Саудовская Аравия и Китай: от взаимозависимости к союзу?

Король Саудовской Аравии Салман бин Абдулазиз аль Сауд Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Саудовская Аравия - крупнейший поставщик нефти в Китай.

Король Саудовской Аравии Салман бин Абдулазиз аль Сауд прибыл с официальным визитом в Китай.

Вообще турне главы королевства по азиатским странам главным образом призван пропагандировать масштабную программу диверсификации саудовской экономики до 2030 года, однако можно не сомневаться, что у лидеров двух стран найдется много других тем для беседы.

Сотрудничество Китая и Саудовской Аравии в последние годы набирает обороты, и в этом многие аналитики видят признаки изменения стратегических приоритетов Поднебесной.

Что могут предложить друг другу Пекин и Рияд?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с китаистом Андреем Карнеевым и арабистом Андреем Остальским.

М.С.: Китайская пресса очень много писала о визите короля Саудовской Аравии Салмана бин Абдулазиза аль Сауда. Китайскую прессу, особенно которая выходит на английском языке, вряд ли можно считать независимой или оппозиционной, но тон освещения визита, который начался сегодня и продлится до 18-го числа, напоминает передовицы газеты "Правда". Вам не показалось?

А.К.: Мне показалось любопытным, что между Китаем и Саудовской Аравией уже установлены отношения всестороннего стратегического партнерства. Мы в России долгое время гордились, что у нас есть с Китаем такие отношения, оказывается, китайцы с саудовцами тоже уже такие отношении установили. Год назад был визит Си Цзиньпина на Ближний Восток, когда он одновременно посетил и Саудовскую Аравию, и его заклятого друга - Иран, и Египет. Сейчас публикуется много материалов, но понятно, что на Востоке по-другому быть и не может. Все мобилизовано, чтобы показать, что между этими странами многолетняя дружба, стратегическое сотрудничество, и всякие виды партнерства. Но цифры действительно показывают, что есть основания для таких очень оптимистических сообщений, которыми пестрит китайская печать.

М.С.: Цифры торгового оборота за прошлый год - примерно 42 млрд долларов. Это, конечно, много денег в категориях отдельно взятого человека или даже маленькой страны. Но для Китая это не такая уж большая сумма?

А.К.: Я имею в виду, что Саудовская Аравия - крупнейший поставщик нефти в Китай. Китай - вторая экономика в мире, теперь готов еще больше наращивать свои инвестиции в Саудовской Аравии. Есть большой спектр проектов, которые саудовцы проинвестировали на территории Китая. Эти страны традиционно находились друг от друга далеко. Напомню, что Саудовская Аравия - последняя из арабских стран, которая установила с Китаем дипотношения. Это произошло через год после знаменитой тяньанмыньской трагедии 1989 года, когда уже все давно с Китаем установили отношения. С учетом этих обстоятельств, это довольно динамичный рост. С учетом научно-технического потенциала, который есть в Китае, и огромных финансовых ресурсов, которые есть в Саудовской Аравии, перспективы неплохие.

М.С.: Бюджетный дефицит там, в связи с недавним падением цен на нефть, даже в прошлом году составлял около 80 млрд долларов, а в предыдущий едва не достиг сотни. Что касается скорости, с которой были установлены отношения и развивается это сотрудничество, надо понимать, что и король у саудовцев новый. Он же взошел на трон в 2015 году? Мы тогда с вами об этом разговаривали. Он пользуется репутацией человека достаточно консервативного, как и многие пожилые члены саудовской королевской семьи. Но, с другой стороны, объявленная около года назад программа Vision 2030 - самая крупная попытка диверсифицировать саудовскую экономику - справедливо будет предположить, что без китайских денег, которых там достаточно много, она, скорее всего, обречена на провал, в немалой степени потому, что больше ни на какие деньги, а, главное, технологические новшества рассчитывать не приходится. Европа занята собой, американцы заняты собой.

А.О.: Конечно же, король Салман гораздо более консервативная фигура, чем его предшественник, король Абдалла. Он, к тому же, нездоров, и, судя по всему, состояние его здоровья все больше ухудшается, но именно с этим связано то, что реальная власть в стране все больше переходит в руки его сына Мухаммеда бин Салмана, принца. Он не прямой наследник престола, он заместитель наследника престола, но реальная власть фактически в его руках. Идея этого Vision-2030 - это его программа, его идея, безумная, как некоторым показалась, что можно довести долю экспорта Саудовской Аравии в мире до 50% за счет наращивания не связанных с энергетикой, нефтью, полезными ископаемыми ресурсов, то есть чтобы наполовину экспорт саудовский был не нефтяным. Насколько это реально, об этом можно спорить, но что Саудовская Аравия всерьез собирается двигаться в этом направлении, безусловно. Экономическая взаимозависимость Китая и Саудовской Аравии колоссальна. Мы уже говорили, что поставщик нефти номер один в Китай - Саудовская Аравия, она уже давно его главный внешнеэкономический партнер. Объемы эти растут, обе страны готовы их развивать. Китайская программа "один путь, один пояс", создание глобальной сети вокруг старинного Шелкового пути и морского пути из Китая в Европу и Америку не противоречит саудовским амбициозным планам. Обе стороны находят в них взаимную дополняемость, поэтому экономически все там хорошо, и есть перспектива для все более тесного взаимовыгодного сотрудничества. Проблемой являются политические отношения. Там не все так безоблачно, как обе стороны хотели бы изобразить. Есть некоторый груз прошлого. Недаром Саудовская Аравия последней из арабских стран установила с Китаем дипломатические отношения, очень долго поддерживала близкие отношения с Тайванем. Одна из главных причин - боязнь коммунистической экспансии и полное неприятие Саудовской Аравией атеистической идеологии, марксизма. Из-за этого же были проблемы и в отношениях с СССР. Некоторое беспокойство по этому поводу, неуверенность относительно идеологической совместимости сохраняется до сих пор. Но когда власть стала переходить в руки принца Мохаммеда, появились попытки и это преодолеть. Молодежные обмены, культурные, в области образования - что-то намечается, но обе стороны немножко подозрительно друг на друга смотрят. Есть еще колоссальная уйгурская проблема. Уйгуры - сунниты. Суннитов Саудовская Аравия должна поддерживать по определению, но те же уйгуры составляют значительную часть ИГ, с которым Саудовской Аравии совсем не по пути. Формула очень сложная, там много разных слоев и аспектов. Значительная часть принцев Саудовской Аравии, целый класс, управляющий страной, с достаточной симпатией относятся к попыткам уйгуров бороться за свою, по крайней мере, религиозную автономию. С такими настроениями королю Салману и принцу Мохаммеду приходится считаться. И самая главная политическая проблема называется Иран. Китай долгое время именно Иран считал своим главным военно-политическим партнеров в регионе, что Саудовскую Аравию совершенно не устраивало. Сейчас Китай официально предлагает свое посредничество в своем конфликте между Саудовской Аравией и Ираном. Это совершенно напрасная затея, потому что, с точки зрения саудовских руководителей, и принц Мохаммед от этой позиции не только не отступил, но и придерживается ее еще решительнее, это игра, которую они ведут в регионе, и каждая маленькая победа одной стороны - это поражение другой. Так что до посредничества тут дело не дойдет.

М.С.: Суннито-шиитский конфликт - это тема для совершенно отдельной беседы. Мы ее неоднократно поднимали, боюсь, будем и дальше. Насчет визита в китайской прессе сквозила еще одна любопытная вещь. Много пишут о том, что у двух стран есть потенциальная возможность наладить просто сказочные отношения, потому что обе, хотя и находятся далеко друг от друга, принадлежат к восточной культуре. Если придерживаться условного деления на Запад и Восток, наверное, обе на Востоке. Но говорить об общем социальном или культурном коде преждевременно?

А.К.: Как востоковед, я должен возразить. Все, что не относится к западной цивилизации - это восточная. Могут быть разные точки зрения, но...

М.С.: Но в пределах восточной цивилизации, Саудовская Аравия и Китай - не одно и то же.

А.К.: Это разные цивилизации. Если выражаться в терминологии Хантингтона, каждая в своей цивилизации является стержневой страной. Китай вообще - это и страна, и цивилизация. Но, если вернуться к современности, то это первый такой визит саудовского монарха. Он будет в том регионе находиться целый месяц, а по старым правилам должен был бы поехать в Вашингтон, укрепить там связи. Но, чтобы показать неудовольствие политикой Трампа, его поворотом от глобализма к выпячиванию узконациональных интересов США, король едет: Малайзия, Индонезия, Япония, Китай. Это зримое проявления поворота на Восток, который так долго обсуждался в России. Оказывается, поворот на Восток свойственен не только российским политикам. И китайцы тоже говорят, что эпоха доминирования Запада уходит, и на ее место приходит полифония различных цивилизаций, стран, культур. И в Китае есть понимание, что мы все азиаты, и нам легче договориться, чем с европейцами, которые навязывают нам свои ценности. А мы, особенно если речь идет о торговле и инвестициях, никаких ценностей не навязываем. Китай эту тему уже давно отрабатывает. Мы строим в Азии и Африке железные дороги, и никаких китайских ценностей не навязываем. Высказывания об азиатских ценностях, с одной стороны, является политической игрой, но, в то же время, и реальностью.

М.С.: Это гораздо полезнее понимать стратегам на Западе, нежели на Востоке. Еще один интересный аспект связан с Ираном. Известно, что всюду, куда китайцы приходят с долгосрочными намерениями, они приносят деньги, теперь технологии, и, что имеет меньшее значение сейчас, рабочую силу. Последняя сильно дорожает. Но деньги и технологии сегодня важнее, чем при строительстве египетских пирамид. Но с некоторых пор, лет десять, китайцы приносят и оружие. Давайте не забывать, каким огромным оружейным рынком является Саудовская Аравия. И расходы, относительно ВВП, огромны, и происходит это все регулярно. И если раньше саудиты покупали в основном западное оружие, американское, то сейчас этот рынок может быть занят достаточно успешными китайцами. Это определенным образом отразится на России. По состоянию на февраль, Саудовская Аравия опять оттеснила Россию на второе место. Но вопрос не только о торговом взаимовыгодном сотрудничестве Китая и Саудовской Аравии, а о более широких его аспектах. Тут возникает проблема с тем, что в Заливе и так неспокойно. Плюс еще Иран и Турция, с которой теперь непонятно, что делать. И сверху еще ИГ. С одной стороны, китайское оружие сейчас будет саудитам очень кстати. С другой стороны, можно ли предположить, что Китай на это пойдет в открытой форме?

А.О.: Китай может на это и пойти, с оглядками, решая, какие виды вооружений могут быть поставлены, какие нет. Тут есть несколько аспектов, и один в том, что есть очень неудачный опыт военного сотрудничества Китая и Саудовской Аравии. Лет двадцать назад, когда это сотрудничество только начиналось, Китай поставил Саудовской Аравии устаревшие ракетные системы, которые оказались ни на что не годными. По этому поводу был страшный взрыв гнева у саудитов, которые сочли, что их просто обманули. После этого сохранялось некоторое время напряжение. Но сейчас все в прошлом, забыто. И идет речь о том, что, в числе прочего, могут быть поставлены какие-то новые ракетные системы. Министр обороны Китая говорил в начале этого года, когда туда приезжал принц Мохаммед готовить визит своего отца и заодно прощупывать китайскую сторону, открыто говорил, что теперь военное сотрудничество может быть выведено на принципиально новый уровень. Тогда эта цитата обошла весь мир. США, Иран, Россия восприняли это с удивлением и интересом. Пока реального воплощения это не нашло, хотя некоторые символические жесты уже сделаны. И, возможно, в ходе визита короля будут подписаны какие-то военно-технологические конкретные соглашения. А то, что уже произошло, и всех удивило, - это совместные учения 15-дневные, которые устроили Китай и Саудовская Аравия. Правда, это было учение спецназов, антитеррористической направленности, но важен первый шаг. И как символ, и как практическое мероприятие. Вопрос Ирана - краеугольный камень для Саудовской Аравии. В гораздо большей степени, чем для Китая. Задача этого визита - немножко оттолкнуть Китай от Ирана. Наверняка такая задача ставится, потому что ничего важнее для Саудовской Аравии нет. Но с начала года произошло некоторое изменение. Саудовская Аравия была особенно зла на президента Обаму, из-за его соглашения о ядерной сделке с Ираном, которую Саудовская Аравия считала для себя просто катастрофой. По этому поводу даже с Израилем у Саудовской Аравии произошло негласное сближение, весьма активное. Отчасти этим был продиктован такой решительный поворот к Азии. Показать, что они независимы. С тех пор пришел президент Трамп, некоторые заявления которого Саудовской Аравии никак не могли понравиться, его антиисламская риторика. Но все это перекрыто надеждами, что главной направленностью американской политики в регионе будет антииранская. Это саудитов не может не радовать. Они очень на это рассчитывают, и антиамериканизм начинает выдыхаться. Идет энергичное прощупывание американской позиции со стороны Саудовской Аравии. Учитывая странное, непоследовательное поведение американского президента, ни в чем уверенным быть нельзя. Но сейчас колоссальные надежды на отмену ядерной сделки с Ираном саудиты возлагают. Поэтому сердить Америку слишком тесным сотрудничеством с Китаем в политической области вряд ли саудовские руководителя будут сейчас настроены.

М.С.: В современном Китае для политики не характерно в таких конфликтах занимать чью-то одну сторону. Если высокотехнологичное оружие будет продано Саудовской Аравии, то и Иран может на это рассчитывать?

А.К.: В Китае смотрят немного по-другому на эту ситуацию. Для Китая Саудовская Аравии и Иран в каком-то смысле равноценные партнеры. Они понимают, что Саудовская Аравия имеет больше влияния в регионе, чем Иран. Она главная страна для всех суннитов, она имеет серьезные позиции в Совете сотрудничества арабских стран Залива, и так далее. Но и Иран для китайцев является ключевой страной, которой они помогали. Много писалось, что во времена антииранских санкций многое делалось через Китай. Я думаю, будут продолжать в равной степени. В прошлом году во время визита Си Цзиньпина даже количество подписанных соглашений было схоже - с Ираном 17 соглашений, с Саудовской Аравией - 14. Что касается поставок оружия, в интернете много всяких догадок и сообщений насчет того, что, несмотря на видимость того, что Саудовская Аравия прислушивается к мнению Вашингтона и не идет на сотрудничество в военной области, на самом деле тайные контакты много лет подряд осуществляются, в том числе и сейчас ведутся переговоры о поставке ракетных систем. Поэтому нельзя исключать и новых моментов во внешней политике Саудовской Аравии, тем более, что сам визит как бы специально предназначен показать новое направление на Восток. Понятно, что те связи, которые наработаны еще со времен Рузвельта, будут определять саудовскую позицию, но никто не может заставить их отказаться от возможностей, которые сейчас открываются на восточном направлении.

М.С.: Надо еще суметь этими возможностями воспользоваться. Насколько принц Мохаммед сможет, если потребуется, повернуть Саудовскую Аравию на восток и вывести ее из ультраконсервативной эпохи, если в этом возникнет необходимость?

А.О.: Взгляды принца на культурно-социальную модернизацию страны остаются в достаточной мере загадкой, от него поступают противоречивые сигналы. Но то, что он экономический реформатор и модернизатор, очень убежденный и целенаправленный, - это безусловно. Но для него иранский фактор является важным и главенствующим во внешней политике. Если бы завтра Трамп обещал принцу Мохаммеду, что отменит ядерную сделку и вообще всячески ограничит возможности Ирана в Сирии и других частях региона, то принц пожертвовал бы сотрудничеством с Китаем, я не сомневаюсь. Но надеяться на это было бы наивно, поэтому надо иметь запасные ходы и, конечно, развивать экономику и сотрудничать с Китаем, развивать отношения, и добиваться от Китая кое-чего. Феноменальная вещь - Китай поддержал правительство антишиитское, антииранское. Для Саудовской Аравии это был важный жест со стороны Пекина.


Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Похожие темы

Новости по теме