Ветераны российских спецслужб о пытках: на войне все средства хороши

Акция протеста Amnesty International в Мексике Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Пытки - не только американская проблема. На этой фотографии активист Amnesty International протестует против пыток в Мексике

Президент США Дональд Трамп заявил, что допускает мысль о применении пыток в отношении подозреваемых в терроризме.

"Они стреляют, они отрезают головы нашим гражданам - и не только нашим - просто потому, что те оказались христианами на Ближнем Востоке. Если ИГ [запрещенная в России организация "Исламское государство" - прим. Би-би-си] творит то, о чем мы даже не слышали еще со Средних веков, почему я должен испытывать отвращение к пытке водой?" - так он ответил на вопрос журналиста американского телеканала Эй-би-си.

"Клин клином вышибают", - добавил Дональд Трамп.

По словам нового президента Соединенных Штатов, он обсуждал эту тему с высокопоставленными сотрудниками спецслужб, и они заверили его, что пытки действительно помогают добиться результата.

Корреспондент Русской службы Би-би-си Павел Аксёнов попросил ветеранов российских спецслужб прокомментировать вопрос об эффективности и допустимости пыток.

Петр Фефелов, ветеран отряда специального назначения "Витязь", эксперт по безопасности:

Би-би-си: Трамп говорит, что его советники из спецслужб заявили об эффективности пыток.Как вы считаете могут ли они быть эффективным методом расследования?

Петр Фефелов: Все, что приводит к цели, по мнению того или иного специалиста, все эффективно.

Если у кого-то это работает и приносит результат, то человек напротив этого действия ставит галочку или плюсик.

Если специалисты в области спецслужб сказали, что это дает результат, то я склонен поверить в это.

Но статистики вам, к сожалению, никто не даст.

Би-би-си: Ну а если отвлечься от статистики, как вы лично считаете, пытки эффективны?

Петр Фефелов: Я думаю, что это эффективно.

Би-би-си: Но ведь под пытками человек может сказать все что угодно - то, чего от него добиваются?

Петр Фефелов: Ну вот смотрите, есть какое-то банальное преступление, бытовуха. На человека оказано физическое давление, и он сознался, это одно.

Но когда мы говорим о подготовке к какому-то глобальному правонарушению, которое может повлечь за собой гибель сотен тысяч людей, и от человека под тем или иным воздействием получается добыть информацию, которая приводит к следующему источнику...

Вот это и имелось в виду, когда говорилось о результате, а не просто о бытовой ссоре, которая привела к какому-либо преступлению.

Би-би-си: Сотрудники спецслужб не боятся, что в ответ на применение пыток джихадисты также начнут пытать своих пленников?

Петр Фефелов: Есть правило, которое не относится ни к какой национальности: на войне все средства хороши. Все, что приводит к успеху, к достижению цели, все оправдано.

Если перед сотрудником сидит человек, который, по его мнению, является носителем той или иной информации... Они не чураются ничего, для того чтобы получить эту информацию.

Би-би-си: Как к пыткам относятся в российских спецслужбах? Это как-то регламентируется или хотя бы обсуждается?

Петр Фефелов: Знаете, даже если где-то что-то есть... Хотя сейчас все стараются держаться в правовых рамках: очень хорошо работают юристы международные внутри [страны], и [чуть появится] любая царапина, человек сразу пишет бумагу, привлекает следственные органы. Сейчас это на жестком контроле.

Но ни один сотрудник какой-либо структуры не скажет вам: "Да, мы это обсуждали". Все скажут: "Нет такого".

И я вам действительно скажу, что сейчас кто-то даже для галочки в бытовом преступлении старается не применять какого-то физического воздействия ни в коем случае.

Может быть какое-то психологическое... Но доказательной базы преимущественно хватает, чтобы человек признал свою вину.


Виталий Демидкин, полковник, ветеран Центра специального назначения России, группы "Альфа":

Би-би-си: Как вы считаете, могут ли пытки быть эффективными в случае расследования террористических преступлений?

Виталий Демидкин: Я думаю, что да. Если бы, не дай бог, случилось что-нибудь с близкими, я бы зубами грыз человека, чтобы узнать где они находятся и как спасти...

Би-би-си: Но ведь человек под пытками может сказать что угодно, выдать любую информацию?

Виталий Демидкин: Ну в принципе да, согласен. Тогда что-нибудь "обезволивающее", так называемую "сыворотку правды", какие-нибудь такие средства.

Все средства хороши. Но вся информация должна перепроверяться.

Пытки, обезволивающее, еще раз пытки. Но только если это нужно в целях обеспечения государственной безопасности.

Здесь сотруднику спецподразделений нужно идти на все. И действовать нужно очень жестко.

Они нас не жалеют, разрывают наших детей, наших жен, устраивают теракты, почему мы должны с ними мягко обходиться?

Би-би-си: Как в российских спецслужбах обстояло дело с пытками? Обсуждали ли между собой такие методы?

Виталий Демидкин: Когда я служил, дело до пыток не доходило, а сейчас, когда прошло восемь лет, все средства хороши.

Я, к сожалению, близко не общаюсь, там ребята мне в сыновья годятся.

Но я думаю, предполагаю, что можно и на пытки пойти.

Но вы правильно сказали: вместо того, чтобы пытать человека, лучше обойтись медикаментозно.

Би-би-си: Почему в ваше время не применяли пытки, а сейчас вы допускаете мысль, что такое может происходить?

Виталий Демидкин: Я не больше чем только допускаю такую мысль, что такое возможно. Просто мысль.

А что изменилось? Участились теракты. Посмотрите, что в Европе делают, что у нас.

И может быть, не обо всем пишут. Может быть, какие-то [сообщения] замазывают, чтобы не волновать общественность.

Но в принципе, работают сейчас хорошо. Мы берем на ранних стадиях, я имею в виду те заявления, которые делал [директор ФСБ Александр] Бортников.

Спецподразделения знают, что на нашей территории определенное количество [экстремистов]... Но почему-то не берут, ждут когда те проявят себя, чтобы взять с поличным - и что-то можно было доказать.

Я думаю, что лучше действовать пожестче.

Би-би-си: А в те времена, когда вы служили, были ли какие-то формальные запреты на пытки?

Виталий Демидкин: Конечно, были. Если мы кого-то из бандитов берем, то его пальцем нельзя трогать - после того, как надели браслеты.

А мне кажется, надо было их стрелять направо и налево.

Новости по теме