Нам не дано предугадать, как "брексит" в жизни отзовется

Фигура человечка, уходящего от флага ЕС в дверь с британским флагом Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption После речи Терезы Мэй стало ясно, что Британия будет уходить окончательно, плотно прикрыв дверь

Ну, свершилось, господа! Теперь мы наконец-то знаем, что уходить из Европы будем по максимально прямому, но одновременно и максимально крутому пути.

Забудьте про "Умный в гору не пойдет": никакого объезда по серпантину - наоборот, самое что ни на есть конкретное скалолазание.

С одной стороны - все понятно, с другой - каждый человек воспринял одно и то же выступление (речь премьер-министра Терезы Мэй) с совершенно разных позиций. То есть у всей британской нации и у половины Европы возник классический когнитивный диссонанс.

Би-би-си старалась, как могла, чтобы не отступить от главного редакционного принципа - беспристрастности. Какие страсти у нас тут кипят в кулуарах, это никого не касается. В конце концов, все мы люди и имеем полное право на собственную точку зрения, но в эфире или, например, на сайте - ни-ни!.. "Реакция на речь Терезы Мэй о "брексите"", - гласил нейтральный заголовок на сайте Британской вещательной корпорации.

При внимательном изучении реакции на речь Мэй становится совершенно ясно, что на каждое заявление премьера существует, как минимум, две совершенно противоположных реакции со стороны "брекситеров" и "еврофилов". Итак, начнем по порядку:

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Короче, уходить будем в полный отрыв... Или же нет?

1. Определенность

"Еврофилы": Нам стало несколько понятнее, чего хочет Мэй, но это пока что ее пожелания, с которыми должны согласиться оставшиеся 27 стран-членов ЕС. То есть мы теперь знаем, чего в "брексите" не будет, но по-прежнему крайне слабо понимаем то, что же в нем будет.

"Брекситеры": Тереза Мэй решительно стряхнула с себя прозвище "Тереза - может быть" (по-английски это звучит очень похоже на ее фамилию - Тереза "Мэй-би"). Теперь мы знаем, каким она видит будущее Соединенного Королевства за пределами ЕС.

А где истина? Как всегда - посередине. Да, мы теперь знаем, в каком направлении будут вестись переговоры с Брюсселем. Но вот подробностей у нас нет. Давайте по-честному: никто ведь не садится играть в покер или преферанс с открытыми картами, почему же в переговорах должно быть по-другому?

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Получается, что после "брексита" придется как-то адаптировать более 18 тыс. законов ЕС. То-то юристам будет раздолье...

2. Британия вернет себе контроль над тем, какое законодательство будет действовать в стране

"Еврофилы": "Брексит" приведет к юридическому хаосу. Торговля и иностранные инвестиции окажутся под ударом. После выхода из ЕС нам придется полагаться исключительно на наше собственное законодательство, а оно за годы членства в Евросоюзе серьезно отстало.

"Брекситеры": Ничего принципиального в день выхода Британии из ЕС не изменится. Законы ЕС останутся в силе, и парламент будет их менять по мере необходимости и только после тщательного обсуждения.

А на самом деле? Вообще-то европейские законодатели без дела не сидели, приняв за время членства Британии в ЕС более 18 тыс. всяческих законов. Больше всего, почти 3 тыс., принято в области сельского хозяйства. Перво-наперво британским законодателям надо отменить закон от 1972 года о вступлении в ЕС, а уже дальше разбираться по обстоятельствам. Работа, конечно, большая, но и Рим не в один день строился.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия: насколько едиными мы останемся?

3. Выход из ЕС будет означать, что нам надо еще больше крепить единство между четырьмя частями Соединенного Королевства: Англией, Шотландией, Уэльсом и Северной Ирландией

"Еврофилы"(особенно шотландские): Мы проголосовали за то, чтобы остаться, план Мэй приведет к катастрофе, давайте проведем еще один референдум о независимости.

"Брекситеры": Все правильно. По мере возвращения властных полномочий из Брюсселя обратно в Лондон какие-то из них будут переходить Вестминстеру (общему парламенту страны), а какие-то передаваться местным органам самоуправления. Самое главное, чтобы внутри страны не возникло никаких новых барьеров для свободной торговли и бизнеса.

Останется ли Соединенное Королевство Соединенным? Тереза Мэй пообещала учитывать точку зрения властных структур всех составляющих Соединенного Королевства, однако предупредила, что внешняя политика всегда была и останется прерогативой Вестминстера. Поэтому разговоров будет много, а вот приведут ли они к каким-то референдумам - большой вопрос.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Самый главный вопрос: что делать с двумя Ирландиями? Ведь именно здесь проходит единственная сухопутная граница Британии с ЕС

4. Граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия должна оставаться открытой

"Еврофилы": Ничего не получится. Для того чтобы заключить с Республикой Ирландия особое соглашение, понадобится согласие всех остальных 26 стран ЕС, а они его не дадут.

"Брекситеры": Зона свободного передвижения между двумя Ирландиями существовала и до ЕС, будет существовать и после.

И как же жить дальше? Для нормального существования Северной Ирландии требуется свободная зона перемещения между ней и Республикой Ирландия. В конце концов, обе находятся на одном, сравнительно небольшом острове. Вот это и будет основным камнем преткновения.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption В общем даже для европейцев свободного перемещения через границу больше не будет. А там посмотрим...

5. Контроль над иммиграцией

Мы по-прежнему будем привлекать нужные нам таланты, но процесс будет идти по нашим собственным правилам и на пользу исключительно нашим интересам.

"Еврофилы": Стыд и позор! Основное число мигрантов в Британию приезжает вовсе не из стран ЕС, а из стран третьего мира. Закрыв границы с ЕС, вы поставите под угрозу будущее многих молодых людей, которые будут лишены возможности жить и работать в Европе. В эпоху, когда мир стремится к объединению, вы пытаетесь отгородиться границами и контролем.

"Брекситеры": Наконец-то! Мы не отворачиваемся от Европы, мы по-прежнему будем рады туристам и талантливым людям из стран ЕС. Но мы и только мы будем решать, кто нам нужен.

Разумная предосторожность или закукливание? Справедливости ради следует отметить, что невозможно контролировать иммиграцию в целом, если вы не способны контролировать все ее источники. Свободное передвижение людей в зоне общего рынка - главное условие ЕС и главный камень преткновения для половины британского общества. Проблема, однако, в том, что за пределами Британии стали появляться "юридические" компании, которые за соответствующую мзду готовы предоставить клиенту пачку фальшивых документов, которые позволят им проникнуть в Британию. А с этим как бороться?

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Права трудящихся пострадать не должны! Теоретически...

6. Да, из ЕС мы уйдем, но права трудящихся от этого нисколько не пострадают

"Еврофилы": Многие права, которых трудящиеся добились долгими годами борьбы, больше не будут охраняться европейскими законами и теоретически их можно будет отменить в любой момент.

"Брекситеры": Тереза Мэй и раньше заявляла, что для нее права трудящихся очень важны, поэтому единственное, что надо будет сделать, - это принять те же самые законы, которые были приняты в Брюсселе, британским парламентом, и все будет хорошо.

А хорошо ли будет? Да, Тереза Мэй - как ее неоднократно называли, самый неконсервативный консерватор, и она еще в свою бытность министром внутренних дел неоднократно заявляла о необходимости сохранить права рабочих. Проблема не в том, что она сама попробует их отменить, а в том, что после выхода из ЕС такие вещи, как право на оплачиваемый отпуск или уход за ребенком, можно будет отменить одним единственным голосованием парламента и никакой Европейский суд никому уже не поможет.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption А, может быть, нас действительно ждет полная катастрофа?

7. Торговля с Европой

Мэй высказалась совершенно однозначно: "брексит" и общий рынок несовместимы. Остальные страны ЕС уже высказались, что это возможно только в том случае, если будет соблюдаться основное правило: свободное передвижение товаров, услуг, капитала и ЛЮДЕЙ. Британия на людей никак не согласна. Значит, уходим, плотно прикрыв за собой дверь. Но заключим соглашение с ЕС, чтобы можно было торговать и не заморачиваться слишком большой бюрократией.

"Еврофилы": Вместо того чтобы как-то смягчить падение, Мэй сделала все возможное, чтобы нам было только хуже. Европа не согласится на сепаратное соглашение и будет совершенно права. Наш фунт упадет еще ниже, наше Сити потеряет статус финансовой столицы Европы, и уровень иностранных инвестиций в нашу экономику сойдет практически на нет. Без членства в европейском рынке нам не выжить.

"Брекситеры": Мир не ограничивается Евросоюзом. В конце концов, ЕС экспортирует гораздо больше нам, нежели получает от нас обратно. Хотят ввести тарифы? Да пусть вводят, первыми голос поднимут французские производители сыров и винограда и немецкие производители автомобилей. Свет клином на Европе не сошелся, и мы вас предупреждаем, что лучше мы останемся совсем без соглашения, чем подпишем соглашение себе в убыток.

Так сошелся клин на ЕС или нет? А вот как хотите, так и считайте: дело в том, что до Британии никто ничего подобного не предпринимал. Поэтому с равной долей вероятности возможны оба варианта. Вполне возможно, что Европа уступит давлению своих производителей и не станет делать пакости. Также возможно, что из нас сделают негативный пример - вот, мол, посмотрите, что получается, когда один идет против 27. Во что хотите, в то и верьте.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Борьба с международным терроризмом - общая проблема, и решать ее надо сообща, вне зависимости от членства в ЕС

8. Продолжение сотрудничества в борьбе с преступностью и международным терроризмом

Нам всем хорошо известна опасность, которая исходит из враждебной политики иностранных государств и преступности в Европе. У нас общие ценности и общие интересы, которые мы бы хотели распространить и на остальной мир.

"Еврофилы": Даже в ЕС обмен информацией между службами безопасности разных стран был затруднен, вы представляете, что начнется, если и когда мы из Евросоюза выйдем?

"Брекситеры": Даже в ЕС обмен информацией между службами безопасности разных стран был затруднен. Так что хуже не будет, наоборот - свободные от общеевропейских оков разведагентства будут общаться больше и плодотворнее.

А будут ли? Да кто их, разведчиков, знает, но, скорее всего, будут. Слишком велика и реальна угроза, и слишком высока цена, которую придется заплатить за беспечность.

Дух Маргарет Тэтчер

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Мэй показала, что способна быть такой же жесткой, как и ее предшественница - Тэтчер

В свое время Маргарет Тэтчер вошла в историю знаменитой фразой: "Леди не даст собой вертеть" ("Lady is not for turning"). Тереза Мэй явно пошла по следам своей предшественницы, показав широкой публике, что когда она сказала, что "брексит значит брексит", она имела в виду полный и окончательный развод с ЕС, а не половинчатые меры.

С одной стороны, она несколько раз сделала реверанс в сторону Евросоюза, заявив, что переговоры о выходе должны проходить без враждебности, что "мы хотим оставаться лучшими друзьями и соседями с нашими европейскими партнерами".

Более того, премьер несколько раз повторила, что развал ЕС совершенно не входит в британские планы и что и для страны, и для мира в целом было бы лучше, если бы ЕС сохранил свое единство и продолжил процветать.

Однако за улыбками и комплиментами скрывалась и скрытая угроза, так сказать кинжал, аккуратно припрятанный в кружевной корсаж: "В Европе раздаются голоса, которые призывают наказать Британию. Это будет самонанесенное увечье, которое ни к чему хорошему европейские страны не приведет и уж, безусловно, не будет действием друга".

А поэтому чем подписывать соглашение, ущемляющее британские интересы, лучше не подписывать вообще ничего, ну а если вам этого мало, мы можем подумать и о том, чтобы поменять свою экономическую модель и стать чем-то вроде "налоговой гавани", заявила госпожа премьер-министр.

Поле битвы размечено, флажки расставлены, ждем главных участников предстоящих сражений. К сожалению, сама Британия остается такой же разделенной, как и до референдума. И речь Терезы Мэй это не изменила.

Новости по теме