"Мой кумир оказался пропавшей сестрой" - история Дженнифер Брикер

Выступление Дженнифер Брикер Правообладатель иллюстрации christy ann linder

Воздушная гимнастка Дженнифер Брикер родилась без обеих ног, но к 11 годам сумела стать чемпионкой штата. Гимнастикой она занялась, увидев выступление Доминик Мосеану на Олимпиаде 1996 году. Тогда Брикер решила, что станет такой же, несмотря ни на что. А когда девушки через много лет встретились, оказалось, что их связывает гораздо больше, чем можно было предположить.

Шэрон и Джеральд Брикер удочерили Дженнифер, когда ей было всего несколько месяцев. У девочки были большие карие глаза, сияющая улыбка и, казалось, бесконечные запасы энергии. Когда врач предложил паре носить ребенка в специальном приспособлении, похожем на ведро, они отказались.

Скоро Дженнифер научилась ходить и бегать, на руках и бедрах. Она без страха лазала по деревьям и вместе с тремя старшими братьями часто прыгала на батуте. "Они все это поощряли - разрешали мне прыгать со всего подряд и пугать всех до полусмерти," - рассказывает она.

Правообладатель иллюстрации jeniffer bricker

В три года девочке поставили протезы, но она так и не привыкла к ним до конца - без протезов ей было легче передвигаться.

В школе Дженнифер любила участвовать в командных играх. "Я играла вместе со всеми," - говорит она. "Мои родители не относились ко мне как к особенной, поэтому мне и не казалось, что я чем-то отличаюсь от других. Я знала, что у меня нет ног, но это не мешало мне делать то, что я хотела," - рассказывает девушка.

Брикеры никогда не скрывали от Джениффер, что она приемный ребенок. "Я знала, что я румынка, и что, скорее всего, меня отдали на усыновление, потому что у меня нет ног," - говорит девушка.

Шэрон и Джеральд хотели, чтобы Дженнифер попыталась понять своих приемных родителей, иммигрантов из Румынии, которые отдали ее на удочерение сразу после того, как она родилась. "Ты не была на их месте и не знаешь, что происходило у них в голове. Они приехали из другой страны. У них другая ментальность," - объясняли ей.

Приемные родители постоянно напоминали Дженнифер о том, что она любима и нужна им.

Будущая гимнастка выросла в крошечном городке в Иллинойсе и никогда не видела человека из Румынии, откуда, как она знала, приехали ее биологические родители. Впервые она увидела другую румынку по телевизору, в 1996 году, когда смотрела Олимпийские игры.

Дженнифер очень нравилось смотреть выступления женской сборной по гимнастике. Одна гимнастка, 14-летняя Доминик Мосеану, ей особенно нравилась. Мосеану была всего на шесть лет старше, и по словам Дженнифер, "была очень маленькой", как и она сама.

"Меня к ней тянуло, потому что мы были похожи, а для меня это было очень важно," - рассказывает Дженнифер. "Когда я росла, я не видела никого, похожего на меня. Я не знала никого из Румынии. Я очень ясно увидела в ней себя, и для меня это было очень важно," - рассказывает девушка.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Доминик Мосеану выступает на бревне, летняя Олимпиада в Атланте, 1996 год

Мосеану и женская сборная выиграли золотую медаль, и тогда Дженнифер решила, что тоже станет гимнасткой. Она начала заниматься акробатическими прыжками на дорожке. Девушка не хотела, чтобы тренеры делали скидки на ее инвалидность. "Когда я участвовала в соревнованиях, я знала, что меня оценивают по-настоящему," - говорит она.

Она помнит, что, увидев ее, зрители обычно бывали озадачены: "Ух ты, у нее нет ног - она будет сорвеноваться?"

"Но когда я выступала, поддержка была невероятной", - рассказывает Дженнифер. "Болельщики всегда кричали и апплодировали, потому что я не позволяла делать для себя исключений - никаких", - говорит девушка.

В возрасте 10 лет Дженнифер приняла участие в юношеской Олимпиаде, которую проводит американский союз спортсменов-любителей. Эти игры считаются самыми крупными в США соревнованиями для юных спортсменов. К 11 годам девушка стала чемпионом штата Иллинойс по акробатическим прыжкам на дорожке.

Дженнифер продолжала следить за своим кумиром, Доминик, которая теперь появлялась в прессе совсем по другим поводам. В 1998 году, когда Доминик было 17, она подала на своих родителей в суд, обвинив их в незаконной трате миллиона долларов, который гимнастка получила за победу на Олимпиаде. В ходе слушаний всплыли истории о том, что отец жестоко обращается с Доминик. В итоге гимнастке удалось получить юридическую независимость от родителей и самой стать хозяйкой заработанных ею денег.

Правообладатель иллюстрации Alamy
Image caption Доминик Мосеану в суде, на заднем плане фигура ее отца

Когда Дженнифер было 16 лет, она спросила у матери, есть ли нечто, что ее приемные родители не рассказали ей о биологических. Обычно родители рассказывали ей абсолютно всё, поэтому девушка удивилась, когда ее мать сказала, что от Дженнифер действительно кое-что утаили.

Затем мать усадила Дженнифер на кровать и сказала: "Если бы ты осталась у биологических родителей, твоя фамилия была бы Мосеану."

В том, что это значило, сомнений не было. "Как только я это услышала, я сразу сказала: "Ух ты, значит, Доминик - моя сестра"," - говорит Дженнифер.

Чета Брикеров узнала об этом совершенно случайно. Удочерение Дженнифер должно было быть закрытым, то есть имена ее биологических родителей не должны были разглашаться. Однако они все же появились на документах, и Брикеры их увидели. Позже, во время трансляции Олимпиады 1996 года, на экране возникли лица матери Доминик Мосеану Камелии и ее отца Думитру. Когда появились титры с их именами, Брикеры поняли, что смотрят на родителей своей приемной дочери. Но рассказать об этом Дженнифер решили, когда она станет постарше.

Узнав правду, Дженнифер захотела связаться с Доминик, но сделать это нужно было правильно. "Я не могла просто позвонить ей и сказать "Привет, я твоя сестра" - я не хотела, чтобы она посчитала меня сумасшедшей."

У Дженнифер нашелся дядя, работавший частным сыщиком, которого она попросила связаться с ее биологическими родителями. Они не отрицали, что отдали ребенка в детский дом, но, ответив на первый звонок, перестали снимать трубку. "Было очевидно, что они хотели и дальше держать мое существование в тайне," - говорит она.

Четыре года спустя Дженнифер написала сестре письмо, в котором рассказала о себе и о том, как Доминик вдохновила ее на занятия гимнастикой.

"Я сама не могла поверить: ты всю жизнь была моим кумиром, а теперь оказалась моей сестрой!" - написала она.

К письму Дженнифер приложила копии всех документов, которые у нее были, и свои фотографии - но только выше пояса. "Я инстинктивно решила не говорить ей, что у меня нет ног. Я подумала, что это, может быть, будет уж чересчур: она узнает, что у нее есть сестра, про которую она ничего не слышала. Про ноги я ей расскажу попозже", - рассказывает Дженнифер.

Доминик было уже 26 лет, профессиональной гимнастикой она больше не занималась. В ее жизни многое происходило. Она вышла замуж за спортсмена, и они ждали своего первого ребенка. До родов ей нужно было успеть сдать выпускные экзамены. На фоне всего этого 10 декабря 2007 года Доминик поехала на почту забирать пакет, о котором ей пришло извещение.

Она открыла увесистый конверт, когда вернулась в машину. Первым, что она увидела, были какие-то судебные документы с подписями ее родителей. Это ее заинтриговало. Потом она увидела фотографии девушки, очень похожей на ее младшую сестру Кристину. "Сходство было невероятным," - рассказывает Доминик. Наконец она развернула аккуратно напечатанное письмо. Ей сразу бросилось в глаза одно предложение: "Фамилия моих биологических родителей - Мосеану".

"Это было величайшим потрясением в моей жизни, я никогда этого не забуду," - говорит Доминик.

Она должна была узнать, было ли все написанное в письме правдой. Не выходя из машины, она позвонила матери, жившей через несколько часовых поясов, и разбудила ее вопросом: "Вы отдавали на усыновление маленькую девочку в 1987 году?"

"Я задала вопрос прямо, и это было, наверное, самое резкое пробуждение в ее жизни," - рассказывает Доминик.

Ее мать заплакала. Она сказала "да", но больше ничего сказать не смогла.

"Я очень за нее переживала, потому что она была вынуждена все эти годы хранить такую тайну," - говорит Доминик.

Следующие несколько недель были полны суматохи. Доминик написала Дженнифер, что ей нужно время, чтобы осмыслить полученную информацию, и объяснила ей, что готовится родить ребенка.

"Мне нужно было ответить себе на некоторые вопросы и понять, как такое могло произойти," - объясняет старшая сестра.

Отец Доминик в то время сильно болел, и общаться с ним было трудно, но Доминик удалось выяснить, что решение отдать Дженнифер принял он, прямо в роддоме, из страха, что они не смогут оплачивать ее медицинские счета. Мать ребенка не спросили, после родов у нее даже не было возможности взять Дженнифер на руки.

Правообладатель иллюстрации Jennifer Bricker
Image caption Дженнифер Брикер в возрасте одного года

Ребенок Доминик родился под Рождество, а через пару недель, 14 января, она была готова впервые позвонить сестре. Она нервничала и даже подготовила для себя письменные "шпаргалки", но сестры быстро разговорились.

А потом Дженнифер решила пойти в лобовую атаку. "Кстати, ты в курсе, что у меня нет ног?"

Потрясенная Доминик замолчала, спрашивая себя, как это сочетается с тем, что она уже знает про Дженнифер.

"Она сказала мне, что именно благодаря мне занялась гимнастикой, и я подумала, что это прекрасно," - рассказывает Доминик. "Я даже не представляла, что она столько занимается спортом, не имея ног," - говорит Доминик.

Той весной Доминик, Дженнифер и их младшая сестра Кристина впервые встретились в Огайо, где Доминик жила.

Правообладатель иллюстрации Jennifer Bricker
Image caption Доминик Мосеану (слева), Кристина Мосеану и Дженнифер Брикер (справа)

"С одной стороны, это было очень сюрреалистично, похоже на сон," - говорит Дженнифер. "Но с другой, все было очень естественно. К этому моменту стало абсолютно ясно, что у нас общая ДНК. Когда я знакомилась с младшей сестрой, я будто смотрела в зеркало," - добавляет она.

Сестры удивлялись тому, сколько у них общего. Один и тот же смех, общие жесты... Но когда они начали рассказывать о прошлом, оказалось, что их истории были очень разными.

"У них не было той любви и поддержки, которые были у меня. В их прошлом были оскорбления, потрясения и секреты. Их детство не было легким", - говорит Дженнифер.

Чета Мосеану, бывшие гимнасты, приехали в США в 1981 году, бежав от действовавшего тогда в Румынии режима Николае Чаушеску. Вскоре после их приезда в Америку родилась Доминик, и они мечтали, что дочь станет следующей Надей Команечи.

Как-то раз, когда Доминик было шесть месяцев, ее поднесли к веревке для сушки белья и, когда девочка схватилась за нее, отпустили, оставив висеть. Ребенок держался, пока не порвалась веревка. "Для них это был знак того, что я стану великой гимнасткой," - говорит Доминик. Ее отец очень любил рассказывать эту историю. К сожалению, методы тренировки, которыми пользовался и он, и тренеры Доминик, были наследием коммунистической эпохи.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

По словам Доминик, ее постоянно унижали и отчитывали за "лишний" вес и за любые недочеты в ее выступлениях. "Думали, что все это приведет к успеху," - говорит она. "Но такие вещи наносят огромный ущерб самооценке маленького, растущего ребенка." Вдобавок на горизонте всегда маячила фигура авторитарного отца, грозившего физическим наказанием.

"Мы все считаем, что мне в таких условиях было бы не очень хорошо расти," - говорит Дженнифер.

"Мои родители никогда не общались близко с детьми-инвалидами," - говорит Доминик.

Отец сестер умер до того, как Дженнифер смогла с ним познакомиться, но в январе 2010 года, в возрасте 22 лет, она впервые встретилась со своей биологической матерью, Камелией.

"Я помню все так подробно, будто это происходило в замедленной съемке," - говорит Дженнифер.

"На ней была меховая шапка. Такой восточноевропейский стереотип," - рассказывает она.

"Ей не верилось, что я могу быть настолько похожа на сестер, и она инстинктивно начала говорить по-румынски", - рассказывает Дженнифер. Доминик пришлось переводить.

Женщины обнялись, и Дженнифер показала сестрам и матери видео со своими выступлениями, включая выступление на батуте, которое исполняла во время турне с Бритни Спирс. "Она была очень удивлена и понимала, что сама не смогла бы дать мне такую жизнь," - говорит Дженнифер.

Дженнифер не злилась на мать и считает, что ее успехи - это заслуга ее приемных родителей. "Они дали мне свободу, чтобы я могла не жить в обиде," - говорит она.

Правообладатель иллюстрации jennifer bricker
Image caption Дженнифер с родителями, Шэрон и Джеральдом Брикер

Дженнифер говорит, что сердцем понимает свою мать.

"Вы знаете, моя мать во многом была жертвой домашнего насилия," - говорит она. "Её жизнь не была легкой, и я сейчас не пытаюсь ее оправдать, просто это правда," - говорит она.

Сейчас сестры живут в разных штатах, но стараются, по возможности, видеться чаще. Дженнифер путешествует по миру с лекциями и выступает как воздушный акробат.

"Она великолепна. Когда видишь ее там, в воздухе, видна ее страсть," - говорит Доминик. "Как старшая сестра я ею горжусь - она действительно исполняет свои мечты."

Правообладатель иллюстрации Jennifer Bricker
Правообладатель иллюстрации Jennifer Bricker

Похожие темы

Новости по теме