни.

Би-би-си: Сейчас в Европе очень много мигрантов - людей из стран, где разное отношение к ценности человеческой жизни. Людей, которые выросли, были воспитаны отличными от европейских законами. Если верить СМИ, криминальная статистика во многих европейских странах ухудшилась после наплыва мигрантов. Европейскому обществу вновь и вновь придется начинать работу по воспитанию уважения к ценности чужой жизни?

Х.Г.: Я считаю, что вопрос о смертной казни не будет вновь поставлен в Европе на повестку дня. Смертную казнь обратно не вернут.

Не только смертная казнь не будет возвращена, но и не будет возобновлена и дискуссия о целесообразности смертной казни. Потому что люди понимают: если открыть этот ящик Пандоры, могут быть последствия.

Я думаю, что наше фундаментальное отличие от тех, кто, приезжая в Европу, совершает преступления, - в том, что у нас иное понятие о ценности человеческой жизни, уважение к этой ценности.

И наша задача - любому новичку в нашем европейском сообществе привить, дать это понимание о глубинной ценности человеческой жизни. Именно так надо работать.

И вторая непреложная ценность, непреложная истина европейского сообщества, по поводу которой мы не хотим ни в коем случае снова начинать дискуссию, - это равенство. Равенство всех людей друг перед другом - независимо от возраста, пола, расы, здоровья и тому подобного.

Уважение к ценности человеческой жизни, уважение равенства - это всеобщий европейский принцип.

Новости по теме