Родители Варвары Карауловой жалеют, что обратились к ФСБ

Караулова Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Суд приговорил Варвару Караулову к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима

Варвара Караулова, признанная Московским окружным военным судом виновной в попытке присоединиться к эстремистской группировке "Исламское государство", выслушала приговор спокойно, как будто даже не удивившись.

По решению суда, следующие три с лишним года - учитывая срок, проведенный в предварительном заключении, - бывшей студентке философского факультета МГУ придется провести в колонии общего режима.

Суд счел доказанным, что Караулова, официально сменившая имя на Александру Иванову, сознательно пыталась выехать на территорию Сирии, чтобы присоединиться к "Исламскому государству" и участвовать в его террористической деятельности.

Государственный обвинитель Михаил Резниченко выразил удовлетворение исходом дела.

А вот адвокаты Карауловой не скрывали своего разочарования и сразу же по окончании заседания объявили, что будут обжаловать приговор.

Через полчаса после завершения чтения приговора к журналистам вышли родители Варвары - Павел и Кира Карауловы.

Карауловы уже давно находятся в разводе, на заседания суда над их дочерью приходили со своими новыми супругами и - как казалось со стороны - между собой даже почти не общались. Однако после оглашения приговора они отвечали на вопросы вместе.

"У нас карательное государство"

Павел Караулов: Что я могу сказать? Мы проревелись и можем теперь говорить с вами. Для меня это не неожиданность, а просто абсурд. Я и сейчас не понимаю, что [был присужден] реальный срок.

У нас реально было желание помогать, выявлять, препятствовать. Кто еще, как не я, как не моя дочь могли все это [вербовку новых участников "Исламского государства" среди молодежи] если не остановить, то существенно затормозить. Ведь не все же понимают масштабов бедствия, которое происходит.

И Варя в своей яркой речи вчера об этом говорила. Что это не масштабы России, это масштабы всего мира. И сейчас на этом поставлен жирный черный крест.

Image caption Родители Варвары Карауловой не ожидали столь сурового приговора

Кира Караулова: Никто из этой цепочки, ни один человек не был ни найден, ни идентифицирован. Никто! Как они продолжали свою преступную деятельность, так и продолжают. Это просто никому не нужно.

У нас карательное государство, жестокое. Человек, на которого ссылался сегодня судья, свидетель, который рассказывал сказки про "Исламское государство" в угоду следствию и которому дали четыре года за боевые действия на стороне "Исламского государства" и "Джабхад Ан-Нусры", который был командиром разведывательной группы, который приехал в нашу страну по поддельным документам для осуществления террористическаой деятельности - так этому человеку дали [только] четыре года!

Павел Караулов: Два важных момента. Во всем мире действует иммунитет на свидетелей. Когда мы вернулись, все официальные лица, включая [прежнего представителя Следственного комитета Владимира] Маркина, сказали, что Варя - свидетель. Как сейчас выяснилось, иммунитета у нас не было.

Наверное, это и моя ошибка, что мы никаких документов не подписывали, желая всячески сотрудничать и всячески поощряя действия сотрудников, в частности Федеральной службы безопасности.

А самое главное: на чем базируется сегодняшнее обвинение, - это фактически самооговор. Самооговор под воздействием следователя, о чем было совершенно четко сказано.

Поймите, что во всем мире, в нашей стране тоже, такого рода самооговор, который происходит без видео- и аудиозаписи, а ее нет, его нельзя принимать во внимание, это противочеловечно.

Да, она, несмотря на свои, казалось бы, двадцать лет, была ребенком. Ей было очень тяжело. Попав в такие условия, стараясь - как это ни печально звучит - угодить следствию, она следовала тому, что ей говорили взрослые. А одуматься ей удалось только тогда, когда в дело вступили адвокаты, когда постепенно, через полгода, она стала им доверять. Тогда она начала давать правдивые показания. А сегодня в суде этим правдивым показаниям - грош цена.

Кира Караулова: Все наши показания и показания Вари были поставлены под сомнение. Показания следователя, сотрудников ФСБ, эксперта, являющегося кадровым сотрудником ФСБ, не ставились почему-то под сомнение. То есть наши показания предвзятые, у них показания кристально честные - поразительная логика.

Павел Караулов: Я всячески содействовал тому, чтобы ФСБ знало о каждом нашем шаге, о каждом нашем действии. Я делал все и уговаривал свою дочь о том, чтобы всячески содействовать этому. Я считал, что это надо не только прекратить, наказать, искоренить. Не могут наши дети страдать, даже если их родители делают ошибку.

Конечно, я сделал ошибку. Но получается, что я сделал ошибку, обратившись к тому, кто должен обеспечивать нашу безопасность.

"Такой степени несправедливости мы не ожидали"

Кира Караулова: Я хочу еще добавить, что в основу обвинительного заключения не попало ни одного реального факта. Кроме как существование самой переписки. Все остальное было интерпретировано так, как удобно следствию.

Павел Караулов: Один простой момент. Сегодня тоже об этом говорилось: что есть якобы человек, который не установлен, не вызывался ни во время следствия, ни во время суда. Мы не знаем, ни кто он такой, ни какими идентификационными данными он обладает, и действительно, есть ли он на самом деле.

И еще очень важный момент, который почему-то сегодня не прозвучал. Варя, при содействии сотрудников вовлеченная в общение, она опять становилась жертвой этого общения. И за месяц до того, как ее забрали в СИЗО, она прекратила всяческое общение. А в статье 205 написано, что если человек добровольно прекращает приготовление, он освобождается от ответственности.

Это все реально произошло, это невозможно не видеть. Нет ни одного письма, ни одного СМС, ни одного звонка, ни одного сообщения, которое после середины сентября Варя бы написала".

Кира Караулова: При том что на нее пытались выйти и неизвестно, кто это был. Сам ли Саматов [человек, под влиянием которого Варвара Караулова приняла ислам и решила сбежать в ИГ], или сотрудники ФСБ пытались ее спровоцировать обратно. Так как они [сотрудники ФСБ] трусливо отползли, у меня закрадывается мысль, может это была чистой воды провокация?

Это урок для наших людей. Любой человек может встать на ее место. Потому что кто-то решит, что вы думаете так, а не иначе. И интерпретирует ваши слова или письмо так, как считает нужным.

Павел Караулов: Такой степени несправедливости мы не ожидали. Тем не менее, уже есть очевидные для Европейского суда по правам человека факты, задокументированные, обращение принято. Единственное, там достаточно долгий срок рассмотрения, но я уверен в том, какое заключение примет ЕСПЧ в любом случае.

Я говорил с теми родителями, которые обращаются ко мне за помощью, находясь в ситуации или близкой, или предшествующей той, в которой мы оказались. Есть простые совершенно вещи: не стесняйтесь говорить со своими детьми, задавайте им вопросы, старайтесь участвовать в их жизни.

"Бросила семью и даже любимую собаку"

Суд пришел к заключению, что Иванова придерживалась крайне радикальных взглядов на ислам и оправдывала ведение так называемой священной войны - джихада.

Согласно приговору, Караулова осознавала, что собирается принять участие в деятельности террористической организации, а после возвращения в Россию оправдывала деятельность "Исламского государства" и вынашивала планы повторного выезда в ИГ.

Тем самым, по мнению суда, она совершила преступление, которое квалифицируется в Уголовном кодексе как приготовление к участию в деятельности террористической организации.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption По словам девушки, ее любовь к вербовщику ИГ была больной и неадекватной

Накануне Варвара Караулова, выступая с последним словом в суде, назвала свое поведение подростковым бунтом и попросила прощения у своих родных и у спецслужб.

Она также отметила, что не проходила никакой подготовки к вступлению в ряды ИГ.

При этом девушка признала, что у нее были романтические чувства к боевику "Исламского государства" по фамилии Саматов, но подчеркнула, что "любовь была больной и неадекватной".

По мнению гособвинения, Караулова сознательно хотела присоединиться к джихадистам ИГ, для чего бросила семью и даже любимую собаку и уехала в Турцию, чтобы затем перейти границу и оказаться в Сирии.

Адвокаты Илья Новиков, Гаджи Алиев и Сергей Бадамшин пытались убедить суд в полной невиновности их подзащитной.

Караулова не признает вину. Попытку сбежать в Сирию она объясняла тем, что влюбилась в одного из вербовщиков, с которым познакомилась в социальных сетях.

Варвара Караулова пропала в мае 2015 года. Вскоре выяснилось, что она тайно улетела в Турцию и была там задержана при попытке перехода через границу с Сирией. Из Турции она была депортирована на родину, где попала под наблюдение ФСБ.

В октябре Караулова была отчислена из МГУ имени Ломоносова.

Новости по теме