Таджикско-узбекская граница по-прежнему разделяет семьи

Граница Правообладатель иллюстрации TASS / Maxim Slutsky
Image caption Протяженность таджикско-узбекской границы составляет около полутора тысяч километров.

Никто из детей Сони Сатаровой - жительницы Сурхандарьинской области Узбекистана - еще никогда не был на родине своей матери в Таджикистане. Сразу после распада Советского Союза в стране началась гражданская война, а когда прошли неспокойные времена, между Узбекистаном и Таджикистаном был введен визовый режим.

Родительский дом Сони Сатаровой в приграничном таджикском селении Вахдат отделяет от ее собственного жилища в узбекском Саросие всего лишь несколько десятков километров, но женщина редко навещает родных в Таджикистане.

"Мои родители еще в советские времена выдали нас с сестрой замуж за родственников, живших в соседнем Узбекистане. Вся моя семья осталась в Таджикистане. Тогда границы были открыты, никто и подумать не мог, что наступит время, и мы не сможем видеть друг друга, когда захотим", - рассказывает Соня Сатарова.

Image caption Соня Сатарова сейчас очень редко приезжает в Таджикистан

"Я приехала навестить больного брата, ему уже 71 год. Мы не знаем, сколько мы проживем. Для того, чтобы получить разрешение увидеть родного человека мне пришлось выстаивать длинную очередь. Это тяжело и дорого. К свадьбе готовятся заранее, а вот смерть нельзя запланировать. Нам, чтобы проститься с близкими людьми, нужно отправлять телеграмму, получить визу, вместо того, чтобы просто приехать и попрощаться. Неправильно все это", - сетует женщина.

"Легче дойти, чем доехать"

Протяженность таджикско-узбекской границы составляет около полутора тысяч километров. Сотни лет на этих территориях совместно проживали граждане теперь независимых государств. Многие из них не только соседи, но и родственники. От границы до домов сельчан несколько десятков метров.

Ахтам Назаров - житель приграничного таджикского кишлака Вахдат - рассказал, что его родная сестра живет в узбекском селении, расположенном в трех километрах от таджикско-узбекской границы.

На машине это расстояние он преодолевал бы за пять минут, раньше он ходил пешком к ней. После введения визового режима общение родственников почти прекратилось. Им удается увидеть друг друга только раз в год, иногда еще реже.

Image caption Ахтам Назаров встречается с родственниками в лучшем случае раз в год

"Моя сестра живет совсем тут рядом. Легче дойти, чем доехать. Но видимся мы только, когда есть какие-то мероприятия - свадьбы или похороны, а просто увидеть родных невозможно, потому что нужна виза. Несколько лет назад жители приграничных селений переходили границу в неустановленных местах, но с этим сейчас очень строго, да и на границе установлены заграждения", - поясняет Ахтам Назаров.

20 февраля, впервые за 23 года, из Душанбе в Ташкент должен был вылететь первый самолет с пассажирами. О восстановлении прямого авиасообщения стороны договорились в конце прошлого года.

Прямые перелеты между Таджикистаном и Узбекистаном были прекращены в 1993 году в связи с обострением политических отношений.

Однако рейс таджикской авиакомпании "Сомон Эйр" по маршруту Душанбе - Ташкент был отменен. В понедельник утром узбекские авиационные власти отправили таджикским коллегам уведомление об отказе в приеме первого рейса.

Image caption Шамсихон Оева не видела родную дочь уже 10 лет

Как сообщил Русской службе Би-би-си источник в авиационных властях Узбекистана, главной причиной отказа стала нерешенность технических вопросов.

"Между странами до сих пор не подписано соглашение об авиасообщении. Кроме того, не решены технические вопросы, которые еще находятся в процессе обсуждения. Почему таджикские коллеги не поинтересовались, готов ли Ташкент принять рейсы из Душанбе, прежде чем приступить к полетам? Нет никаких политических мотивов в этом отказе, есть только нерешенная техническая сторона", - сообщил источник Русской службы Би-би-си.

Ранее в посольстве Узбекистана в Таджикистане Русской службе Би-би-си сообщили, что Душанбе и Ташкент договорились о восстановлении прямого авиасообщения, прерванного 23 года назад. Соответствующий протокол был подписан в Душанбе в ходе встречи официальных делегаций двух стран.

Закрытая граница

Многие жители Таджикистана и Узбекистана надеялись, что непростая ситуация в отношениях двух стран может измениться после смерти президента Ислама Каримова.

Особенно на это рассчитывают жители приграничных селений на таджикско-узбекской границе.

"Я не видела родную дочь 10 лет, а сейчас еду к ней на похороны своего зятя. И живет она рядом, я могу за 15 минут пешком добраться до дома дочери. Но нас разделяет закрытая граница. Все эти годы мы говорили с ней только по телефону. Я даже собственных внуков не видела", - говорит Шамсихон Оева, жительница приграничного таджикского селения Нуристон.

Зять Шамсихон Оевой родом из Узбекистана. В советские времена приезжал к родным в Таджикистан, где и увидел ее дочь. Молодые друг другу понравились, сыграли свадьбу и уехали в Узбекистан.

"Граница тогда была открыта, ее вообще не было. Сели на машину и приехали навестить родных, когда захотели. В Россию к сыновьям езжу постоянно, хотя где она - тысячи километров разделяют наши страны. Мои сыновья живут и работают там, а в соседний Узбекистан не могу, хотя вот она рядом, всего пару километров", - сокрушается женщина.

Image caption 43-летняя узбечка Махлие Содикова сейчас живет в Таджикистане, но на родине осталась вся ее семья - сестры и братья

Отношения Таджикистана и Узбекистана на протяжении многих лет остаются более чем прохладными, несмотря на общее историческое и культурное прошлое, связывающее два государства.

Многие эксперты называют эти отношения своеобразной холодной войной. Между странами много лет нет прямого авиасообщения, введен визовый режим и заминирована граница.

Жительница приграничного таджикского селения Вахдат Махлие Содикова очень надеется, что президенты двух стран Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев смогут договориться и наладить отношения.

43-летняя Махлие Содикова родилась и выросла в Узбекистане. В 1993 году вышла замуж за родственника, который живет в Таджикистане. Теперь она таджикская гражданка, но в Узбекистане осталась вся ее семья - сестры и братья.

"Два года уже не видела родных. В паспорте заполнена страница пограничного контроля, надо новый документ получать, а денег нет. Пятеро детей у меня. Я домохозяйка, работает только муж. С работой сейчас тоже сложно. Еще и виза нужна, а она тоже стоит денег, да и в Душанбе нужно за ней ехать, а это еще расходы. Сестре в Узбекистане тоже нужно для получения визы ехать в Ташкент. От Саросие до Ташкента далеко, от нее до нас совсем близко, но граница закрыта, поэтому не видимся. Очень хотелось бы, чтобы визу отменили", - отмечает Махлие Содикова.

Image caption У Гафура Хаитова своя продуктовая лавка на границе

Гафур Хаитов, житель приграничного таджикского селения Вахдат, владеет небольшой торговой точкой на таджикско-узбекской границе. Он говорит, что до введения визового режима границу переходили сотни человек, а сейчас здесь почти нет людей.

"Открытие границы, конечно, хорошее дело. Люди станут ездить друг к другу. Хорошо для общения, для ведения бизнеса, торговых отношений. Моя сестра живет в Ташкенте. Я давно ее не видел. Нам нужен паспорт, виза, для этого всего нужны деньги, которых у нас нет. Пока все, что я могу заработать, уходит на нужды семьи", - отмечает Гафур Хаитов.

В отношения двух стран сохраняется множество и других нерешенных вопросов, и смогут ли стороны найти компромисс, пока сказать сложно.

Узбекистан выступает против практически всех водно-энергетических инициатив Душанбе и строительства крупных ГЭС в Таджикистане и Киргизии.

В Таджикистане считают, что запуск новых энергоблоков позволит стране добиться энергетической независимости, а государствам Центральной Азии - наладить постоянное энергоснабжение.

Страна испытывает большие проблемы с электроснабжением. В зимнее время большая часть республики обесточена.

Однако Ташкент высказывает опасения, что дополнительные станции вызовут серьезные экологические проблемы в регионе и приведут к нехватке воды для потребления и орошения в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане.

Осложняют отношения соседей и споры вокруг использования трансграничных рек.

Минные поля на таджикско-узбекской границе

В 1999 году таджикско-узбекская граница была заминирована в одностороннем порядке по решению узбекских властей, по официальной версии - для защиты от проникновения террористических групп.

По официальным данным таджикской стороны, за последние годы от взрывов мин на таджикско-узбекской границе пострадали сотни людей. Жертвами мин в основном становятся простые жители приграничных районов.

Ситуация усугубляется тем, что таджикская сторона не имеет точных данных о расположении и протяженности границы, где заложены мины. Экономические проблемы заставляют людей переходить границу в неустановленных местах. Они пасут скот, собирают дрова, наконец, навещают родственников в соседней стране.

Географическое расположение Узбекистана дает возможность абсолютного контроля железной и автомобильной дорог, ведущих в Таджикистан через территорию Узбекистана. Душанбе не раз становился свидетелем того, что железнодорожные грузы на границе Узбекистана задерживали без каких-либо объяснений.

Наблюдатели полагают, что именно такая позиция Ташкента заставила таджикские власти всерьез задуматься о строительстве альтернативных железных и автомобильных дорог, способных избавить страну от коммуникационной зависимости. Некоторые из задуманных проектов сейчас реализуются.

Наблюдатели полагают, что кто бы ни пришел к власти в Ташкенте, статус-кво, скорее всего, сохранится, хотя определенные сдвиги в открытии коммуникаций или визовых послаблениях вполне возможны.

И хотя наблюдатели скептически относятся к возможности кардинального потепления таджикско-узбекских отношений, простые жители двух стран очень надеются на улучшение отношений со своим ближайшим соседом.

Новости по теме