Пресса Британии: побежденный джихадист по-прежнему опасен

Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Готовность ветеранов ИГ вернуться в Британию ничего хорошего не предвещает
  • Шансы Марин Ле Пен на победу могут оказаться выше, чем нам кажется
  • 9-часовой ночной сон - признак деменции?

Опасайтесь джихадистов,возвращающихся домой

"Смерть британского подрывника-смертника вскрыла проблемы в отслеживании джихадистов. Готовность "ветеранов" ИГИЛ вернуться на родину ничего хорошего не предвещает" - длинный, обстоятельный подзаголовок редакционной статьи Times раскрывает ее суть.

Как напоминает газета, уроженец Манчестера Рональд Фиддлер, предпочитавший, чтобы его называли Джамаль аль-Харит, подорвал себя в автомобиле на западной окраине Мосула, объявив свою смерть жертвой во имя дела "Исламского государства".

В течение нескольких лет он содержался в американской тюрьме Гуантанамо, откуда вместе с другими заключенными-британцами был освобожден без предъявления обвинений после общественной кампании и лоббирования британского правительства.

"Этот инцидент нужно рассматривать как серьезное предостережение, - считает Times. - За возвращающимися домой ветеранами называемой ими "священной войны" должно вестись пристальное наблюдение. Эти люди радикализированы до предела и могут питать лютую ненависть к Британии".

Газета напоминает, что освобожденные заключенные требовали от британского правительства компенсации, утверждая, что оно несет ответственность за их содержание в тюрьме. Опасаясь риска обнародования в открытом суде секретной информации, правительство пошло на сделку с 16 бывшими заключенными, заплатив каждому из них примерно по одному миллиону фунтов стерлингов.

В Британии, куда они вернулись после освобождения, они считались невиновными. Практика обращения с заключенными в Гуантанамо достаточно известна для того, чтобы предположить, что данные ими там признания могли быть сделаны под давлением, говорится далее в статье.

Никакого суда над ними не было. При освобождении Харита в 2004 году комендант Гуантанамо заявил о его непричастности к "Аль-Каиде" или "Талибану". Однако обстоятельства его первоначального ареста говорят, что в качестве подозреваемого участника боевых действий он должен был по меньшей мере находиться под наблюдением. Власти, однако, утратили всяческий интерес к бывшим заключенным. В свое оправдание, правда, они могут сказать, что осуществлять слежку за всеми практически невозможно.

В среду бывший премьер-министр Тони Блэр отстаивал свою роль в освобождении содержавшихся в Гуантанамо британцев. По его словам, главным возражением оппозиционных тогда парламентариев-консерваторов по выплате компенсации бывшим заключенным была медлительность правительства в решении этого вопроса. В деле Харита Блэр пытается теперь переложить ответственность на своих преемников. "Компенсацию он получал не от нас, а уже в 2010 году от консерваторов" (Хотя, указывает в скобках Times, на самом деле это было коалиционное правительство).

"Проблема на самом деле куда шире и глубже, чем подобное отфутболивание политической ответственности, - полагает Times. - В 2004 году Блэр заявил, что ему совершенно очевидна насущная необходимость создания в стране адекватной инфраструктуры и механизма для защиты нашей собственной безопасности".

В деле Харита, однако, эта инфраструктура вопиющим образом проявила свою несостоятельность.

Она оказалась неэффективной и при Блэре, и при коалиционном, и при чисто консервативном правительствах. Системные сбои, цепь ошибок позволили Хариту не только самому отправиться в Сирию в 2014 году, но и год спустя присоединиться к нему его жене и детям. Трудно избавиться от ощущения, что улыбка Харита, запечатленного на фотографии за рулем начиненного взрывчаткой автомобиля, в котором он подорвался, означает на самом деле насмешку над Западом.

Эксперты по борьбе с терроризмом часто говорят о трудностях в поиске иголки в стоге сена. Харит не был иголкой. Он был совершенно очевидным и увесистым булыжником.

Главная ошибка, по мнению занимавшегося анализом антитеррористического законодательства независимого юриста лорда Карлайла, слова которого цитирует газета, состояла в выплате Хариту компенсации. "Не было никаких оснований выплачивать ему даже пенни. Он был, говоря прямо, террорист, и потенциально опасный террорист", - убежден Карлайл. Полученный им миллион фунтов просто запутал ситуацию и придал Хариту ощцщение безнаказанности.

Жизнь и смерть Харита должны послужить предостережением, пишет Times. По мере затягивания петли вокруг группировки ИГ в Мосуле и Ракке, многие из находящихся там 400 боевиков-британцев могут предпочесть вернуться домой, вместо того, чтобы продолжать сражаться. Среди возвращающихся наверняка будут и готовые мстить за поражение халифата.

"Побежденный джихадист не менее опасен, чем джихадист, торжествующий победу. Страна должна быть готова к этой надвигающейся угрозе", - так заканчивает свой редакционный комментарий Times.

Шансы Макрона на победу не так высоки, а Ле Пен - не так плохи

"Шансы Марин Ле Пен на победу могут оказаться выше, чем нам кажется", - под таким заголовком Financial Times публикует статью научного сотрудника Оксфордского университета Судхира Хазарисингха, анализирующего разворачивающуюся во Франции предвыборную президентскую кампанию.

Самой характерной чертой нынешней кампании автор статьи считает решительный вызов, брошенный французскому политическому истеблишменту.

Бывшие ведущие политики Николя Саркози и Ален Жюппе потерпели сокрушительное поражение на первичных выборах. А утративший последние признаки популярности действующий президент Франсуа Олланд был вынужден отказаться от участия в выборах - беспрецедентное событие в истории президентских выборов во Франции.

Для завершения картины политолог напоминает, что бывшего премьер-министра Мануэля Вальса оттеснил на первичных выборах Социалистической партии более радикальный Бенуа Амон.

"Все это решительно напоминает недавние события в Британии и США, завершившиеся "брекситом" и победой Дональда Трампа, - пишет Хазарисингх. - Но есть в этом и широко распространенное во Франции недоверие к политическим партиям, само по себе являющееся частью направленной против истеблишмента популистской традиции".

Главной отличительной чертой нынешней кампании, отмечает аналитик, является ее непредсказуемость. Еще в конце 2016 года казалось, что кандидат республиканцев Франсуа Фийон уверенно движется к легкой победе - до тех пор, пока пресса на выявила продолжавшиеся в течение двух десятилетий финансовые злоупотребления с его стороны.

И хотя Фийон пережил предъявленные ими обвинения и принес извинения, коррупционный скандал нанес непоправимый удар по его рейтингу.

Главным бенефициаром падения Фийона стал Эммануэль Макрон - бывший министр экономики в правительстве Олланда, выдвинувший себя как независимый центристский кандидат. Главная притягательность Макрона, по мнению автора статьи, - его энергия молодости, очевидный ум, глобальное мышление и уверенность в том, что французам уже давно приелись застаревшие дебаты между правыми и левыми.

Декларировав себя в качестве независимого, Макрон стал набирать очки и быстро обошел Фийона в рейтингах. Однако и его подстерегал скандал. Неосторожное высказывание о колониальной войне в Алжире как о преступлении против человечности вызвало бурю возмущения со стороны консерваторов.

"Интересна сама по себе неспособность французской элиты соотнести себя с колониальным наследием страны, - отмечает Хазарисингх. - Но в то же время скандал подчеркнул и главную слабость Макрона: его уязвимость перед нападками и критикой при чуть ли не при первом конкретном оценочном суждении (до сих пор его кампания характеризовалась крайней неконкретностью)".

Неудачи Фийона и Макрона - прекрасная возможность для двух главных кандидатов левых - Амона и Жана-Люка Меленшона, считает автор статьи. Оба стоят на позициях прогрессивного популизма. Во многом их программы пересекаются. Это могло быть возможность их объединения, что в свою придало бы силы левым, которые большую часть президентства Олланда находились в состоянии ступора. Однако пока переговоры между двумя политиками ни к чему не привели.

На фоне почти обезвреженного правого фланга, раздробленного левого и уязвимого центра сильно возрастают шансы крайне правого "Национального фронта" и его лидера Марин Ле Пен, предостерегает политолог. Сегодня она - явный фаворит, и хотя, по опросам, во втором туре она должна проиграть любому оппоненту, разрыв ее предполагаемого отставания все время сокращается.

До сих пор избрание президентом представителя "Национального фронта" считалось во Франции немыслимым. Однако подобное мы уже слышали - прямо у себя дома, иронично отмечает Хазарисингх.

Если французская политическая элита немедленно не сконцентрируется, то сторонница "фрексита" и поклонница Трампа может оказаться в Елисейском дворце. Шансы Марин Ле Пен на победу куда выше, чем вам кажется - таким предостережением завершает свой анализ газета.

Слишком долгий сон указывает на риск слабоумия

Daily Mail публикует статью, посвященную новому исследованию американских ученых. Данные наблюдений над пациентами в возрасте старше 72 лет, проведенные крупнейшим американским исследовательским центром по изучению рисков сердечных заболеваний, показали, что люди, продолжительность ночного сна которых превышает девять часов, удваивает риск всех типов слабоумия и болезни Альцгеймера.

Исследователи изучали поведение около 2,5 тысяч человек в течение 10 лет.

Ранее считалось, как пишет газета, что неспособность подняться с постели является симптомом, а не причиной изменений в мозгу, которые ведут к болезни Альцгеймера.

Руководитель исследования Мэтью Пэйз из медицинского центра Бостонского университета сказал в интервью Daily Mail, что информация, полученная от пациента об избыточной продолжительности его ночного сна, может быть очень полезна для прогноза на развитие клинической деменции в течение десяти лет. По его мнению, пациентам, которые сообщают о слишком долгом ночном сне, должны быть сделаны тесты на состояние памяти и мышления.

Роза Санчо из британского центра по исследованию Альцгеймера отмечает, что нетипичный цикл сна достаточно обычен для больных деменцией, но новое исследование дает возможность предположить, что изменение сна может наступить намного раньше, чем начинаются другие известные симптомы, прежде всего, потеря памяти.

Другой ранний симптом, который удалось обнаружить исследователям, - ранняя утрата обоняния.

По мнению ученых, новые данные могут способствовать ранней диагностике деменции.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com