Эксперты: Трамп поставил невозможное условие для снятия санкций

Дональд Трамп и Владимир Путин Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption По словам Дональда Трампа, он будет доверять Владимиру Путину - но, возможно, недолго

Избранный президент США Дональд Трамп сказал, что он готов обсуждать с Россией ослабление режима санкций в том случае, если Москва пойдет на сокращение ядерных арсеналов.

"Давайте посмотрим, нельзя ли добиться хороших договоренностей с Россией. Для начала, я считаю, что ядерное оружие надо сокращать, и сокращать очень существенно, это могло бы быть составной частью этого процесса", - сказал он в интервью британской газете Times.

Трамп заявил, что начнет свою деятельность на посту президента США с того, что будет доверять Путину и канцлеру Германии Ангеле Меркель, но долго это может и не продлиться.

В Кремле прохладно отнеслись к словам Трампа. По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, санкции - это не вопрос российской повестки дня как внутри страны, так и в ходе общения с представителями иностранных государств. "Россия не была инициатором введения этих рестрикций и Россия, подчеркивал президент, не намерена ставить вопрос об этих санкциях в ходе зарубежных контактов", - сказал Песков журналистам.

Русская служба Би-би-си обратилась к экспертам с просьбой прокомментировать заявление избранного президента США и ответить на вопрос, возможно ли в принципе в нынешних условиях обсуждать сокращение ядерных вооружений.

Виктор Мизин, независимый эксперт в области безопасности

Если взять нынешнюю российскую позицию, то большинство экспертов говорит, что у нас в разоружении и в контроле над вооружениями кризис. А официальная российская позиция, насколько я понимаю, что Россия достигла, как говорят, дна, и дальше идти ни на какие сокращения не может, не поступаясь интересами своей безопасности.

По существу, в том, что я называю "пакетом Рябкова" [замминистра иностранных дел России Сергей Рябков курирует вопросы нераспространения и контроля над вооружениями], у нас такая же увязка, которая была в 1970-е - начало 80-х годов в вопросах разоружения.

Позиция такова, что все должно решаться в комплексе, вместе с неразмещением оружия в космосе, запретом на ПРО, вообще с проблемами стратегической стабильности в целом, с проблемами высокоточного оружия, которое якобы страшную угрозу представляет для российских средств ответного удара.

В приватном порядке многие известные российские генералы, военные мне говорили, что "и не надо нам больше ничего, у нас восстановлена космическая группировка средств слежения, мы активно проводим модернизацию стратегических ядерных сил". То есть здесь такой тупик.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Трамп считает, что сокращение ядерных вооружений могло бы стать началом налаживания отношений с Москвой

Когда услышал то, что Трамп сказал, я даже посетовал, потому что получается, что практически снятие санкций невозможно. Раньше это увязывалось с каким-то прогрессом - ну понятно, что Крым Россия не отдаст - но хотя бы с урегулированием на юго-востоке Украины, с выполнением Минских соглашений, продолжением нормандского процесса, а теперь он взял и увязал с сокращением.

Я думаю, что на это, как в свое время Обаме, когда он приехал и сказал: "А давайте еще сокращать на одну треть после договора нового по СНВ 2010 года", то ответ был довольно жесткий: "Нет!"

Максим Старчак, научный сотрудник Центра международной и оборонной политики Университета Куинс в Канаде

Если комментировать то, как это подается - отмена санкций в ответ на начало переговоров по сокращению ядерного оружия, - то это очень смешно.

Во-первых санкции в политическом истеблишменте России не носят крайне негативного характера, от которого стоит всеми силами избавляться. Развивается промышленность, и спешить с отменой санкций-контрсанкций не стоит.

Во-вторых, отмена санкций - это как-то совсем мелко. Здесь ни отмены развертывания ПРО нет, ни выведения тактического ядерного оружия на национальную территорию.

В-третьих, Россия уже говорила, что пока СНВ-2010 выполнено не будет, договориваться о новом соглашении ей неинтересно.

В-четвертых, в России есть относительный консенсус по поводу того, что дальнейшие переговоры о сокращении должны включать другие ядерные государства.

Ну и в конце скажу, что это, конечно, вопрос цены. Россия может легко и без ущерба сократить развернутые ядерные боезаряды до 1000 единиц и в двустороннем формате, но для этого надо предложить что-то гораздо более весомое, чем вопрос санкций.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике"

Это невозможно. И очень печально это слышать.

Во-первых, это противоречит тому, что сам Трамп говорил - не про Россию, а про ядерное оружие. Он-то как раз говорил о необходимости, хоть и не наращивать арсенал, но его модернизировать.

Он придает ядерному оружию большое значение в своем видении. Это во-первых.

А во-вторых, он неоднократно говорил, что никакой перезагрузки не будет, практика, которую пытался внедрить Обама, бессмысленна, и будет по-другому.

Между тем, это заявление свидетельствует о том, что он не совсем понимает, что он будет делать. Нет у него четкой картины - а что, собственно, Россия-то? Ну да, хорошие отношения нужны, но что и зачем?

Он поэтому берет первое попавшееся из того, что лежит на столе, фигурально выражаясь. А за что хватаются каждый раз, когда пытаются по новой перезапустить или открыть новые страницы российско-американских отношений? Всегда - ядерная тема.

Еще в 2011-12 году, когда завершались переговоры по СНВ, уже говорили многие эксперты в России и не только, что это последний договор по той модели. По модели российско-американских двусторонних больших договоров о сначала - ограничении, а потом - сокращении стратегических ядерных вооружений.

Сейчас все изменилось, и эта модель больше не соответствует новым реалиям. Тем более, Трамп, который не очень склонен следовать по наезженным колеям.

Это не очень хорошо о нем говорит, но мне кажется, что когда его спросили, что сказать четко, он пока не знает, но он взял первое попавшееся из того, что пришло в голову.

Я даже не говорю ничего о том, что идея отмены санкций за сокращение ядерных вооружений - вообще никуда [не годится]. Но даже если не оценивать такого рода сделку, то сама по себе тема сокращения ядерных вооружений сейчас попросту неактуальна.

Что такое СНВ-3

Договор был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге. Он вступил в силу 5 февраля 2011 года.

Срок действия договора составляет 10 лет, он может быть продлен по согласию сторон еще на пять лет.

Договор предусматривает ограничение развернутых носителей до 700 единиц с каждой стороны, а также до 1550 ядерных боезарядов на них.

При этом стороны вправе самостоятельно определять структуру своих стратегических ядерных сил, если они не превышают общие ограничения.

Новости по теме