Трудности обучения в подпольном университете в Иране

Мона
Image caption После окончания подпольного университета Мона поступила в Колумбийский университет в Нью-Йорке

Самое крупное немусульманское религиозное меньшинство в Иране - бахаи. В Исламской республике они подвергаются постоянным преследованием за свою религиозную принадлежность. Среди прочего, им запрещено поступать в университет.

Некоторые учатся, скрывая свои религиозные взгляды. но если они хотят поступить в аспирантуру, то у несть есть только один выход - уехать из страны и учиться за границей.

"Я помню, как отец показывал мне шрамы у себя на голове: в детстве его часто били другие дети по дороге в школу, - говорит Ширин. - Я, конечно, не сказала отцу, что со мной происходило ровно то же самое, когда я росла в Иране в 80-е годы. Я знала, что он надеялся и молил Бога, чтобы этого не произошло".

Преследования бахаи в Иране усилились после исламской революции 1979 года.

Когда сын Ширин Хосру пошел в школу, ей пришлось скрывать от отца и другие плохие новости. "Я не сказала ему, что дети детей тех детей, которые оставили его с шрамами, теперь называет моего сына неприкасаемым", - говорит она.

Когда уже в восьмом классе Хосру сказал своим приятелям, что он бахаи, они сразу же перестали с ним разговаривать.

"Они отказывались даже прикоснуться ко мне, - говорит он. - А если я касался их, они бежали в душ".

С тех пор, как религия бахаи возникла в середине XIX века, шиитский истеблишмент Ирана называет их "извращенной сектой", в основном потому, что они отрицают, что Мухаммед был последним пророком.

На официальных сайтах их называют вероотступниками и "нечистыми".

Но настоящие проблемы в жизни бахаи в Иране начинаются после школы.

Ширин было сказано, что, так как она бахаи, она не может поступить в университет. У нее был только один выбор - записаться в подпольный университет бахаи - Институт высшего образования бахаи (ИВОБ), основанный в середине 80-х годов преподавателями и студентами-бахаи, которых выгнали из вузов после исламской революции.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Молодым женщинам разрешается учиться в университетах Ирана, но при условии, что они не исповедуют религию бахаи

Ширин поступила в ИВОБ в 1994 году. Тогда там было лишь два отделения - науки и религии. Она решила заниматься сравнительным религиоведением.

Лекции проходили в частных домах по всему Тегерану. Ширин понадобилось шесть лет, чтобы окончить этот подпольный университет, но она натолкнулась на непреодолимое препятствие. Она не могла поступить в аспирантуру и не могла найти никакой работы по своей специальности.

Вскоре после этого началась волна преследований интеллигенции бахаи. В подпольных лекционных залах проходили обыски, а многие преподаватели ИВОБ были арестованы.

Жизнь Ширин становилась все труднее. Когда у нее возник шанс получить визу в Великобританию, чтобы работать прислугой, она схватилась за него обеими руками.

"Я сразу подала заявление, не теряя времени. Мне было все равно, какой категории была эта виза. Мне надо было уехать", - говорит она.

Ширин приехала в Британию в 2003 году и оказалась в Скарборо. Днем она работала на какую-то семью, а по вечерам - в итальянском ресторане. Но она ни на минуту не забывала, зачем она сюда приехала, не забывала о своей мечте.

Одним темным и туманным утром она явилась в Бирмингемский университет, заявила, что у нее диплом из подпольного университета в Иране и что она хочет поступить в аспирантуру.

К ее большому удивлению, через неделю ее пригласили в университет и предложили ей место.

"Это было просто чудом: я ничего подобного не ожидала, я даже мечтать об этом не могла, - говорит Ширин. - До сего дня я считаю, что это лучшее вознаграждение за то, что я никогда не отказывалась от своей веры".

Ширин закончила аспирантуру в 2006 году и переехала в США, к брату. Именно в Америке многие ее родственники, друзья и знакомые получили убежище от религиозных преследований.

Image caption Ширин (справа) в Нью-Йорке

Тем временем в Иране началась новая волна преследований бахаи.

В 2008 году семеро членов административного совета бахаи Ирана были арестованы и обвинены, среди прочего, в шпионаже в пользу Израиля. После процесса в "революционном суде" в 2010 году они были приговорены к заключению на сроки до 20 лет.

В это же время еще одна девушка из общины бахаи, по имени Мона, подавала документы на поступление в Тегеранский университет.

"Я прошла вступительные экзамены, и они должны были прислать мне карточку, на которой содержится, как и где следует пройти процесс регистрации. На карточке нужно было написать свою религиозную принадлежность, - говорит она. - Я написала, что я не мусульманка. Там можно было указать "другая религия", и именно это я и сделала. Возможности сказать, что я бахаи, не было".

"Затем они вернули мне карточку со словами: да, теперь ты можешь зарегистрироваться, - но они написали на ней, что моя религия - ислам", - говорит Мона.

"В нашей религии запрещено лгать о своей вере, даже под угрозой смерти. Так что я написала им снова, что я не мусульманка. Они мне ответили: хорошо, тогда ты не можешь поступить в университет".

Как и в случае с Ширин, у нее остался только один вариант - поступить в подпольный университет. Этого времени, говорит Мона, она никогда не забудет.

"Я помню лица всех моих друзей, которые приехали из других городов, - рассказывает она. - Иногда им было нужно 16-20 часов, чтобы добраться до Тегерана. Они выглядели такими усталыми".

"Это было тяжело. Одна лекция, например, длилась с 8 утра до полудня в восточной части Тегерана, а вторая - с двух до шести - но в западной части города! Иногда преподаватели там физически не присутствовали, они читали лекции по "Скайпу", так как жили в Америке или Канаде", - продолжает Мона.

По окончании университета она столкнулась с теми же проблемами, что и Ширин, и пошла тем же путем.

В 2009 году она бежала в Нью-Йорк через Австрию. США предоставляют убежище беженцам от преследований на религиозной почве.

Когда я встретилась с ней в кафе близ Колумбийского университета, она только что получила диплом магистра по психологии. Счастью ее не было предела.

"Это потрясающее чувство. Я сама не могу поверить, что все это произошло. Когда я закончила ИВОБ, власти арестовали всех моих преподавателей, преподавателей бахаи. У нас даже не было церемонии вручения дипломов.

Image caption Мона получила диплом магистра

В США живет одна из крупнейших в мире общин бахаи. Все началось в 1912 году, когда Абдул-Баха, сын Бахауллы, основателя этого религиозного течения, провел почти год в Америке, распространяя новую религию.

Дипломы ИВОБ признаются большинством американских университетов, и многие волонтеры ИВОБ живут в Америке.

"В Иране студенты и профессора могут оказаться в тюрьме, за то, что они студенты и профессора. Они не занимаются сложным делом, они занимаются делом опасным", - говорит профессор Тейн Террил. Он перешел в веру бахаи, и сейчас организует онлайн-курсы для будущих учителей в аспирантуре.

"Эти студенты так же мотивированы, как и человек посреди пустыни без воды", - говорит он.

Сидя в кафе в здании в Верхнем Вест-сайде в Нью-Йорке, где в прошлом была гостиница "Ансония", в которой останавливался Абдул-баха, Ширин говорит, что так и не понимает, чем бахаи не угодили властям Ирана.

"Абдул-Баха подчеркивал, что Восток и Запад должны быть вместе, - говорит она. - По-моему, коллективистский подход к жизни - это то, что считается частью восточной культуры, а индивидуалистский подход считается присущим западной культуре. И когда они смешиваются, получается замечательная культура!" - говорит Ширин.

Новости по теме