"Русские евреи" Леонида Парфенова. Мнение историка

  • 17 марта 2017
Постер фильма "Русские евреи. Часть 2" Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption Вторая часть фильма "Русские евреи" - галерея портретов советских евреев, которые, по мнению авторов, успешно ассимилировались в СССР

23 марта выходит в прокат вторая часть документальной трилогии Леонида Парфенова "Русские евреи". Корреспондент Русской службы Би-би-си Всеволод Бойко посмотрел фильм вместе с доктором исторических наук Олегом Будницким и спросил, что он думает об увиденном.

Вторая из трех серия проекта охватывает период с 1918 по 1948 год (год провозглашения независимости Государства Израиля, а также убийства председателя Еврейского антифашистского комитета Соломона Михоэлса).

Повествование построено как галерея портретов известных евреев: Льва Троцкого и Якова Свердлова, Марка Шагала и Леонида Утесова, Исаака Бабеля и Юрия Левитана. В ленте фигурируют и десятки других фамилий еврейских политических деятелей, музыкантов, журналистов, режиссеров и даже диверсантов.

Фильм изобилует кадрами хроники, оживающими портретами исторических деятелей, реконструкциями и анимацией. Звуковое сопровождение включает не только советские хиты 20-40-х годов, но и редкую, аутентичную аудио-хронику. Сам Леонид Парфенов то залезает на крышу дома Шагала, то катается на антикварном велосипеде по Дворцовой площади Петербурга.

Автор и ведущий предупреждает, что "не надо возлагать на фильм задачи научного труда". По словам Парфенова, "сказать за всю Одессу не может ни одно документальное кино", а он при съемках ориентировался на самую неискушенную аудиторию.

Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption Леонид Парфенов призывает воспринимать его фильм не как научный труд, а как кино для обывателя

Би-би-си: Олег Витальевич, вы бы посоветовали смотреть этот фильм условному обывателю, не искушенному в истории?

Олег Будницкий: Условному обывателю посоветовал бы по двум обстоятельствам.

Во-первых, условный обыватель мало что вообще знает о евреях в русской культуре и истории. Этот фильм дает какое-то представление о наиболее известных, знаковых фигурах. Представление, конечно, очень поверхностное, что неизбежно, учитывая количество затронутых персоналий и отведенное для этого время.

Во-вторых, фильм сделан в фирменном парфеновском стиле, его интересно смотреть.

Би-би-си: Как вы сказали, в фильме русские евреи показаны через галерею портретов известных политиков, писателей, артистов. Некоторые ставят Парфенову в вину, что он во второй части фильма (в отличие от первой) не рассказывает о жизни рядовых евреев. Вы разделяете позицию этих критиков?

О.Б.: Вполне разделяю. Название фильма "Русские евреи" не соответствует действительности. Это фильм о некоторых элитарных фигурах. Причем исключительно о тех, которые сыграли выдающуюся роль в российской политической и культурной жизни.

Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption Авторы нередко используют во второй части фильма огромные портреты вождей революции, стоящие посреди чистого поля

Би-би-си: Один из главных посылов фильма в том, что до начала борьбы с "космополитизмом" евреи в Советском Союзе жили так же, как другие советские граждане, а, может быть, и лучше. Так ли это?

О.Б.: Это вопрос, на который нельзя ответить однозначно. Надо понимать, что евреи были очень разные. Главная мысль Парфенова (а я смотрел и первую, и вторую часть трилогии) - в том, что смысл существования евреев - это стать русскими. Во втором фильме проводится идея о том, что им это прекрасно удалось. Мол, советские люди даже не понимали, что перед ними евреи, а определяли их очень условно как "южан", "одесситов".

Но надо понимать, что были большие массы евреев, еще говорящих на идише. Были люди религиозные, которые либо лишились возможности отправлять религиозные обряды, либо [при советской власти] стали гонимыми. Были евреи, чье существование было исторически связано с торговлей, финансами, ремеслом. Они [при советской власти] лишились своего дела. Я уже не говорю о тех, кто входил в деловую и профессиональную элиту Российской империи - предпринимателях, юристах, которые также лишились источников существования. То есть евреи были очень разными.

В то же время советская власть дала евреям невиданные ранее возможности. Евреи получили равные права с остальным населением еще по декрету Временного правительства. Началась миграция из черты еврейской оседлости в крупные города. Были сняты ограничения на получение среднего и высшего образования, которые существовали в Российской империи, и евреи хлынули в высшие учебные заведения.

Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption В фильме Парфенов в своей фирменной манере ставит себя на место исторических деятелей

В относительных цифрах евреи были самыми образованными, самыми продвинутыми, занимали самое непропорциональное (в хорошем смысле этого слова) место среди врачей, ученых, сотрудников государственного аппарата, становились наркомами. Были, увы, непропорционально представлены и в советской политической полиции. В 1934 году евреи составляли 45% среди руководящего состава среднего и высшего звена НКВД. Евреи были, по существу, частью элиты советского общества. Они были, на мой взгляд, самой успешной советской нацией.

Но не надо думать, что царила тишь да благодать. Да, евреи получили равноправие, были самым урбанизированным народом, самым образованным, и это им давало определенные преимущества. Но это же вызывало не слишком позитивную реакцию. В советском обществе на рубеже 20-30-х годов был очень высокий уровень антисемитизма. Более того, в этот период были кампании по борьбе с антисемитизмом: была издана масса литературы, были введены статьи в уголовный кодекс. И даже если антисемитизм [после этих кампаний] не проявлялся внешне, это не означало, что он был искоренен. На самом деле, мы видим колоссальный рост антисемитизма (низового и не только) буквально с первых же дней войны.

Парфенов, видимо, не вполне это понимает. У него в фокусе только некая узкая, элитарная категория. А и еврейский народ, и русский народ, и другие народы Советского союза вынесены за скобки. Их просто не существует в фильме. Изменение положения евреев или изменение отношения к ним связывается исключительно с действиями власти.

Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption Съемочная группа готовится к съемкам сцены убийства Льва Троцкого

Би-би-си: Авторы фильма обошли стороной тему Холокоста. Как вы думаете, почему?

О.Б.: Да, в фильме (за исключением упоминания об уничтожении евреев Белостока) вообще не затронута тема Холокоста. И это совершенно феноменально для картины о русских евреях, которая охватывает период Второй мировой войны.

Я могу только предполагать, почему авторы так поступили. Парфенов - вполне справедливо - подчеркивает, что его фильм - не монография, он снимал документальное кино с авторским взглядом. Да, с точки зрения кинематографии фильм сделан отлично, очень профессионально. В нем немало ярких штрихов, которые могут привлечь зрителя (условного обывателя).

Вот Парфенов сидит на крыше дома Марка Шагала, где когда-то, возможно, сидел сам художник. Вот нам перечисляют имена кремлевских жен - евреек. Вот показывают фотографии обнаженной Лили Брик с замечательной попкой. И я предполагаю, что упоминание в этом ряду такой серьезной темы, как Холокост, которой нельзя уделить две-три минуты, просто разрушило бы концепцию фильма.

Но если уж говоришь о евреях во время войны, то нельзя ограничиться упоминанием диктора Юрия Левитана и генерала-танкиста Семена Кривошеина, как это сделал Парфенов. Поразительно, но в фильме нигде вообще не сказано, что больше половины еврейского населения было уничтожено. Не упомянуто, соответственно, и то, что убивали евреев, в том числе, при содействии и прямом участии коллаборационистов. То есть, тех самых советских людей, которые, если верить Парфенову, уже не отличали евреев от русских. Многих из этих коллаборационистов советская власть, кстати, потом жестоко и справедливо покарала.

Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption Создание говорящих портретов: за кадром

Би-би-си: Парфенов считает, что Великая Отечественная стала моментом высшего единения евреев с советской властью. Вы с этим согласны?

О.Б.: Я бы сказал, что евреи в годы войны были самыми преданными советской власти людьми. Вопрос победы в войне был вопросом существования еврейского народа. Если бы победили нацисты, евреев бы уничтожили полностью. Но не поймите меня неправильно: евреи сражались не из чувства безысходности. Повторюсь, они были еще и одними из главных бенефициаров советской власти.

В то же время нужно отдавать себе отчет, что единение нации в войну - это элемент большого советского мифа о дружбе народов. Процитирую Бориса Слуцкого. Он писал, что на войне "народы встретились и поначалу не понравились друг другу". Среди красноармейцев где-то была дружба народов, а где-то была взаимная ненависть. Это исторический факт. В том числе, был и антисемитизм, и в высшей степени презрительное отношение к так называемым "нацменам". Но это все действительно сложные материи, конечно, не предназначенные для этого фильма.

Правообладатель иллюстрации NAMEDNI STUDIO
Image caption Похищение белого генерала Александра Кутепова еврейскими диверсантами в Париже. Реконструкция

Би-би-си: Авторы фильма, с одной стороны, утверждают, что советские евреи успешно ассимилировались. С другой стороны, они подчеркивают, что успех многих еврейских музыкантов, художников, артистов объясняется как раз их национальной самобытностью. Какое из этих утверждений о русском еврействе вернее?

О.Б.: Вы опять оперируете очень общей категорией "русское еврейство". Оно было очень разное. Те, кто мигрировал в крупные города, стремились, как правильно говорит Парфенов, ассимилироваться. В 20-е годы в СССР одна за другой закрывались школы на идише. Не потому, что советская власть к этому стремилась, а потому, что родители не хотели отдавать детей в еврейские школы. Это был тупиковый путь, поскольку на идише нельзя было получить высшее образование. В этом смысле в СССР шла такая же ассимиляция евреев, как в США, например.

Многие, действительно, уверовали в то, что найдено решение национального вопроса. Но война показала, что это совсем не так. И подавляющее большинство евреев вынесло из войны совершенно другой опыт. Я сейчас говорю даже не об упомянутых выше коллаборационистах, а о тех, кто растаскивал имущество убитых евреев, также как оставленное эвакуированными, кто занимал их пустующие квартиры или дома эвакуированных, а потом не хотел оттуда выезжать.

Я понимаю, что у каждого свое видение, это бесспорное право художника. Но вообще-то, как говорится в старом советском анекдоте, материальную часть тоже надо знать. Нельзя в фильме с претензией на историзм допускать фактические ошибки. Во втором фильме Парфенова их гораздо меньше, чем в первом, но кое-какие "блохи" есть.

К примеру, генерал Семен Кривошеин не разбивал немецкого генерала Гудериана, как это утверждается в фильме, напротив, его корпус понес огромные потери в июле 1941 года, а взять реванш у Гудериана, с которым он совместно принимал известный парад в Бресте в сентябре 1939 года, Кривошеину не пришлось.

Нужно все-таки делать факт-чекинг, проверять детали. Красоте это не повредит.

Новости по теме